НОВОСТИ

07.05. сюжетные события на новый игровой месяц

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » Враг всегда остается врагом [13 Дракониса, 9:45 ВД]


Враг всегда остается врагом [13 Дракониса, 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Враг всегда остается врагом

Дата и время: ночь с 12 на 13 Дракониса, 9:45 ВД
Место: Тень, сны участников
Участники: ГМ (Солас), Эвелин Тревельян, Морриган
Аннотация: Ужасный Волк давно знает, что против него собирают силы. Древний убежден, что это - напрасно. Возможно, стоит подточить волю тех, кто сопротивляется, но... кто следит за ним самим?

0

2

[indent]Ежедневно тень терзают сотни тысяч касаний чужих сознаний. Сотни-тысяч отголосков чужих чувств остаются оттисками вокруг. Тень - это нечто большее, но даже Солас до сих пор не может сказать, что же это "большее" - проклятие его народу или ему лично.
[indent]С этим пора заканчивать.
[indent]Горький привкус напитка на губах остается в вещном мире, то, что есть здесь, проносится мимо и переходит из состояния в состояние, пока древний мятежник не находит искру того разума и души, что ему нужны.
[indent]Он давно не смотрел на везучую и невезучую человеческую магичку, что украла Якорь, а после, не без его помощи, но так зря, расколола Сферу. Возможно, стоит ее просто убить? Эвелин Тревельян - не друг, не враг - ей не достанет сил, ей не достанет знаний... но тысячи лет сна принесли Соласу одно горькое знание: не важно какими ничтожными кажутся люди - они не останавливаются.
[indent]Фен`Харел смотрит на сознание мага, что спит - это особое знание о состоянии, особое ощущение. Он сам, в недавних пор, не может дотянуться до некоторых - они будто отрезаны от Тени, когда должны быть там, не бодрствуя. Люди что-то выдумали. Опять.
[indent]Но Тревельян просто спит. И Ужасный Волк собирается еще "разбудить" здесь и показать какой мир у его народа был отнят. Из-за жадности древних, из-за его усердия, из-за невежества пришедших людей.
[indent]Волк замирает, обращаясь "взглядом" в сторону - тут еще кто-то есть. Совсем близко в Нигде.
[indent] -  Покажись.

[nick]Ужасный Волк[/nick][status]Солас[/status][icon]http://s4.uploads.ru/QBqfx.png[/icon]

Отредактировано Мастер-бард (2018-03-01 20:39:27)

+1

3

Здесь нет предметов и света, который они могли бы отражать, но Морриган видит изжелта-серое небо, мутное, словно кисель. В его глубине плавают тёмные силуэты островков, соединённые провисшими мостами тончайших рвущихся нитей. Всё здесь - непостоянно, флюидно, и лишь громада Чёрного Города, плывущего так близко - и так далеко - всегда напоминает о своём присутствии, в какой бы уголок Тени ты не зашёл. Чёрная клякса, злокачественная опухоль в материи эфира. 
  Здесь у неё нет тела, но Морриган видит как подсознание по привычке оформляет её сущность в то, что она каждый день видит в зеркале. Она чувствует течения первозданной материи вокруг себя, видит, как сны ваяют хрупкую обманчивую реальность. Словно паучиха в центре своей паутины, Морриган ощущает её вибрации, вызванные чужим присутствием. Колдунья помнит, что прогулки по Тени - это прогулки по острию ножа, и никакая осторожность не будет лишней. Тень нужно слушать. И женщина слушает, тянет за нужные нити, позволяет эфиру обтекать свой дух, следует к чужой, древней сущности слепо, наощупь, подобно незрячим тварям Глубинных Троп, охотящимся за теплом, биением сердца и дыханием жертвы. Конечно, того, кого ищет Морриган едва ли можно назвать жертвой. Разве что только жертвой собственных проступков.

  Ветви мёртвых деревьев шевелятся без ветра и шелеста, они не отбрасывают тени. Пробираясь сквозь их заросли, Морриган приближается к Фен'Харелу со спины. Она знала, что рано или поздно Ужасный Волк придёт к однорукой Вестнице. Она ждала его.
  Он с самого начала настораживал её. Маг-самоучка, который в одиночку добился таких знаний? Так же невероятно, как если бы живший вдали от людей отшельник вдруг выстроил огромный замок, назвавшись архитектором-самоучкой. Те, кто смотрят дальше всех всегда стоят на плечах гигантов. Морриган достигла своих высот, потому что ей повезло быть обученной женщиной с душой древнего бога. Кроме того она хранила в себе знания многих поколений магов, которые посвящали свою жизнь знаниям. Но в их первую встречу Солас настаивал на том, что обучился магии сам, и Морриган решила для себя, что он просто не желает рассказывать о своём прошлом. Чтож, в некоторой степени она оказалась права, однако ведьма и представить не могла - насколько. Лишь теперь Морриган понимала, почему Солас высмеивал её знания об эльфийской истории и мифологии (признаться, мало что так нервировало женщину, как его уклончивые указания на её некомпетентность). Почему постоянно пытался сменить тему разговора, как только они с Эвелин заговаривали о Фен'Хареле или Митал. Почему его знания и сила были так велики.
  Чтож, с тех пор Морриган пришлось множество раз признать, что ей известно далеко не так много, как ей хотелось верить. Прежде всего, её ела горечь от мысли, что столько лет она бегала от матери только для того, чтобы в конце коноцв дать ей над собой абсолютную власть. Что изученная ею долийская история ещё менее достоверна, чем она думала. Что боги - это, возможно, чуть более сложное понятие, нежели просто "очень сильные маги" и "высшие драконы". Но именно потому колдунья и пришла сюда. Она умела учиться на собственных ошибках. И она хотела узнать больше. 

- Немного терпения, - Морриган вышла из-под сени едва заметно шевелящих ветвями деревьев, показывая, что она вовсе не пряталась. Она попросту не сумела бы спрятаться от того, кого долийцы считали Лордом Обмана, а потому даже не стала пытаться. По мере того, как она приближалась к нему, ступая по мёртвой земле, мир вокруг неё обретал более чёткие очертания. На обваленых стенах проступил рисунок каменной кладки, местами полыхал огонь. Посреди обломков тут и там валялись обгоревшие трупы, раскинув сухие ветви обуглившихся рук и разинув челюсти в немом крике. Им снился сладковатый запах горелой плоти, окрашеной в зеленоватый цвет нависшего над руинами разрыва. Морриган там не было, но она сразу поняла, что Эвелин снится Брешь над Храмом Священного Праха. Воспоминания захлестнули её. Место, куда она приходила в юности, чтобы подивиться, на что способны люди ради своей выдуманной веры. Место, где она в компании с Айданом встретила своего первого дракона. Впрочем, колдунье не было жаль этой громоздкой постройки. Морриган жалела Инквизитора. Она не завидовала её снам.

- Твоих рук дело? - Морриган жестом указала на пылающий вокруг кошмар, обращаясь к Соласу.

Отредактировано Морриган (2018-01-07 18:30:50)

+2

4

[indent]Эвелин смутно помнила как выглядел Храм Священного Праха - начиная вспоминать, она неизменно скатывалась в то видение, каким Храм стал... или каким его не стало. Это было трудно. Неприятно. Страшно. Но уже не так, как прежде - она уже давно не могла ничего изменить. Не могла с самого начала, когда побежала не крик, не понимая, что происходит.
[indent]Но Инквизитору снились руины Храма и она, пытаясь лишиться этой вязкой настойчивости видений, очень страстно хотела проснуться. А, вместо этого, поняла, что всё происходящее - не просто руины Храма отголосками в её снах, а руины Храма в Тени... в тот день, когда Тревельян делала выбор - кого же оставить сторожить Кошмар.
[indent]Она помнила почему выбрала Хоук. Помнила, почему пожертвовала Страудом. Помнила, что было жаль. Помнила то, что высилось над всем отрядом. Кто-то умирает, чтобы жили другие. Жан-Марк Страуд стал героем, но меньшими ли героями стали те, кто жили, посвятив себя другим.

[indent]Жить, защищая... защищая отчаянно и... иногда, напрасно - Эвелин среди обгорелых трупов. Она слышит этот резкий запах паленой плоти, расплавленных костей, сожженных, смердящих как паленые птичьи перья, волос. Она идет среди гротескных костяков-огарков, пока не слышит голоса.
[indent]Другие переходят на "зелье без снов", но магичка боится. Осторожничает, старается просто засыпать при сильной усталости и не тратить праздно ни часа сна, но, всё равно - её догоняют кошмары и наваждения.

[indent]Солас и Морриган. Фен`Харел и дочь Митал, посвященная и служащая ей. Этого достаточно, чтобы поверить во всю нереальность происходящего.[indent]Эвелин хмурится, а потом пытается посмотреть на свои ладони - во снах у нее всегда две руки и левая ладонь редко когда обьята пламенем. Сейчас лишь одна, права, и обрубок левой руки. Как в жизни.
[indent]"До странного реальный сон."
[indent]- Вы зачем здесь? - Во снах Эвелин не так воспитана.


* * *
[float=left]http://s9.uploads.ru/jb0PD.png[/float] Ужасный Волк слышит ведьму Диких земель и находит её среди чужого сна, достаточно лишь обернуться. Солас знает чья она дочь и сожалеет об этом. Но больше - о том, что его покинула.
- Моих, но ты мне сейчас не нужна. - Он отмахивается от Морриган, возводя стены из чужих грез, ему незачем даже воевать с дочерью Митал; а потом поворачивается к Тревельян, с которой прошел бок о бок целый год, которую узнал. И которую не стоит даже опасаться. Всё, что она делала, она делала благодаря его советам.
- Отступись. Тебе нужны кунари, защищай ваш мир от них. Тебе всё-равно не понять, что этот мир, то, что вы называете миром - ущербная поделка, а не настоящее совершенство. - Ужасный Волк знает, что так просто не обьянить, но Инквизитор видела руины его мира. Неужели ей не понятно - насколько то было величественно.
* * *


[indent]- Защищать от кунари? Солас... - Магичка хмурится, замечая марево, отделяющее Морриган. "Слишком странный сон".
[indent]- Кунари не пытаются разрушить мир до основания, по крайней мере. Прекрати! - Эвелин еще уверенна, что всё это ей только снится. Так уже было. Или то тоже были не просто сны?

+1

5

- Я здесь, чтобы встретиться с твоим ночным гостем, Эвелин, - ответила женщина, впрочем немного не договаривая. На плечах Инквизиции теперь лежала огромная ответственность и сложная задача. Все члены этой организации - и в особенности сама леди Инквизитор - были под прицелом взгляда Фен'Харела, а значит находились под давлением могущественного существа. И не то чтобы Морриган не доверяла Эвелин, которая за время существования Инквизиции успела доказать собственную компетентность, но все они ещё оставались людьми, которым свойственны моменты слабости. Подозревая, что Ужасный Волк предпримет попытки использовать эти моменты для своей выгоды, Ведьма Диких Земель решила, что может попросту быть рядом в это время. Хотя бы во сне, ведь
настоящее поле боя находилось именно здесь. В умах, в сердцах, в подсознании.

  Морриган сделала шаг назад, когда по мановению руки Фен'Харел возвёл между ними прозрачный, дрожащий словно стена горячего воздуха барьер. Сквозь него ещё можно было разглядеть, как в бесцветном мареве проступает фигура Инквизитора. Эвелин здесь, и Морриган чувствует, что вся тяжесть этого сна давит на неё, предназначена для неё. Древние эльфы хранили множество знаний об искусстве сновидения, и именно благодаря этому факту Морриган научилась проникать через элувиан в Тень, не затрачивая тех чудовищных усилий, какие требовались ей прежде. Однако она не знала, как манипулировать материей эфира, как сделать его податливым и ваять в нём желаемые образы, иначе она конечно развеяла бы этот кошмар. Сновидческий дар был бы ей сейчас оч-чень полезен, но за неимением его в своём арсенале, Морриган взялась за иное своё оружие.
- Не нужна? А что насчёт моего элувиана? - ведьма не была так уж уверена, что отрезанные барьером Солас и Эвелин слышат её, но для такой неуступчивой личности это не было поводом, чтобы хотя бы не попытаться. Поэтому, словно не замечая присутствия энергетической стены, Морриган добавила:
- Ты не мог ожидать, что можешь прийти в наш мир и остаться незамеченным. Я просто не имею принципиального права не попытаться установить с тобой контакт, о Ужасный Волк, ведь это по-настоящему уникальное событие, - для некоторой уверенности, что её услышат, женщина возвысила голос в той надоедливой вразумляющей и утвердительной манере, которой она так сильно злоупотребляла в молодости. - Правда, меня немного заботит вопрос: неужели у тебя нет действительно весомых аргументов, если тебе приходится использовать кошмары чтобы сломить волю Вестницы?

  Приглушённо, но достаточно отчётливо раздался голос Эвелин, и Морриган почувствовала некоторое облегчение, услышав в нём протест. Сон, видение, Тень - не всё ли равно, где отстаивать свою позицию?
- Разделяю мнение Инквизитора, - добавила Морриган, одновременно концентрируя свою волю и стараясь сгустить в центре своих ладоней накопленную энергию, - и предлагаю тебе объяснить нам обеим, что за прекрасный новый мир ты собираешься строить? В конце концов, мы обе заинтересованы в магии. Возможно, ты смог бы нас убедить?

  Сквозь пелену преграды Эвелин могла увидеть, как руки Морриган охватывает тёмная дымка. Женщина пыталась повлиять на конструкцию созданного Соласом барьера, расщепить её, сменить сложную структуру заклинания энтропийным хаосом, грубо расшатав хитрое сплетение магических нитей. Конечно, она вовсе не была уверена в успехе своей операции, скорее даже наоборот, но она была здесь за тем, чтобы не давать Фен'Харелу обрушивать всё своё внимание и свою силу на Эвелин. Ведьма старалась хотя бы немного отвлечь.

+2

6

[indent]Солас слышал молодую ведьму, бесстыдно занявшую знание его народа, сквозь муть возведенных стен, когда ту не слышала Тревельян. Слышал и едва кривился, сардонически усмехаясь. нужен ли ему единственный элувиан. Нужно ли для этого договариваться с последней из дочерей Митал... не совсем настоящей Митал. О... он помнил свою давнюю подругу во всем величии. Когда-то их храмы стояли друг напротив друга, когда-то их сила сплеталась, порождая чудеса гармонии.
[indent]Ему не нужен элувиан, сам по себе. Но согласится ли последняя прислужница Митал просто ему покориться? Это было интересной темой для измышлений. Солас еще вернется к этому, но сейчас зудение чужой силы и голоса лишь действовало на нервы - Морриган научилась слишком многому, если проникала в чужие сны, почти как сновидец.

[indent] - Ты не можешь мне приказывать, Инквизитор. - Фен`Харел обращается к женщине и едва взмахивает рукой. В его распоряжении все время мира, в его распоряжении любое построение сна женщины. Чего она боялась? Пауков? Но это будет слишком просто. Она боится иного - поражения. 
[indent] Солас создает разрушенный Скайхолд и тень от него Скайхолд величественный - величественнее того, что был у Инквизиции; тот, прежний - очень легко разрушить то, что возводилось на твоей земле, при твоем участии. Инквизиция так и не поняла зачем были огромные помещения - в них стояли элувианы. Много. Соласу, когда он задумал Низвержение, нужно было больше, чем Перекресток... это потом всё пришлось разрушить.

[indent]- Я предлагал тебе жить спокойно, доживать свои дни. Леди Тревельян, тебе ведь не хочется больше воевать. Ты устала. Отступись. Отзови своих людей. Вы не сможете ничего мне противопоставить. На моей стороне справедливость и вся правда этого оболганного мира. Мира, где люди себе приписали победу над эльфами, мира... - Осекается.
[indent] - Ты не сновидец, последняя прислужница Митал. У тебя нет здесь силы. - Ужасный Волк в этом почти уверен, но структуры небрежно возведенного марева обтекают и рушатся. Кем бы не была эта ведьма, она - дочь своей матери.

[indent]- Убедить вас? Инквизитор видела правду о мире элвен. Видела свет и славу настоящего мира. Видела и может представить каким величественным было мироздание, где души и духи были осязаемы и не терзались гранью Завесы. А ты - он обвиняюще указывает перстом на ведьму. - Ты держишь в своей памяти весь разум жрецов Митал и до сих пор не можешь понять какой мир утерян и почему его стоит вернуть? - Солас грустно усмехнулся, глядя на двоих, уже не разделенных маревом.

[indent]- Вы глупы и вы не готовы. Вы держитесь за свои жизни и не способны смирить гордость. Мир, в котором магия будет проистекать во всем и из всего. Мир, где демоны и духи будут успокоены и мы сами станем вещными и неприкасаемыми для них, потому что мы будем из того же мира. Этот мир уничтожило разнообразие и разногласия. Ваш... обломок мира, ваш Тедас уничтожает на же беда. Я не совершу ошибок прошлого.


[indent]Эвелин

[indent]Теперь-то было понятно, что это не сон или нет - сон, но тот, в котором есть что-то большее, чем просто связь с Тенью. Здесь была, почему-то, Морриган и Солас, на самом деле, говорил всё то, что говорил, а не был лишь плодом дурных воспоминаний и караулящего за гранью Кошмара.
[indent]Тревельян нахмурилась и шагнула в сторону ведьмы - если бывшая советница по оккультным делам могла здесь что-то противопоставить Ужасному Волку, было глупо не подойти. Даже не смотря на то, что у Эвелин было слишком много вопросов к беглянке, которая исчезла после боя с Корифеем.[indent]А ведь могла бы и попрощаться, хотя бы.

[indent]Всё, что говорил Солас, вписывалось лишь в одну фразу: "Мне не нужны живые люди" и это Эвелин не нравилось. Да, бывший маг-отступник никогда не выражал человеколюбивых намерений, но это было перебором.
[indent]- Ты безумен. Солас и, еще не понятно не хуже ли Корифея. Тому были нужны живые. - Это было даже омерзительно. Солас, тот_прежний_Солас, не слишком-то нравился магу из-за своей вечной тайны, но он был добрее и живым. Этот...
[indent]"Или, все-таки, мне все снится?

[nick]Ужасный Волк[/nick][status]Солас[/status][icon]http://s4.uploads.ru/QBqfx.png[/icon]

Отредактировано Мастер-бард (2018-01-21 17:11:42)

+1

7

Знакомое пьянящее возбуждение подступило к граням восприятия колдующей Морриган - как всякий раз, когда у неё удавался новый магический приём. Здесь оно было совсем не таким ярким, как в материальном мире, но более глубоким и более всобъемлющим. И именно в этом таилась наибольшая опасность; стараясь держать себя в руках, ведьма досчитала до десяти.
  Она видела, что пока расщепляется магический барьер, Фен'Харел возводит в этом месте новые реалии, но Морриган не сразу узнала Скайхолд. Место, полное неисчерпанных загадок, которое стало пристанищем для неё и её сына. О, Киран влюбился в это место сразу: столько просторных залов и садов для игр, столько новых знакомых самого разного пошива. Наблюдая сыновний энтузиазм, ведьма и сама прониклась к этому месту маленькой благодарной нежностью. В этом сне оно лежало в руинах. Осыпались отстроенные и укреплённые башни, горели знамёна, чернели провалами окон стены. Ведьма криво усмехнулась и шагнула вперёд - навстречу Эвелин. Конечно, уходить, не прощаясь вошло у неё во вредную привычку. Это было несправедливо, несправедливо по отношению к женщине, которая ничего не прося взамен помогла Морриган отыскать её сына. Возможно, здесь и сейчас ведьма намеревалась показать, что несмотря ни на что Эвелин не безразлична ей.

- Для древнего бога ты рассуждаешь поразительно глупо, Ужасный Волк, - едко врезалась Морриган в монолог мужчины, скривив губы. - Я как будто слушаю полоумного старца, мечтающего вернуть "старые золотые деньки", когда трава была зеленее, а солнце - теплее.

  Женщина приблизилась достаточно, чтобы встать между Соласом и той, в чьи сны он пришёл с кошмарами в качестве дара. Она сложила руки на своей груди и продолжила с той же долей спеси в голосе, градус которой с возрастом всё слабел, но временами вновь давал о себе знать.

- Эльфы сегодняшнего дня - это дети нового мира, народ, самостоятельно развивающий свою новую культуру поколение за поколением. Без помощи покинувших их богов, они сами строят свою историю и превозмогают всё ещё сдерживающее их рабство. Среди них есть по-настоящему восхитительные самородки, и теперь судьба эльфов - в их руках, а не руках обезумевшего божества. Неужели ты так наивен, если полагаешь, что сняв оковы с раба, ты его освободишь? Я могу показать тебе сотни тысяч примеров, когда насильно освобождённые рабы навсегда оставались рабами в своих сердцах, - Морриган обошла Фен'Харела кругом, внимательно рассматривая его и не скрывая собственного любопытства. - Что они будут делать с твоим бессмертием, свободой и магией, если они не зачали, не выносили и не выстрадали их в борьбе? Что они будут делать в этом твоём новом мире, которому они не приналежат? Они больше не твои дети, и если ты имеешь к ним хотя бы толику уважения, ты позволишь им самим побороться за свои права и построить такой мир, какой они заслуживают. История должна развиваться естественным путём и любое вмешательство в её ход приносит лишь кровопролитие - ты должен это знать, о всемудрый.

  Морриган постепенно оказалась плечом к плечу с Эвелин, символически указав, кто и на чьей стороне находится.
- Будь я эльфом, я бы плюнула тебе прямо в лицо. Исковеркать их историю, покинуть их на столетия и, вернувшись, заявить что ты лучше знаешь, что для них хорошо, - голос женщины понизился, в нём послышалаьс хрипотца. - Ты сделал столько ошибок, и всё равно твоя гордыня и стыд мешают тебе признать, что ты натворил достаточно и пора бы уйти со сцены, пока не стало хуже. Ты так отчаянно хочешь всё исправить, и только усугубляешь. Но отчего-то мне не кажется, что тебе достанет мудрости принять естественный ход вещей, Фен'Харел. Мне интересно, что по этому поводу думает Митал... Неужели она не пыталась помешать твоему сумасбродству?

  Ведьма надеялась, что своей болтовнёй дала Эвелин достаточно времени, чтобы прийти в себя и понять, что происходит - в конце концов ей приходилось вести битву на двух фронтах. Она мимолётно взглянула однорукой чародейке в лицо, чтобы убедиться, что та противостоит собственному кошмару.

Отредактировано Морриган (2018-01-18 01:25:45)

+2

8

Тогда Инквизитор вышла из Тени, во плоти, но сейчас — это было лишь отголоском, сном из прошлого, который не отпускал. Солас не был уверен, что кому-либо под силу повторить ее подвиг. Конечно, Инквизитором ее сделали храброе сердце, самоотверженные поступки и муки выбора, а не Якорь, — она была искрой, что вдохновляла людей идти за собой, верить в нее. Тогда он тоже поверил. Если простой человеческий маг, пусть и не без помощи древней эльфийской магии, может спасти свой мир, то ему тоже стоит попытаться. «Безумен ли я?» — Солас отмахнулся от этой мысли, как от наваждения.

— Нет, я полностью осознаю свои поступки. Доволен ли я тем, что должен сделать? Нет. Но есть выбор, который должен быть сделан. Ты можешь меня понять, Инквизитор. Тебе приходилось выбирать. Некоторые решения просто горче других.
Инквизитор должна понять. Может понять. Пусть теперь она всего лишь женщина, которая даже не может справиться одна с собственными кошмарами, но раньше ее превозносили как святую. А для таких, как они, великих, нет других путей кроме самых сложных. Она так печальна из-за руин Скайхолда, хотя это место даже не принадлежит  ей по праву, это его дом.

«Но что Скайхолд по сравнению со всем миром, который исчез из-за моих ошибок?» — Солас неохотно обратил свой взгляд на Морриган. Она раздражала. Эту ведьму даже орлейский двор не смог обучить приличным манерам. Неужели она вздумала, что может безнаказанно приходить сюда без приглашения и нести чепуху прямо ему в лицо? Она так и осталась дикой ведьмой из Коркари, прожившей с сумасшедшей матерью. Он скрестил руки на груди подобно самой ведьме. Она хочет напасть. Обмануть, запутать. Пусть только попробует.

— Современные эльфы – сущие дети, тут я согласен. Они умудрились потерять все, что было коль сколько ценно, променяв одну неволю на другую еще более унизительную. Стали рабами людей. И что они смогут добиться борьбой и кровью? Еще одного Халамширала? Хватит! Ты смеешь называть меня глупцом, но сама, как дитя, не видишь ничего дальше своих жалких представлений о мире! Ты даже не можешь понять те знания, что получила из Источника. Я разочарован. Эльфы не должны больше страдать, почему ты предлагаешь им такое? Они не виноваты…Они никогда не были.
«Все это – лишь моя ошибка, посему и моя ответственность» — прошлое ранило больнее, чем слова какой-то ведьмы. Мы сами себе враги. Морриган же кружила, как лиса, вокруг. Может она забыла, что имеет дело с Волком? Солас предпочел стоять на прежнем:
— То есть ты считаешь, «хорошо» жить под боком у людей в жалких кварталах, где только бедность и разложение? Или, быть может, по твоему бесценному мнению, эльфы достойны прятаться в лесах, куда вы люди их загнали? Кто угодно знает, что есть другая жизнь – лучше, чем прозябание под крылом у вашей братии. Вас, людей, просто слишком много, вы  занимаете слишком много места и внимания. И никогда не знаете, где нужно остановиться. Вам и целого мира будет мало.

Люди быстро росли и быстро угасали, не в пример, его народу. Народу, который тоже в какой-то мере становился людьми. Возможно, через несколько веков не останется даже их – современных эльфов. Они исчезнут. И все, что он когда-то любил, то, чем он дорожил, просто уйдет? Он не мог позволить себе такой потери.

— Лучше стереть все это. Все проблемы исчезнут, как только этот мир обретет законный облик. Ни войны, ни крови. Надеюсь, для вас это будет также безболезненно. Но я должен их спасти. Или хотя бы попытаться. Кто вы такие, чтобы отнять у меня это?
Легким движением руки Ужасный Волк стер наваждение Скайхолда, оставив там, где они и были прежде – на руинах Храма Священного Праха. Нет…это не его рук дело. Это сон той, что не может спать спокойно. Он посмотрел в лица женщин, которые противостояли ему. Ведьма были слишком самоуверенной, ее следовало проучить. Инквизитор же…была мрачной тенью своего прошлого величия. Хочет ли он помочь ей? Он обратился сначала к той, которую следовало выгнать из чужих снов:

— Чтобы ни хотела сделать Митал, она бы не смогла. Она мертва уже столько же, сколько живет этот мир, и я скорблю о ней. Ты не достойна быть ее преемницей. — а затем, к той, которую можно было спасти. — Ведьма в чем-то права: это твои сны, миледи Тревельян. Но прогнав меня из снов, она не освободит тебя от кошмаров. Мы оба знаем, что это просто ты не в силах отпустить свои страхи и жить в мире с собой.
«Точно так же, как и я не в силах отпустить свои прошлые ошибки…» — Солас устало покачал головой. Что он забыл здесь?

[nick]Ужасный Волк[/nick][status]Солас[/status][icon]http://s4.uploads.ru/QBqfx.png[/icon]

Отредактировано Мастер-бард (2018-01-21 17:12:00)

+2

9

[indent]Если бы это было сном, то словесное сражение Морриган и Соласа было бы таким же правдивым, как сон, но это было реальностью, Тенью и это были настоящие их слова: ведьма-отступница, дочь той, кто вселила в себя Митал, спорила с Ужасным Волком. Тревельян даже стало на миг почти смешно - столь могущественные маги пришли в частичку Тени, что соприкасалась со спящим разумом Инквизитора, чтобы тут поругаться, будто воюя за ее выбор.[indent]Но разве Солас давал выбор человечеству? Он предлагал лишь в покое доживать свои дни... в самые малодушные и ужасные моменты одиночества, Тревельян почти жалела, что призналась в том, что слышала, рассказала о том, что им противостоит: иногда ей не хватало веры. Несколько месяцев, больше? Ей не хватало веры, что эту разогнавшуюся лавину можно остановить.
[indent]С Корифеем было проще и отчаяннее - Корифей всегда бросал свои пешки на стол и делал шаги навстречу. Солас - был где-то далеко и что-то творил, что-то уже происходило, а Эвелин не могла сделать ничего. Только бродить, как безумная, по миру, и кричать, чтобы были готовы, чтобы засыпали с оружием под подушкой, чтобы боялись? Сражались?

[indent]Резкие слова Морриган, звуки ее голова отрезвляли: да, именно за это Тревельян и пыталась сражаться. за свободу и против безумных планов. Именно за свою и другие жизни. Именно. Если бы не было сейчас здесь ведьмы-оборотня, последней испившей Источника скорби, что было бы? Что Эвелин решила бы? Что ответила Ужасному Волку.

[indent]- Я не выбирала за целый мир, Солас. Я не обрекала мир. Я защищала мир от того, кто обрекал его. Я не пыталась изменить мир - только сделать так, как все привыкли. - Эвелин хотела сказать "как было", но споткнулась на словах, боясь, что Фен`Харел тут же ее поймет и наче. Его "как было" было тысячи лет тому назад и один долгий сон, всего лишь, тому назад. Её "как было" совершенно недавно было, пусть не идеальным, но Тедасам, где можно было ужиться всем.

[indent]Солас обрушивал видение Скайхолда и возвращал руины Храма Священного Праха, а Эвелин всё равно видела, будто наяву и то, и другое, и чужое выражение глаз, слишком живое, чтобы быть безумным. Она ошибалась - Солас не безумец,но загнанный зверь, который знает лишь один выход из тупика.
[indent]- Научи эльфов жить иначе. Научи их бороться за свободу, не уничтожая этот мир. Зачем? Что будешь ты делать, когда Завеса рухнет? А если баланса уже не достичь, если те, кто не привыкли дышать воздухом, где духи суть его, не выживут?Ты ведь не знаешь, что будет с теми, в ком кровь бывших рабов. Здесь больше не осталось величия твоего мира, Солас, но и там, где ты хочешь его найти - только руины.

[indent]Эвелин была в собственном сне, но ей казалось, что это уже чужое, это уже кошмар общий.
[indent]Там, в замке короля Ферелдена, в отведенной ей гостевой комнате, маг кричала сквозь сон.

+2

10

Морриган хотелось раздражённо фыркнуть. Все эти разговоры о великих вещах, подвигах, изменении и защите мира, сложных выборах и борьбе с самим собой пованивали самодовольством. Она не верила в героев и альтруизм спасающих мир. Герой Ферелдена, Защитница Киркволла, Инквизитор - людская молва делала из них легендарных личностей, но ведьма как никто другой знала, что это всего лишь люди, которые попросту не могли иначе. И хотя Морриган во многом расходилась во мнениях с Эвелин: и насчёт Кругов, и насчёт Создателя, и насчёт Вивьен, под чьим руководством Церковь не только не прекратит порядком надоевший конфликт, но - по мнению Морриган - приведёт к ещё большей крови, - это были всего лишь расхождения по форме, но не по содержанию. И сейчас Инквизитор гармонично дополнила её мнение, словно прочитав мысли ведьмы.

- Выбрать конструктивный путь, в знак своего раскаяния и уважения поделиться своим горьким, но колоссальным опытом с потомками тех, чью жизнь ты исковеркал, - подтверждая слова Эвелин, твёрдо кивнула Морриган. - А не наступать на те же самые грабли. История учит нас, что невозможно искусственно навязать свои пути другим цивилизациям - это всегда приводит к расколам, войнам и беспорядкам. Или ты думаешь, что последствия твоего поступка будут легче, чем в Халамширале?.. Как насчёт тысяч эльфов, которым твой мир даром не дался и которые готовы отстаивать своё право жить здесь и сейчас?

  Морриган отвернулась от Соласа, посмотрев на застывшую посреди собственного кошмара Эвелин. В технических вопросах они всегда выбирали разные орудия для одной и той же битвы и редко приходили к конценсусу, но эта молодая женщина раз и навсегда завоевала признательность несговорчивой ведьмы не раз выручив её и Кирана. Морриган умела быть благодарной.

- Ты берёшь на себя слишком большую ношу, Эвелин, пытаясь защищать этот мир. Мир в защите не нуждается - он будет здесь, когда люди исчезнут, несмотря на Корифея или Фен'Харела. - Женщина осторожно коснулась эфемерными подушечками пальцев щеки Эвелин, и Инквизитор могла почувствовать прикосновение чужого разума к своему - прохладного и трезвого разума Морриган, который словно старался перед свою уверенность, спокойствие и поддержку. - Всё, что мы с тобой можем - это выбрать наименьшее из зол и разобраться с последствиями этого выбора. Пока ты не свернула с этого пути, ты всегда можешь найти во мне союзника, несмотря на все наши разногласия. Я знаю, что ушла не попрощавшись, - Морриган невесело усмехнулась, - эту претензию мне предъявляли не раз.

  Ведьма понизила голос, хотя прекрасно знала, что Солас их слышит.
- Но помнишь то лириумное колльцо, что я оставила в твоём сундуке, когда ты помогла мне отыскать Кирана? Нося его, ты можешь попробовать связаться со мной, если тебе понадобится моя помощь.

  Морриган, прежде никогда не выражавшая на словах своего к Инквизитору отношения, не стеснялась тепла в своём голосе - особенно сейчас, когда Эвелин терзали кошмары. Так же она успокаивала Кирана, когда тот в раннем детстве приходил к ней посреди ночи, испуганный и с быстро колотящимся в груди сердцем после очередного страшного сна.
-  У тебя больше друзей, чем ты думаешь.

+2

11

[indent]Они не понимали и упорствовали в своем, точно как Солас не собирался отступать, только у древнего эльфа было время, чтобы обдумать всё и взвесить. Ужасный Волк прошел долгий путь, он колебался, но события последних лет оставили уверенность, что путь к спасению идет через пепел непрожитых лет и горечь несбывшихся побед тех, кого уже нет и, возможно, никогда не будет.
[indent]- Ведьма не понимает, что говорит. Вы тоже, Инквизитор. Вы смотрите только на сегодня, не оглядываясь, как бы ни кричали, назад и не устремляетесь взглядом в будущее. Я освобождал свой народ и я его освободил. Мой народ стал свободен. - Голос его крепчал, пусть и не становился громче. Фен`Харел отмахнулся, вновь отделив, будто ударом драконьего крыла, Морриган от леди Тревельян, возводя между ними полосу молчания, потому что приходил Солас только к Тревельян, а дочь женщины, что держала в себе тень души его друга... будет наказана - за воровство древних сил - тоже и за такое невежество.
[indent]- Испившая Источника Скорби, так и не поняла ничего. Мой народ уже был один раз спасен. Погиб он без меня. Теперь я возрождаю свой народ и я это сделаю, потому что я не буду один в этом мире. Отступитесь или пытайтесь бороться со мной, Инквизитор, но вы ничего не измените, а без древней силы - подавно.
[indent]Он переместился к ведьме за спину, соткавшись из зеленоватого пламени:
[indent]- Ты, жадно насыщающаяся силами всех, кто могущественнее тебя, пиявка на чужих знаниях, давно заслуживала проклятия и участия в твоей судьбе. Я запомнил тебя, Морриган. И я приду взять с тебя долг, тебе не по плечам бремя твоих знаний, ведьма из пустошей. Не по плечам.
[indent]Ему было больше нечего здесь делать.
[indent]И Ужасный Волк ушел, так же, как и появился - был и нет уже.

[nick]Ужасный Волк[/nick][status]Солас[/status][icon]http://s4.uploads.ru/QBqfx.png[/icon]

+1

12

[indent]Эвелин даже вздрогнула, когда морок Морриган коснулась её лица пальцами, это было так же ощутимо, если бы всё было по-настоящему. Кажется, всё и было по-настоящему, просто рушащиеся и возводимые вокруг кошмары, зелёное пламя, сбивали с толку. Леди Инквизитору хотелось сказать, что мир-то, может, в порядке и останется и в том даже будет немного замысла Создателя, а вот людей в нем может и не оказаться. Тревельян не хотела терять. Не теперь, не своих людей.
[indent]- Будто бы когда-то тебя огорчали претензии. - Дернув губами в подобии улыбки, магичка тревожно посмотрела в глаза ведьме, кивая и запоминая. Она давно не наводила порядок в своих сундуках, а некоторые, со сваленным походным добром, стояли в каморке закрытыми с самого прихода в Скайхолд, но перстень можно и нужно будет отыскать: ведьма, правда, очень нужна. Опять.
[indent]- Спасибо. - Одними губами, прежде чем вздрогнуть, когда отступница вдруг оказалась далеко, за размытым прозрачным пламенем чужой силы.
[indent]Солас, кажется, был слишком если не огорчен, то раздосадован. Но вот только не он один не радовался всей ситуации.
[indent]- Послушай, может, мы еще можем что-то... - Но Эвелин уже никто не слушал.
[indent]- ...придумать. - Кануло в бездну сна. Морщась, Тревельян провела по лицу правой рукой, пытаясь стереть липкое наваждение и усталость.

[indent]- Никто не отступится. - Соласа здесь уже не было и усталость стала ощущаться куда больше, усталость и странное оцепенение: без сомниари четко помнить собственные сны невозможно. Эвелин поскальзывалась и проваливалась вглубь кошмаров, смотря на Морриган, пытаясь сосредоточиться на ведьме и запомнить ею сказанные слова о перстне и возможности поговорить. Потому что это точно был не сон - после сна нельзя чувствовать настолько сильную усталость.

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » Враг всегда остается врагом [13 Дракониса, 9:45 ВД]