НОВОСТИ

14.07. временная проблема с репутацией профилей
06.07. Близится переход к игровому лету. 7 месяцев игры - цитаты прилагаются

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Черные перья на белом песке [19-22 Жнивня, 9:44 ВД]


Черные перья на белом песке [19-22 Жнивня, 9:44 ВД]

Сообщений 1 страница 30 из 50

1

Черные перья на белом песке

Дата и время: 19 Жнивня, 9:44 ВД; поздняя лунная ночь и далее еще одна ночь
Место: Антива, одноименная столица, окраина города
Участники: Зевран Араннай, Эвелин Тревельян
Аннотация: Антиванские Вороны шлют привет всегда и всюду, а если их цель так удачно подворачивается, почему бы не пустить на охоту сначала тех, кого не жаль.
А что скажут по этому поводу случайные зрители?

+1

2

Самое всеобъемлющее и безграничное время года – ночь. Она едина для всех стран и всех народов, населяющих Тедас. Пожалуй, не ошибусь, если скажу, что и за его пределами тоже. Но большие города отрицают её власть. На улицах каждый вечер зажигаются фонари, окашивая небо лживым багрянцем. Люди, страшащиеся темноты, стремятся как можно скорее укрыться в своих домах, чтобы не видеть, как ночь выползает из подворотен и пожирает их город. Они зажигают в своих комнатах маленькие неверные огонечки, звенят посудой в открытые окна, шумят и всячески избегают вглядываться во мрак. Зевран любил этот город, причем именно ночью, на изломе осени. В иных землях в это же время становится нестерпимо холодно, земля застывает и готовиться одеться пушистым снежком, но только не в Антива-сити. Пышущий теплом и жаром город в осени становится лишь более пряным и острым, тонет в ярком изобилии звезд.
Этой ночью в городе было темно и ярко одновременно. Блудный сын, вырвавшийся не так давно из родного вороньего гнезда, наблюдал за улицами с крыши. Зевран не боялся быть узнанным. Он уже встретился с тем, кто должен был его узнать, а остальные не так уж и важны. Вороны отличались очень уж закостенелыми правилами общности, которыми и пользовался мужчина. Наемники, посланные за ним лично, могли отыскать его где угодно, хоть бы и в самом городе Антива, а прочие члены гильдии в упор игнорировали. Эта система имела слабые стороны, куда деваться. Зевран глубоко вздохнул и чуть двинулся вперед. Пожалуй, со стороны бы никто и не смог разглядеть его, таящегося в тени стены. Он мог бы сойти за украшение венца, недремлющую горгулью. Однако эльф знал, сейчас никто не следит за ним. Приземистые крыши прилипших к каменным уступам домов очень хорошо просматривались во все концы. Город взбирался на пригорок каскадом, от закрытой гавани к закрытой территории замка и Зевран примостился на едва живой крыше какого-то то ли склада, то ли сарая, почти что у самых доков. Проворные рабочие таскали какие-то явно незаконные грузы, вполголоса в темном переулке решались какие-то делишки, призывно горели фонари у дверей дома терпимости и во всем городе активно жил и двигался только этот район, столь зависимый от ночи и темноты. Бывшему убийце из дома Араннай здесь было спокойно. Кого-то глухо лупили в подворотне, а на сердце тихой радостью разливалось тепло. Внимательные глаза выхватили из обычных ночных передвижений интересных ребят. Группа, едва ли похожая на портовых рабочих, вышла с одной из примыкающих улиц и направилась к докам. Одеты они, конечно, были как заурядные работяги. Кто-то даже стирал пот с лица, кто-то громко жаловался на жену, но движения их были слишком плавными, правильными, а походка скользящей и верной. Сердце глухо стукнуло в горло: собратья-вороны. Находись он в какой другой стране, то Зевран бы еще подумал, кого он видит, но в Антиве всё слишком тривиально. По крайней мере, для самой Антивы. Чуть подумав, эльф оторвался с пригретого места и устремился по крышам за группой. Он держался на порядочном расстоянии, потому разговоров не слышал.
- Ну и ну, - под нос себе пробормотал мужчина, внимательно рассматривая группу. – Так это же молодняк!
Костяк замаскированных убийц состоял из как минимум двоих подготовленных Воронов и троих обычных наемников. Все они были одеты в простую поношенную одежду, но рубашки со спины ложились неровными складками. Верно, они собирались столкнуться с кем-то в порту лицом к лицу, не иначе. Зевран причмокнул от удовольствия. Смелый ход. Но основную группу должны поддерживать еще не менее десятка бойцов «массовки». На кого бы не охотились нынче Вороны, сбиваясь в стаи, цель должна быть очень серьезной. Группа рабочих принялась обсуждать что-то куда активнее и громче чем раньше, встав поперек узкой улочки. Зевран вытянул шею и поторопился вперед. Верно, ребятки заметили цель и приступили к выполнению первой части плана.

+2

3

[indent]После знакомства с ривейни, Эвелин не сомневалась в том, что Антива куда сложнее и хитрее, чем то можно было подумать, если у тебя в друзьях водится антиванская дворянка. А еще странным и, местами, обнадеживающим и позволяющим почувствовать себя в этом городе свободно, фактом было то, что здесь, кажется, никто не знал в лицо как выглядит Инквизитор и Вестница Андрасте. Или почти никто. Разрывы в Антиве и Ривейне закрывали местными силами, хотя чувствовалось, что Завеса истощена, но теперь она держалась. Несколько лет держалась, но могла прорваться, если Солас того пожелает и сможет сотворить вновь, в любой момент.
[indent]И именно это странное, щемящее чувство хрупкого мира толкало на достаточно... Тревельян называла это "романтическими" поступками. Несомненно, советчики назвали бы их безрассудными - Эвелин отправилась одна гулять по ночному городу.
[indent]Ей понравилась Антива - здесь не было ничего от строгости ферелденских городов и скованности и тесноты городов-государств Вольной Марки, не было и увядающего и молодящегося шика Орлея. Было что-то слишком другое. Во всем. Даже квартал кожевников, издали пахнущий так, что сколько ни высаживай цветы, не перебьешь весь запах, как-то гармонично вплетался в ароматы специй, моря, вина, готовящихся морских рыб и прочих чудищ.
[indent]Эвелин жалела, что сорвалась и отправилась в путь практически одна - в Антиве, как нигде прежде, хотелось быть с кем-то... не абы с кем, а...

[indent]Женщина улыбнулась своим мыслям и прошла мимо дома веселья. Одного из. Её верность не была клятвенной, заявленной или требуемой - Тревельян сама не могла иначе, не хотела. И малое одиночество толкало идти к морю... это уже потом, когда под ногами заметенные мелким нанесенным с подошвами песком камни припортовых улочек, маг придумала себе, что она идет проверить как проходит подготовка к отбытию очередного судна Монтилье.
[indent]Ничего так намерение. Только когда впереди трое людей стали ровно поперек улицы, вяло переругиваясь, Эвелин сначала сбавила шаг. Инстинктивно. У нее сейчас нет никакой защиты и первое, что колет под ребро - страх. И маг создает барьер.
[indent]"Кажется, я начинаю сходить с ума от предосторожности" - Дымка уже сходит, не отблескивает в ночи, а Тревельян шагает вперед.
[indent]- Синьоры, посторонитесь, пожалуйста. - На торговом. В конце концов, если местные поймут, что перед ними чужачка, то могут повести себя иначе, не попробуют завлечь в свои разборки? Или нет?

+2

4

И вот, ребята начали разыгрывать свою сцену. С того места, где сейчас находился Зевран, он не мог разглядеть того бедолагу, который решился прогуляться в ночи, но он мог поклясться, что жертва была одна. Какой-то неприятный холодок сковал сердце. Те, кто недостаточно уверен в себе, не станут расхаживать по Антиве одни. Эльф задумался, восстанавливая в памяти международные списки опасных целей. Возглавлял его Серый Страж, Герой Ферелдена. За него бы Зевран даже беспокоиться не стал, потому что даже Вороны не всегда знали, где его можно найти, и потому что он уладил свои разногласия с убийцами давным-давно. Кто еще? Среди запретных целей было множество известных имён, некоторые из которых отличались исключительно наличием средств, тогда как другие были действительно сильны и предсказуемы. На кого натравили молодняк в этот раз? Зевран колебался буквально несколько секунд, раздумывая над возможностью принять непосредственное участие в ночном развлечении. Пожалуй, следует подобраться поближе. Эльф подошел к самому краю крыши, развернулся и соскользнул вниз, в последний момент хватаясь пальцами за балку. Повиснув на вытянутых руках, Зевран разжал ладони и мягко соскользнул в темноту переулка. Рядом с ним кто-то сдавленно ойкнул. Вот незадача. Хотелось бы, конечно, верить, что в темноте скрывались действительно случайные люди, но на такие совпадения он рассчитывать не мог. Вырвав из ножен короткий кинжал, он развернулся на пятках и столкнулся лицом к лицу с человеком. Зевран ощутил, как его плеча коснулась рука. Не желая давать своему противнику даже намек на превосходство, он без промедления вогнал кинжал в основание шеи человека. Брызнула кровь. В воздухе повис солоноватый мокрый запах, смешиваясь с запахами мочи из проулка и запахом моря. Вот так встречает гостей Антива. Зевран точно знал, что человек был не один, потому быстро выдернул кинжал. Его вновь окатило кровью. В темноте он уловил шевеление. К нему торопливо приближались  еще два человека, на ходу доставая оружие. Эльф отбросил от себя тело и рванулся вперед, пригибаясь. Уложив кинжал вдоль своей руки, Зевран проскочил мимо первого противника, крутнулся, огибая его и нанося несколько поверхностях порезов. Последнего человека он встретил ударом ноги, надеясь исключительно на неожиданность. Даже после кровавой бани кинжал все равно хранил в себе яд. Зевран знал, что быстродействующая смесь разойдется по венам человека споро и результат не заставит себя ждать, но оставлять его за своей спиной не собирался. Вытаскивая меч, эльф отодвинулся на шаг, вставая спиной к стене и готовясь парировать удары, пока яд не сделает свое дело. Второй человек двигался куда быстрее, но недостаточно уверенно. Верно, темнота его смущала. Отравленный противник, тяжело дыша сквозь зубы рванулся к нему, но столкнулся со своим напарником. Этого было достаточно для того, чтобы Зевран успел ударить его перчаткой с металлическими пластинами по лицу. Человек крякнул и отступил на пару шагов, уступая свое место второму. Раздался звон металла об металл: эльф инстинктивно вскинул меч, принимая на него первый удар. Подныривая под удар, Зевран выкинул вперед руку с кинжалом и мысленно ругнулся, чувствуя, как острие скользнуло по кольчуге. Вот почему он двигался так неуверенно и неловко. Ну, это ненадолго. Используя кинжал, чтобы отвести следующий удар, эльф рубанул мечом по ногам и отскочил назад. Теперь у него было два противника, по жилам которых разливался огонь. Первый человек уже почти не двигался, а просто стоял, прислонившись плечом к стене. Еще несколько скользящих ударов и на землю сполз и последний противник. Зевран поправил плащ и замер на границе полной темноты, отсеченный ровной линией лунного света. Теперь ему было достаточно хорошо видно.
Мужчины, изображавшие портовых рабочих, перегородили путь своей жертве. Они почти никак не отреагировали на слова, обращенные к ним.
- Заткнись! – Грозно вскрикнул один из мужчин резко толкнул в плечо другого.
Рабочий отшатнулся, качнулся и отступил на несколько шагов назад. Он развернулся, будто бы по инерции, в его руке сверкнул металл. Мужчина метнулся к жертве. Словно бы по сигналу, все смешки и подколки смолкли, остальная группа вытянула мечи и кинжалы, последовала примеру и атаковала цель.

+2

5

[indent]Сначала послышались отдаленные шорохи и звон оружия невдалеке: однажды узнавший звук, с которым сталь соприкасается со сталью, не спутает его ни с чем, но Эвелин не успела даже оглянуться - ругающиеся впереди дернулись и один из них полетел на нее, вооруженный одноручным мечом. И Тревельян будто и не жила до того, не дышала простым спокойным ночным воздухом - она выхватила серебряную рукоять, дергаясь назад, отшагивая, черпая силу из тени.
[indent]И ярко-желтым заплясал свет колдовста от перекрестья клинка и длинной полосой вперед. Маг рубанула наискось потоком силы навстречу ретивому нападающему и выкрикнула слова силы, обрубком левой руки "сбрасывая" себе под ноги энергию защитной руны.
[indent] - Кто бы вы ни были, вы совершили большую ошибку! - Тревельян в такие моменты остро чувствовала свою неполноценность: она не могла сейчас с левой руки сбросить пассом какое-то сложное заклинание, требующее движения кистью и пальцами  -только самые простые, задающие вектор, строящиеся в уме, чары. Но и думать над рунами было некогда - уже был бой. И одной руны хватит. Не красоваться теперь, сменяя стихийные удары на клинок. Только призрачный клинок, да и посох она не взяла, самонадеянная, этой ночью.

[indent]А троица была прыткой и все были еще живы. От самого быстро пришлось уходить, прикрывшись теневым плащом, проскальзывая меж слоев реальности, чтобы, оказавшись за спиной у врагов, снести голову тому, кто только готовился прыгнуть на то место, где миг тому назад стояла маг.
[indent]Брызги крови, отлетающая голова, озаренная светом силы от колдовского клинка. Маг нахмурилась, толкая обрубком руки воздух перед собой, ударом разума расшвыривая нападающих и вновь взмахивая клинком. Когда-то она держала его в двух руках и перебрасывала из руки в руку, теперь - танцевала, прикрывая себя кружными движениями.
[indent]Звать на помощь напрасно, а оставшиеся двое пытались взять в клещи. И лучше не тянуть, пока не придет подмога - Тревельян отскочила на миг, чтобы обновить барьер, а после, уже без слов пошла вперед, кружа против сработанной пары. Сработанной, но, явно, растерянной силами соперницы. И они, уж точно, не знали, что волшебный клинок проходит тела и обьекты насквозь, достаточно попросить Тень.
[indent]И, разрубая кинжал, Тревельян рассекла и лицо того, кто его держал.
[indent]Заорал убийца и дернулся в сторону, в агонии падая на мостовую, а маг осталась одна против самого сильного, уже залитого кровью своих незадачливых коллег. Инквизитор отшагнула назад.
[indent]- Сдавайся. - ей нужно было только дождаться отката силы, чтобы вновь запустить теневой плащ. И антиванец станет третьим трупом. Но гораздо интереснее было бы узнать - зачем это всё.

+2

6

Зевран был не из тех людей, кто будет кидаться на защиту слабых и обездоленных, снимая с себя последнюю рубашку. Он намеренно не торопился и даже на засаду бы не напал, не окажись они чисто случайно в этом жутковатом грязном переулке. Да и какой же ему смысл вставать между целью и исполнителями, если эта самая цель неспособна позаботиться о себе сама? Эльф смог увидеть только лишь кусочек боя, но и этого ему хватило. Зевран глубоко вздохнул и с присвистом выпустил воздух сквозь зубы. Создатель, да если бы хоть кто-то решился искать Инквизитора, то ему было бы достаточно выпустить кучу листовок с изображением того самого волосатого глаза, не беспокоясь об графических изображениях особенностей строения. Слухи в Тедасе расходились быстро и каждый встречный-поперечный знал, что Инвизитор: женщина, маг, человек, потерявший одну руку. Конечно, многим хватило ума делать вид, что они её не узнают, но в бою это явно было плохой политикой. Теперь, когда сражение было почти закончено, Зевран мог со спокойной душой броситься на помощь попавшей в беду леди. Возможно, удастся что-то из этого для себя вынести?
Эльф пригнулся и рванулся вперед, не выпуская из виду последнего ворона и женскую фигурку напротив него. Из точно такого же переулка, который только что «очистил» Зевран выбегали еще три человека, намеренные как можно скорее присоединиться к сражению с магом. Между ними и эльфом как раз находилась сцена боя.
«И чего она только медлит?» – раздраженно подумал Зевран, несясь прямиком навстречу группе из троих человек, составляющей последнее подкрепление. 
Эльф решительно подскочил к последнему противнику мага, тот развернулся к нему, удачно парировал удар кинжала.
- Добей! – Крикнул эльф, отбросил противника и скользнул навстречу последним противникам.
Первого он отвлек удачным финтом. Для второго и третьего Зеврану бы могла понадобится магическая поддержка.

+2

7

[indent]Подмога возникла совершенно внезапно и, в принципе, была не нужна - раз уж нападающих было больше троих, церемониться и жалеть таких "грабителей" уже не имело смысла - убивать собирались явно ее, а Эвелин не хотела умирать - её за это Лелиана и Каллен от создателева трона достанут, обратно в тело вернут и будут долго трясти, воспитывая нотациями (почему-то, в это верилось и это даже внушало радость).
[indent]Маг шагнула вперед, вновь бросаясь в силу, кутаясь в теневой плащ, чтобы оказаться близко к убийце, попросту выжигая его потоком магии: воткнутым со спины клинком, проходящим тело насквозь - нападать со спины на тех, кто коварно напал на нее - да, можно было; да, не стыдно.

[indent]Инквизитор отшагнула от опадающего трупа и посмотрела вперед, указывая светящимся клинком на врагов хрупкого светловолосого воина, что за нее вступился. Усиливающий барьер на него и вновь ринуться сквозь теневую силу, чтобы, оказавшись спина спиной к эльфу, как оказалось, выпустить силу, создавая поле распада: и замерло время. Замер даже тот, кто ей помогал. Тревельян потом извинится, наверное, а пока пылающим истовым светом силы клинком срубит, как перезрелые кочаны, две головы, верша свою справедливость.
[indent]И тесной площади вневременья вернулась настоящая скорость мира, когда тела разбойников упали под ноги Ворона и Эвелин. Не рассеивая клинок, тяжело дыша, маг внимательно посмотрела в глаза чужаку, стоя уже напротив.
[indent]- Кто ты? - Своевременный вопрос, когда на узкой улочке уже все залито кровью шести трупов. А Антива молчит. Тихо-тихо вокруг.

+2

8

Магия всегда была живой, она развивалась и в последние годы претерпела еще больше изменений, чем за все годы существования кругов. Духовные целители ценились больше всех остальных магов и были первыми, кого начали истреблять остервеневшие храмовники. Ко времени сбора конклава целителей осталось действительно мало, а все прочие маги обучились альтернативным вариантам защиты. Истерзанные завесой духи не отвечали больше на призывы из человеческого мира, а если и отвечали, то весьма слабо и неохотно. Барьер – то немногое, на что могли теперь рассчитывать союзники и сопартийцы магов.
Воздух вокруг Зеврана дрогнул, прозрачное дымное марево на мгновение закрыло лунную ночь. Эльф отбросил пару ударов, удерживая нападающих на расстоянии от мага, пока она произносила какое-то жутко зрелищное и опасное заклинание. Ворон смог увидеть только лишь пару движений и пассов, но выглядели они внушительно. И вот весь мир будто бы опустился на дно забытого аквариума, поплыли зеленые разводы, воздух стал тяжелым и густым.
«Подштанники Андрасте, что это вообще такое?» – отстраненно подумал Зевран, продолжая отвлекать на себя внимание.   
Пожалуй, эта штука, чем бы она там не была на самом деле, была лучшим симулятором глубокого опьянения. Разум активно соображал, бился в теле, но не мог преодолеть всеобщее замедление. Только вот это не было и вполовину так же весело, как бывает под градусом. Но время задержалось немного и снова пошло. Зевран окинул критическим взглядом поле боя, прикидывая, кто еще может тут оказаться. Не хватало шести лучников. Хотя, эта группа молодежи явно не отличалась хорошим вкусом и вполне могла позабыть о лучниках.
- Аааа, теперь мы можем говорить, - протянул Зевран, удовлетворенно кивнув. – Зевран Араннай, к Вашим услугам.
Эльф отвесил вполне себе изящный поклон, продолжая сжимать в руках оружие, с которого скатывались целые струйки крови.
- По-антивански это означает «привет», - он сделал движение головой, намекая на окружавшее их великолепие. – Плоха та ночь, в которую город действительно тихо спал.
Зевран склонился к земле, отер свое оружие о краешек чужой рубахи и убрал его в ножны.

+1

9

[indent]Эвелин не сразу вспомнила, где слышала это имя. Женщина опустила руку с клинком, лишь потом прекращая черпать силу из Тени. И зацепила рукоять на место, закрепив к ремешкам пояса.
[indent] - Если вы действительно тот, кем представились, то мое прозвище или фамилию знаете. - Глядя на трупы вокруг них, так удачно освещаемые редкими отсветами фонарей и луной в небе, маг хмыкнула.
[indent]- Если это были Вороны, то я ничего не понимаю... слишком... слабо. - Тревельян перешагивает крайний труп и отходит поближе к стене, косясь на крыши, но больше - на светловолосого эльфа. Она знает его по письмам Лелианы. Никогда не видела. Слышала - да, истории, кто же не слышал истории, а отчаянно-храбром и смешливом вороне, родившемся в борделе, а умирать, кажется, не собирающимся.

[indent]- В порт мне перехотелось, если честно. А что скажете вы? Я вам что-то должна за помощь? - Магичка стирает подсохшую, взявшуюся корочкой, чужую кровь со своей щеки и продолжает следить за остроухим. Человека слишком просто убить - достаточно лишь глубоко воткнутого в глазницу ножа. Тревельян уверенна, что лучший убийца дома Араннай так умеет. Уверенна и, оказываясь так близко к страху смерти, опять и снова, Эвелин качается на этих волнах неминуемого ужаса каждого человека, который считает, что он еще невозможно-занят, чтобы умирать. Еще столько всего надо сделать и смерть вот здесь и сейчас была бы совершенно не к месту.
[indent]И как лучше умереть - видя свою смерть или же ее не ожидая?
[indent]Раньше не было времени задуматься, сейчас, когда угрозы смерти становятся все менее великими, все более... бытовыми и похожими на будни, Эвелин думает о таком. И ей не нравится думать об этом.
[indent]Хочется стащить с себя весь липкий ужас коротких мгновений ожидания смерти и вымыться от этой дряни начисто.
[indent]Маг сглатывает и выдыхает. Заставляет себя дышать глубоко и ровно. В конце концов, возможно, есть судьба. А смерть, в исполнении этого эльфа, будет, хотя бы, красивой.

+1

10

Говорят, впечатление строится в первые несколько минут знакомства. Как только мы видим какую-то новую личность, наше сознание не имеет особых причин идеализировать образ и выхватывает именно что самые нелицеприятные черты. Там вот морщинки, тут вот нос кривой, там глаз косой, а тут шрамы и волосы некрасиво торчат. После первого впечатления, в зависимости от того, понравился нам человек или нет, сознание уже начинает менять запомненный внешний образ. Выходит, самое главное – понравиться лично, успеть выбросить ударную дозу обаяния, не завалить первое впечатление.
Зевран, мокрый от пота и крови, с растрепанными волосами, раскрасневшийся и восторженный, стоял прямиком перед Инквизитором, грозой магов, стражей, храмовников и демонов. В таких ситуациях эльф полагался на внутреннее чутье, намеренно отключая всяческое соображение.
- Вестница Андрасте, Инквизитор Тревельян, - не скрывая восторга, произнес Зевран.
Эльф прищурился, склонил голову набок, подходя мягким скользящим шагом к женщине.
- И ты просто прекрасна! – Искренне выдохнул он и тут же сменил выражение лица на раскаивающееся. – Меня немного задержали, я бы подошел поближе, чтобы полюбоваться тобой.
Он развернулся к луне и воздел к ней руку, закрывая ночное светило ладонью.
- Эти блики, неверный свет луны и неистовый огонь сражения! Мне невероятно повезло. Я увидел вблизи, как сражается Инквизитор, и остался жив. – Внезапно он осекся, оправился и поклонился. – Простите, Ваша Милость, этот всплеск. Пожалуй, отвечу на Ваши вопросы. Не всякий убийца – Ворон, как и не всякий Ворон – убийца. Среди этих было всего двое настоящих Воронов, да и то из молодняка. Гильдия переносит не лучшие времена. Остальные тут всего лишь наемники. Помощники из отчаявшихся и свободных. К тому же, готов поклясться, среди них были ферелденцы. Характерный бой и запах.
Зевран потер нос, замялся и откашлялся.
- Не знаю, что мне стоит посоветовать по данному вопросу. Вообще, это, - он махнул рукой назад, - нечто типа приглашения. Вороны иногда посылают смертников, чтобы продемонстрировать свои намерения, не потеряв при этом выгодного человека. После этого они должны отправить еще несколько групп, если и они проваляться, то откажутся. Но можно спросить у них лично чего они там добиваются. Да и оставаться тут долго на одном месте не стоит. Пусть происходящее не вводит Вас в заблуждение, Антива – мирная страна, в которой уважают законы.
Мужчина неловко помялся на месте, посматривая вдоль пока еще пустынной улицы.

+1

11

[indent]Эвелин так опешила, что даже моргнула: меньше всего она ждала комплиментов посреди улицы со свежими трупами. По правде говоря,Тревельян никогда не ждала комплиментов, даже когда то было бы к месту. Воспитание воипияло ответить комплиментом на комплимент и выразить благодарность. Куда еще больше благодарности, когда убийца и так лишил ее угрозы смерти (а, с другой стороны - сам вполне мог быть иной угрозой), оставалось загадкой.
[indent]- Спасибо... ты тоже весьма привлекателен. - "Как хорошо, что Лелиана этого никогда не услышит, иначе позора мне не миновать. За косноязычие". - Это было малое, что можно ответить на всё это представление, устроенное остроухим.
[indent]Маг уже отряхнула края одежд и пыталась пригладить растрепанные волосы.

[indent]- Очень странные порядки. Расходовать жизни своих согильдийцев и деньги на наем головорезов, чтобы потом отказаться от намерений? Кажется, Воронам не мешает серьезный пересмотр принципов деятельности. - Нет, Тревельян помнила с кем разговаривает, а потому улыбнулась: - Именно этим ты и занимаешься, Зевран? Перевоспитываешь своих? - Маг, немного запутавшись в обращениях, все же, решила, что смерть окружающих наемников - достаточный повод.
[indent]- Но, впрочем, прошу простить мою бестактность. Я впечатлена городом... наверное, потому всё так. - Эвелин едва дернула левым плечом, а потом оглянулась.
[indent] - В логово Воронов, я так понимаю, ты меня не проводишь? Но я твоя должница, а потому не буду добавлять хлопот, только... подскажи, как добраться к кварталам знати отсюда, если не идти той же дорогой? - Инквизитор не слишком горела желанием приводить возможную слежку к дому Монтилье, так что уже мысленно пересчитала количество наличности с собой: на сьем комнаты должно хватить. А то, что теперь нигде не будетощущения покоя и безопасности, пока маг вновь не вернется в Скайхолд, было не удивительно. Опять и опять.
[indent] Тревельян протянула вперед правую ладонь.
[indent]- Я передам привет Лелиане.

+1

12

Лучшее оружие убийцы – искренность. Почему-то никто не ожидает её от наемника, а зря. Смерть это волшебное таинство, это самое личное из того, что может произойти в жизни. Так почему же тот, кто это понимает, должен лгать? Зевран всегда был максимально, просто предельно честен.
- О, да. – Гордо произнес Зевран, перекатываясь с носков на пятки. – Я тоже. Несомненно. Это из-за моего акцента, да? Он весьма привлекателен! А еще и мои губы, да. Женщины просто в восторге.
Чтобы продемонстрировать свои лучшие стороны, Зевран на мгновение замер, чуть выпятив вперед губы, сложив руки и многозначительно посмотрев на собеседницу.
- Пойдем, стоять тут на месте – привлекать к себе ненужное внимание. – Он махнул рукой и, показывая пример, пошел вверх по улице. – Но они не так уж и плохи, понимаешь? Такие порядки помогли им завоевать славу, стать орденом легендарным, уникальным. То, что лично мне они не по вкусу вовсе не означает того, что они неэффективны. Их действия вполне логичны, просто они не отчитываются в них перед посторонними, потому со стороны все кажется очень сумбурным. Ведь ты не станешь спорить с тем, что количество нападавших было ровно таким, чтобы заставить тебя продемонстрировать себя с лучшей стороны? Даже моего участия особо нужно не было. Через несколько минут Вороны будут знать, что все прошло ровно так, как они и предполагали, не больше, не меньше. С этого момента у тебя есть неделя-другая, чтобы передохнуть. Вторая волна будет снова точно такой же, чтобы не убить, но заставить действовать. Так они показывают, что заказ им важен, что они не отставляют попыток, но и своей выгоды упускать не спешат. Разве это не логично?
За это время они успели отойти на приличное расстояние, и Зевран позволил себе остановиться и обернуться. Чем выше они поднимались, тем прекраснее открывался вид на город. Пока они двигались, запыхавшиеся и все покрытые кровью, им попадались редкие прохожие, но никто из них не обращал на них никакого внимания.
- Не волнуйся, мы идем туда, куда надо. – Просиял эльф, поправляя плащ и растрепавшиеся вихры волос. – Кстати, а зачем тебе «логово Воронов»? Неужели решила перебить их всех? Может, присоединишь их к Инквизиции? Вот будет забавно.
Зевран подошел ближе к Тревельян и очень тихо, чтобы только она слышала, произнес:
- Главное, не останавливайся. – Он медленно протянул руку, подтягивая капюшон плаща вперед, надежно укрывая лицо женщины в густой тени. – А это для того, чтобы не потревожить местных.
Зевран поднес указательный палец к её губам, велев молчать, и скользнул куда-то в темный, едва заметный проход. Теперь они попали в совсем другую Антиву. Лунный свет, как и какой-либо другой, никогда не касался этих темных трущоб. Горы хлама и мусора создавали лабиринт. Кое-где стояли или сидели люди, перед ними лежали на земле или на грязных тряпках лежали разные предметы. Похожие на тени личности сновали туда-сюда, склоняясь и шепча друг другу короткие обрывки фраз. Свернув не менее десятка раз, путники оказались в грязной, но многолюдной таверне. Зевран, не сбавляя ходу, отвел свою спутницу наверх, в одну из небольших комнат.
- Теперь уже лучше. – Облегченно выдохнул он, скидывая плащ. – Здесь есть вода и прочие нужные вещи. Почиститься и дождаться дня хватит.
Он указал в сторону деревянной бадьи, рядом с которой стоял кувшин с водой.

+1

13

[indent]Конечно же, можно было, всё-таки, не пойти за эльфом, а отправиться по той же дороге обратно. Тем более, если убийца сказал правду и у Воронов сложные, почти интимные отношения с заказами.
[indent]Но Эвелин уже вспомнила ту ситуацию с Жозефиной и Воронами, а так же весьма воспитанных убийц, которые и в Скайхолд пробрались только после расшаркиваний, а потом чуть не достали посла Инквизиции и... оглянувшись назад, сочла этих нападающих... покойный, ну совершенно негодными и не оправдывающими звания даже птенцов.
[indent]- Пожалуй, логично. Конечно, логика ваша, антиванская - извращенная. - Не преминула едва усмехнуться магичка. Сама она так привыкла к тому, что обычно можно было подшутить только над ферелденцами да орлейцами, что теперь, в Антиве, отдыхала от той обстановки... и уже зверски скучала по тем, кто остался.

[indent]Подьем на один из холмов Антивы не слишком-то вдохновлял, после боя. Тревельян оставалось лишь радоваться, что посох она оставила в комнатах - не хватало только ещё лишнюю тяжесть на себе таскать. Когда только начинала учиться магии, юная Эвелин часто мучила наставников этим вопросом: почему маги не учатся делать все то же самое, но без громоздких проводников силы. Как оказалось, некоторые могут - короткой рукояти хватало, но, чтобы переучить остальных и открывать новые методы сплетения чар, видимо, даже империи Тевинтер было недосуг.

[indent]Выдохнув, Инквизитор качнула головой, посмотрев на остроухого.
[indent]- К слову пришлось. Обычно, это со мной спешат встретиться и поговорить те, кто пытаются меня неудачно убить. Я излишней болтливостью с врагами не отличаюсь. - А потом женщина рассмеялась, представив Воронов в рядах Инквизиции.
[indent]- Ваша Корона очень расстроится. Зачем мне оскорбленная монархия? - "еще одна оскорбленная монархия, если быть точной".

[indent]А потом пришлось напрячься, потому что этот эльф, пусть и красивый, но, подходя так близко, несет лишь одно чувство - угрозу, даже когда накидывает капюшон заботливо. Опасение, наверное, всегда сопровождает спутников убийц.
[indent]Тревельян кивнула и пошла за остроухим. Почти сразу же испытывая желание повернуть назад - Эвелин не любила трущобы, как всякий дворянин, родившийся с серебряной ложкой во рту. Да, она видела всякое дерьмо в своей жизни и через разные ситуации прошла, но, все равно, каждый раз в тесноте грязных переулков, где не понятно - безопаснее ли смотреть под ноги или лучше никогда не всматриваться в то, что кишит у тебя под ногами, маг чувствовала себя потерявшейся и слишком быстро пачкающейся об это. Если бы Сэра узнала ее мысли, наверное, нарочно бы приготовила пирог с чем-то гадким и уронила на голову.

[indent]Таверна была такой же - грязной и тесной, кишащей не только всякими личностями, но и всякими мелкими тварями - клещами, клопами, чем-угодно. Маг, скинув капюшон, встрепенулась и повела по воздуху ладонью, активирую малый и слабый барьер вокруг контура своего тела - выковыривать из кожи клопов совершенно не хотелось.
[indent] - Да... в таких местах меня никто и никогда не додумался бы искать. Спасибо. - Полушутливо поклонившись, Тревельян растерянно огляделась, потом присела на край узкого лежака постели и расстегнула фибулу плаща, скидывая тот и кое-как складывая одной рукой.
[indent] - Всё же... как мы сочтемся? - Инквизитор всегда была достаточно прямой. Особенно подальше от Орлея, забывая Игру.

+1

14

Благородная дама Тревельян не прониклась прелестью номера по монете за ночь, а зря. У них ведь был самый лучший сервис во всем городе Антива. За такую скромную плату они предлагали достаточно просторный номер с водой, которая не попахивала тиной, с кроватью, под которой невозможно было спрятаться даже самому тощему наемнику и без окон. Последнее радовало еще больше. Конечно, свежего воздуха в помещении всегда не хватало, да его не хватало во всем этом мини поселении, столь близко расположенном к кожевенным цехам, что никто по доброй воли не селился в окрестностях. Зеврана было достаточно сложно поймать в норе с одним выходом. Да, в любой другой ситуации он бы предпочёл, чтобы в стене были большие окна, из которых можно красиво сигануть от преследователей, но в этой верхней комнате он мог выбраться через крышу. Антива не Ферелден, строить здания, сохраняющие тепло тут не к чему и в нищей гостинице полным-полно прорех, которые не делают её хуже.
- А, ma belle, но Вороны не принадлежат короне. Это свободные наемники, которые принимают заказы от тех, кто платит. Причем, несмотря на славу и достаточно большой ореол влияния, организация эта местечковая. У каждой страны свои наемники, которые справляются с заказами на своей территории, учитывая требования своего региона и характер заказчиков. Возможно, именно поэтому Вороны не попали в зону интересов Инквизиции? – С улыбкой Зевран скрестил руки на груди, прислоняясь к массивной темной тумбе у стены. – Или вам просто не понадобились собственные убийцы. И это даже немного поэтично. Смерть за деньги не должна быть чей-то собственностью, она должна быть доступна народу. А как было бы интересно, если бы наемники разрослись по всему миру! Возможно, и войн было бы меньше. Нашел кого надо, ликвидировал генералов и все. Разошлись армии по домам. Сколько жизней может спасти одна маленькая смерть. Просто завораживает.
Зевран театрально вздохнул и сделал очень разочарованное лицо. Казалось, будто бы прямо сейчас он занят тем, что мечтательно рисует в своей голове мир, в котором наемники будут находиться в каждом городе. Впрочем, он выглядел скорее ироничным, чем по-настоящему довольным.
- Прелесть этого квартала заключается в том, - прервал свое молчание Зевран, продолжая знакомить гостью с обычаями столицы, - что тут не ходят стражники. Или ходят, но не для того, чтобы выполнять свой долг. Во всяком случае, об облавах тут узнают заранее. Нападать в этом месте считается дурным тоном, потому что смутьяну могут отказать в кредите и перестать продавать… товары. Заодно и перестать покупать их у него. Этим даже стражи порядка время от времени не гнушаются. Законов много, а жить нужно. Поэтому не принято тут искать беглецов, все равно тут невозможно жить вечно. Были случаи. Пытались.
Эльф подошел к столику с кувшином, налил воды в широкую глиняную чашу и опустил туда сероватую тряпку. Отжав воду, он протер лицо и открытые участки кожи.
- Ах, это,  - рассеяно произнес он, доставая свое оружие и рассматривая его. – Я думал, мы сошлись на том, что я ничего не сделал. Просто красиво походил рядом, тогда как леди Инквизитор и сама прекрасно со всем разобралась. Но я подумал, что этим все не кончится? Вы же не будете писать Воронам письма, верно? У них все очень строго. Когда они передают послания, то, как правило, без обратного адреса. Но обратиться к ним все равно можно. Я все еще могу сходить с тобой в гости к одному из мастеров, если есть желание.
Он замолчал, сосредоточенно отирая капли крови с рукояти кинжала. Зевран не хотел говорить о долгах. Что он мог потребовать для себя от Инквизиции или Вестницы лично? Замок? Личный бизнес в сердце Орлея (славный бордель в шелках, ага)? Обед? Поцелуй?

Отредактировано Зевран (2018-01-11 06:40:44)

+1

15

[indent]Эвелин улыбнулась на слова о том как прелестно было бы иметь убийц в шаговой доступности, по мановению любой руки, готовых в атаку и на чужую смерть. Примерно так люди воспринимали магов - убийц - в любой момент готовых броситься на кого-то. Инквизитор лишь едва покачала головой.[indent] - Убийство - это всегда крайняя мера. Если бы весь мир требовал убийц, это был бы очень плохой мир... - Женщина едва улыбнулась еще раз. - В целом, я, все-таки, близка к церкви Создателя и в постулат о ценности жизни верую.
[indent]Но, все равно, одной вежливости было мало и неожиданный спаситель морщился разочаровано. Это было подобно тому, что кто-то пытается дразнить дракона, находящегося с тобой в одной пещере - для Тревельян убийца был непредсказуем и все равно опасен. Каллен, узнай, где она сейчас и какие разговоры ведет, неимоверно порицал бы. И был бы прав.

[indent]- Вот как... - Квартал, воняющий чуть иначе, чем сточная канава, кажется, был не так уж плох. Хотя Эвелин все равно верила, что куда лучше высокие замковые стены. Но до них мили и мили по морю и суходолу...
[indent]Маг следила за перемещениями эльфа и, когда он достал оружие, воздух в комнате заметно наэлектризовало от волнения. Да, говорил антиванец мурлычаще-ласково; да, он всеми словами показывал как благороден (ха!) и чист в помыслах, но всё же.

[indent]- Зевран, ты же догадываешься как выглядишь с оружием в руке? Прости мое недоверие... - Маг поежилась, а потом, едва склонив голову на бок, хмыкнула. - А можно ли, сходив к одному из Воронов, отменить заказ на себя? Мне это чудится сказкой...

0

16

О тех, кто приносит смерть можно до хрипоты и до последней рюмки спорить годами. Зевран знал это. Он даже не должен был высказать свое собственное мнение по этому поводу, достаточно было повторять то, что было оговорено разными людьми в разных ситуациях. 
- Зачем государству армия? – Спросил он, на секунду замерев и закрыв глаза. – Зачем государству сильная армия? Затем. Так те, у кого армия слабее – не нападут. Те, у кого она равна по силам – подумают. Во всем есть сдерживающий фактор. Это значит, что мир тренировал и будет тренировать убийц, покуда есть сама жизнь. Мир жесток и порой угроза смерти может заставить кого-то быть осторожнее и мягче. Именно безнаказанность порождает хаос. И еще очень много обрывочных фраз, которые я слышал в своей жизни там и сям. Но они правдивы. Убийцы все равно будут и кто-то всегда будет хотеть их контролировать. Леди Инквизитор может позволить себе не бояться их и быть уверенной, что однажды заказ какого-то обиженного лордика-фанатика не достигнет цели?
Зевран улыбнулся краешками губ, скользнув взглядом по фигурке Эвелин. Эта молодая женщина имела уязвимую точку, хоть не любила в этом признаваться. Кто бы мог подумать, что легендарная воительница нашего времени испытывает неуверенность и страх? Он мог почувствовать эти эмоции, ведь именно их он чаше всего и видел в своих жертвах. Улыбка эльфа стала чуть мягче. Стоило бы догадаться с самого начала, что маг и самая могущественная женщина Тедаса была слишком потрясена и напугана тем нападением, которое она пережила. Какое разъедающее, должно быть, чувство. Сила, власть и магия не смогли уберечь её, и теперь она напугана.
- Ах, прекрасно знаю, - хитро прищурился он, - я выгляжу восхитительно. Сразу привлекаю всеобщее внимание, верно? Особенно с оружием в руках! Но тут бояться нечего, я уверяю. Если бы ты стала частью моего заказа, я бы так и сказал. И сделал. Я, знаешь ли, не сторонник темнить. А то какой же мне прок в твоей смерти? Будто бы мало за мной бегает охотников, так надо, чтобы еще Лелиана лично поклялась меня выследить? А она ведь выследит и ты это знаешь! Но ты на всякий случай не доверяй мне, а то мало ли что.
Эльф приветливо подмигнул и продолжил свое занятие.
- Невозможно отменить заказ, конечно же. Можно его немножечко оспорить. Прийти, сказать, что тебе он не нравится. Мастер предложит варианты, которые вы обговорите и заключите новое соглашение, которое всех устроит. В самом деле, мы же все цивилизованные люди, почему бы не решать проблемы через переговоры!
Зевран сокрушенно вздохнул.

+1

17

[indent]Разговор об армиях и убийцах был, будто нарочно, сейчас таким неуютным. Эвелин умела рассуждать на банкетах, могла судить и миловать, определять людскую участь и сама поднимать могла огромный клинок Инквизитора, чтобы казнить или наречь рыцарем ордена. Чего она не могла - быть уверенной в том, что выживет здесь, в далекой Антиве.
[indent]И Тревельян не хотелось более спорить. Даже не смотря на то, что она была магом и рыцарем-чародеем. Оставалось только загадать себе попросить Лелиану или Каллена подыскать ей кого-то, кто подскажет как сражаться на близкой дистанции, на очень близкой.

[indent]- Мне, правда, сложно в это поверить. Сам понимаешь - доверие ценнее золота, Зевран. - Речь остроухого спокойна и красива, журчит ручьями убаюкивающего акцента. Только у мага к убийце столько вопросов, даже не смотря на то, что его кинжал не будет угрожать Эвелин.
[indent] - Не доверять восхитительному эльфу и доверять достаточно, чтобы болтать с ним... - Приходится почти шутливо вздохнуть. - Такое чувство, что Антива не только забрала правила Игры Орлея, но и усложнила их. Или не в Антиве дело?
[indent]Столько всего можно узнать, если Зевран захочет говорить.

[indent]И, все же, Эвелин рассмеялась - легко и звонко, услышав последнее. Искренне и долго выдыхала смех, пока не успокоилась.
[indent]- Обговорить условия собственного заказа? Жертва убийц может договориться с убийцами, чья репутация долгие века была притчей для многих народов за пределами Антивы... Правда? Ты шутишь, Зевран. Так просто не может быть. О чем я могу договориться? О удобных для убийства днях? Мне никогда не удобно быть жертвой... - Всё же, магу даже казалось, что она или надышалась слишком сильно этим тяжелым духом недалеких кожевен или таки получила по голове в бою. Это не может быть правдой.

+1

18

Смерть это естественная часть жизни. Невозможно быть готовым к ней. Даже те, кто сдался, в последний момент все равно будут напуганы. Страх постоянный и неизбежный спутник смерти. Зевран видел в своей жизни столько его проявлений, что почти привык. Но в том, чтобы пугать Инквизитора было определенное кисло-сладкое удовольствие, терпкое и вяжущее, как недозрелое яблоко. Если бы у них было чуть больше времени, он мог бы позволить этому фрукту вызреть. Не забавно ли наблюдать за тем, как сильные мира сего опасаются тебя? Забавно. Если кроме страха ты не способен ничего более внушить, то остается только забавляться, горько посмеиваясь над собою. Но ему это нравилось. Не просто дергать смерть за усы, вообще лезть к ней со щеткой для волос, намереваясь вычесать гриву. В этом было определённое болезненное удовольствие, которое мог позволить себе убийца.
- И это разумно, леди Тревельян. Я бы стал опасаться за будущее всего мира, если бы ты доверяла первому встречному антиванцу. Знаешь, тебе лучше не доверять антиванцам вообще. Да и кому бы то ни было, на самом деле. Просто на всякий случай. Я же и не жду того, что мы станем добрыми друзьями, но тебе стоит послушать мои рассказы об Антиве, раз уж ты все равно позволила мне закрыться с тобой в одной комнате. – Зевран подмигнул своей гостье, расплываясь в довольной улыбке. – Для меня это тоже риск, в конце концов. Ну и как Антива не обладает уникальными правами на убийства, так и Орлей не единственное государство со своими хитростями.
Он сделал глубокомысленную паузу, прежде чем начать обсуждать дела заказов в гильдии.
- Нет, ну а почему все должно быть сложно, в самом деле? – Вздохнул Зевран. – Знаешь, все куда проще и сложнее. Воронов этой стране больше, чем все думают и меньше, чем все думают. Почему? Потому что не каждая смерть случайна и не каждое убийство заказано. К тебе бегут люди с намерением убить, и ты тут же думаешь, что это Вороны. Но точно ли это? И я снова серьезно говорю о том, что путь не один. Да, можно прийти и спросить, серьезно ли они нацелились на убийство и попросить их передумать. Почему нет то? Вот есть хоть одна причина, по которой такой вариант не может быть реален?
Зевран проверил свою экипировку, похлопав по ножнам и поправив пояс.
- Мы можем выдвигаться, как только ты будешь готова, леди. – С изящным поклоном сообщил он.

+1

19

[indent]Зевран был не похожим на остальных убийц, с которыми Эвелин доводилось иметь дело. По-сути, он немного напоминал месье, что когда-то уведомил ее и Жозефину о Заказе на антиванскую дворянку, но более - нет, антиванский ворон не был похож ни на кого. В нем угроза смерти так плотно вросла в кожу, будто те же татуировки, что смотрелась и ощущалась как самое естественное из проявлений образа. Тревельян едва хмурясь, подумала о том, что ее, должно быть, считают и видят подобно - только самым явным из образом. Инквизитором. Мало кто в ней видит просто мага, еще меньше - просто женщину. Если так подумать - почти никого в инквизиции не миновала чаша сия: Лелиана, ушедшая Кассандра, Шартер, Каллен, все, кто остались - не совсем люди для других. Возможно, они уже не совсем они сами, а нечто большее, как и говорил Коул.
[indent]Стало зябко.

[indent]Эвелин поднялась и кивнула, внимательно слушая Ворона. Она все равно не могла так запросто принять то, что эльф говорил.
[indent]- Попросить передумать, значит? - Губы тронула тонкая ироничная усмешка. Леди Тревельян редко видела, чтобы те, кто желали ее смерти, легко отказывались от своих намерений. Напротив - упорно шли до конца. До их конца, конечно же.
[indent]Вернуть плащ на место и застегнуть его с одной рукой было тем еще развлечением, но этому Инквизитор научилась. Теперь помощь ей требовалась только если приходилось надевать церемониальные одежды. В остальном... у одиночества слишком много проявлений и ликов. В этом убийца, которого искала вся его гильдия, мог прекрасно разбираться, но говорить о своем одиночестве с эльфом-вороном, даже если тот мог понять, всё равно было невозможно - слишком велика пропасть между ними.

[indent]- Я готова, Зевран. Ночь будет не томной, уж точно, но... позволь кое-что спросить... другое. - Когда они вышли из комнаты и прошли подозрительными коридорами и по узкому переулку, где Тревельян вновь уже была в капюшоне, маг продолжила:
[indent]- Тебе не снились странные сны? С середины лета? Тебя никто не звал изменить свою жизнь? Я слышала, даже среди воронов многие эльфы исчезли, как исчезают по всему Тедасу...

+1

20

Что же, к своей чести леди Тревельян было не так уж и просто уговорить. Ей требовались гарантии, уверенность, которых он дать не мог, чго уж душой кривить. Что было бы, если бы вместо «доброй» сестры Соловей в Инквизицию угодил Ворон? Это могло бы стать очень удобно, по правде говоря. Покинутой гильдии пришлось бы не только признать его, но и припомнить, как произносить имя без презрения. Власть и статус всегда решали многое. Но не сейчас. Зевран бы не вступил в Инквизицию сейчас. Поддержал бы, если нужно, но не более.
Как еще он мог пояснить все сложности кодекса чести убийц? Нужно просто увидеть все своими глазами. Когда-то, помнится, Страж тоже имел честь быть приглашенным Воронами. Судьба сыграла злую шутку, позволив передать это сообщение именно Зеврану. Наверное, ему бы и стоило умереть тогда, как тем новичкам сегодня.
- Вежливо, леди Вестница, очень вежливо. Уверен, они передумают. – Вздохнул эльф, ожидая свою спутницу.
Тихой ночью, темной ночью топают клопы по полу и кошки носятся по крышам, а кто-то где-то неизбежно умирает. А ты давай, сиди в промасленной пахнущей специями стране и жди, когда придут за тобой. Нет уж, так не выйдет.
Они вышли в душную ночь, напоенную запахом моря и кожевенных мастерских. Вновь прошли по узким улицам, выбиваясь туда, где лунный свет освещает мостовую. Зевран едва расслышал её голос и чуть сбавил шаг, чтобы ответить.
- Ах, вот оно что? Они ушли менять свою жизнь из-за снов? Что же, эльфы живущие среди людей народ странный, которым никогда не дают забыть, что они на самом деле в этом обществе всего лишь мусор. Многие не понимают, что изменение жизни скорее всего принесет за собой смерть. Каждый, кто ушел, уже мертв и обязательно есть кто-то, кто об этом позаботиться. Уберечь себя смогут только лишь самые способные и сильные, а таких немного. – Ворон поравнялся с Эвелин и теперь шел плечом к плечу с женщиной, иногда касаясь её. – Я же сплю мало, чтобы сны всерьез успели коснуться меня.     
Недостаточно мало. Хотелось бы сказать, что голос в голове надоедает. Хотелось бы сказать, что и без этого шепотка достаточно сложно. Хотелось бы сказать, что ему не нравится чувствовать себя одержимым, или, чего хуже, Серым Стражем. Но он смолчал.

+1

21

[indent]- Но, всё же, ты тоже слышишь этот голос и зов? - Вот что было важно. Даже на другой край материка, так далеко от Морозных гор, простиралась сила Соласа, ведь, правда, он давно уже не был в Морозных горах (как думалось Эвелин), а Тень, наверное, можно охватить всю сразу, можно дотянуться во сны всех или же... или же где-то там, в Тени, звучит дивная песня, которую слышат спящие. Под которую эльфы встают и уходят, не оборачиваясь, из своих домов. Кем надо быть, чтобы петь эту песню или шептать этот наговор? О чем можно шептать так, чтобы всем снились разные сны.
[indent]Леди Инквизитор не знает.

[indent]Она, за несколько месяцев, почти сломала себе голову, раздумывая над тем, что и как происходит в Тени, но ответа нет в старых книгах - даже тевинтерцы были слишком молоды, как народ, как маги, чтобы охватить и понять всю силу древних элвен.
[indent]Древнего тевинтерского магистра, как оказалось, победить куда проще.

[indent]Эвелин чуть вздохнула, а потом покосилась на идущего рядом эльфа. Она была не высокого роста сама, так что смотреть в лицо Зеврану было удобно.
[indent]- Это правда, что ты вырезал весь дом Араннай? - Раз уж у них тут такие доверительные разговоры, почему бы не уточнить по слухам, что были пойманы по дороге в Антиву.

0

22

Они шли достаточно близко для того, чтобы Зевран мог уловить изменения в голосе Вестницы. Услышать нотки беспокойства. Вот за что она чувствует свою ответственность и чего боится. Конечно, простые убей-забудь-повтори ей сейчас покажутся настоящим отдыхом.
- Знаешь, однажды у меня были знакомые среди Серых Стражей. Эти ребята очень хорошо разбираются в мысленных приказах, Зове и голосах в голове. Я слышал, что с годами они слышат всё это отчетливее. Знаешь, что говорят о Зове? Что это самая прекрасная песня в мире, что лучше нее просто нет, и что она может заполнить всё, если ты ей позволишь. Когда песня заполняет все сознание, Стражи понимают, что пришло их время. Время умирать, кажется. – Вздохнул он и закатил глаза. – Так что я хочу сказать всем этим? Только лишь то, что даже у Стражей есть выбор. Ты можешь слышать прекрасную песню всю свою жизнь и при этом функционировать. Сражаться с порождениями тьмы, да? Есть выбор и у этой песни. Просто, видишь ли, зачастую выбора нет у самих эльфов. Тяжелые условия труда, невыносимые условия жизни, безысходность, эльфинажи, война. Не сложно предположить, что любая альтернатива этому будет воспринята с ликованием, даже если альтернатива всего лишь чуть-чуть лучше.
Достаточно ли одной ночи для того, чтобы два незнакомца начали понимать друг друга? Сомнительно. Но первая встреча это фундамент для последующего общения или сотрудничества.
- И кто же это поведал тебе такое, леди? – Укоризненно посмотрел на нее Зевран. – Целый дом, знаешь ли, это слишком много. Даже для такого прекрасного во всех отношениях мастера своего дела, как я. Конечно же я не занимался таким скупым и прозаичным делом, как чистое и методичное истребление целой ячейки! Тем более что всякая армия теряет желание сражаться, стоит лишь обезглавить её.
Эльф облизнул губы и улыбнулся своим мыслям.
- О, я просто сгораю от нетерпения и не могу не спросить.  Правда ли, что в Инквизиции есть такие вечеринки для своих, на которых принято раздевать друг друга, напиваться и развлекаться всю ночь? – Зевран бросил пытливый взгляд на Эвелин.
Ночь была еще молода, было бы разумно подождать утра, но Зевран упорно не желал быть сегодня разумным. Другого такого шанса может и не быть.

+1

23

[indent]- То есть кто-то сыграл на отсутствии выбора... на иллюзии отсутствия, потому что выбор есть всегда. - Эвелин кивнула в такт словам убийцы. Она видела выбор. Всегда видела. Она шла по дороге жизни так, что всё время приходилось выбирать, иногда, не только между злом и добром, но и между злом и меньшим злом, или, если не повезло: между злом и Злом.
[indent]- В Инквизиции ко всем относятся одинаково и раса не имеет никакого значения, но, жаль, что во всем мире нельзя назначить наши правила. Любое требование извне, любые навязанные правила на весь мир - это всегда война и боль. Как сейчас Кун, как когда-то Песня Света, а ранее - империя Тевинтер. - Эвелин умолкла, думая, что Солас, по-сути, это тоже делает: навязывает правила своего мира, даже разрушая мир. К хорошему ли, к плохому, но всегда был диктат.

[indent]- Болтуны на корабле, если честно. Я, иногда, слушаю о чем болтает народ. - Железный Бык давным давно показал как важно быть рядом с людьми и слышать их, а Сэра только дополнила и доказала эту важность.
[indent]Инквизитор понятливо кивнула: она сама так понимала войну и истребление гильдии - славное срезать верхи. Если бы кто-то захотел уничтожить инквизицию сейчас, сколько людей пришлось бы устранить? Кто встал бы на их место? Кто поднял стяг, даже если бы Вивьен заставляла... многие ли? Увы или к счастью, Эвелин очень сомневалась в том, что желающих масса. Возможно, потому всё чаще её преследуют демоны гордыни и ужаса.

[indent]А дальше леди Тревельян рассмеялась.
[indent]- Увы или к счастью, раздевали мы друг друга, только когда кто-то проигрывался в Порочную Добродетель, а уж напивались до безобразия... бывало. На войне, знаешь ли... - Метнув взгляд на Зеврана, маг кивнула. - Знаешь же, сам ведь Мор прошел.
[indent]Они шли по полупустым улицам, сворачивали на кварталы, где горели фонари, но тогда легко терялись в толпе ночных кутил. Антива не спит по ночам - заманчиво горят огни таверн и публичных домов.
[indent]- Далеко еще? - Тревельян немного устала, но чувствовала, что магический резерв почти восстановился и можно было быть готовой к любой пакости.

0

24

- Конечно, есть, - вздохнул Зевран. – В конце концов смерть тоже является выбором. Но выбрать смерть еще нужно суметь,  имея достаточно силы и власти. Но вот большинство эльфов не имеют этого. Кажется, будто бы они всю жизнь только и ждали того, кто мог бы повести их на сражение. Но какие могут быть войны из бывших рабов.
Эльф усмехнулся горькой и злой улыбкой. Иногда люди забывали, что он тоже один из них, считая его хорошим переводчиком да посредником между чеканутыми лесными остроухими и нормальными людьми. Нет, он не собирался их разуверить, но и он тоже чувствовал. Знал, что люди его используют, знал, что им нравится его видимая слабость и глаза, знал, что они считают его инструментом. Ничего из этого не делало его счастливее, но выбора действительно было не много. Либо жить по правилам людей в их клетках, либо бежать в поля, обниматься с деревьями. Кочевая жизнь, знаете ли, не совсем сахар и долийцы по факту не свободнее тех же городских. Но ему нравилось. Действительно нравилось, как рассуждают о свободе для всех и равенстве чистые господа в белых чертогах. Ему нравилось. Первые о несправедливости рабства начинают кричать работорговцы, наигравшись со своими рабами.
- В этом мире никогда не будет покоя, - уклончиво заметил Зевран, не стремясь развивать эту тему.
Он продолжал улыбаться так же легко, как и тогда, в бою, но зубы ныли, так сильно эльф их стискивал. Инквизиция имеет в этом мире слишком уж много власти, а это чревато. Кто-то обязательно должен был скинуть их с этого пьедестала, иначе рано или поздно мир будет уничтожен ими же. Интересно, он проживет достаточно долго для того, чтобы увидеть все это?
- Чем дальше от места событий, тем противоречивее слухи! – Бодро возвестил Зевран. – К примеру, какими только качествами и пристрастиями не награждает народ леди Вестницу!
Он довольно рассмеялся.
- Но хоть в чем-то мне не врали и это приятно! Уметь расслабляться очень важно. – Он даже позволил себе похлопать Эвелин по спине и тут же заговорщицки зашептал, - а у храмовников правда есть татуировки и метки на теле, которые они получают после посвящения?
Но, у нас в лагере тоже царила всеобщая любовь. Ты наверняка слышала те песни-баллады, что про нас Лелиана сочинила! Даже я слышал, чего уж тут.

Они уже подошли к большому дому на главной улице, над дверями которого висела большая табличка со схематическим изображением денег. 
- Мы пришли.
Зевран распахнул дверь перед леди и согнулся в поклоне, приглашая её войти. В конторе ростовщика было ужасно темно, пахло отчаяньем и страхом. Над конторкой сидела сгорбленная мужская фигурка, но он даже не оторвался от своих бумаг. Эльф же проследовал мимо, вглубь помещения. Оказавшись в следующей комнате он резко присел, а там, где только что была его голова, торчал маленький кинжал.
- Каталина! Я тоже рад тебя видеть! – Обезоруживающе улыбаясь и выставляя перед собой руки, произнес Зевран, уворачиваясь от еще одного кинжала.   
- Скажи, почему бы мне не убить тебя сейчас же, мелкий… - Отправляя в него расческу, прошипела простоволосая женщина в домашней одежде.
- Потому что у нас дело! – Выдохнул эльф, потирая место, в которое таки угодила расческа. – Знаешь, кто это?
Каталина, гневно сверкая глазами, отбросила с лица прядь волос и смерила презрительным взглядом гостей. Её губы изогнулись, будто она проглотила что-то кислое.
- Новая твоя хозяйка? – Уничижающее бросила она, продолжая смотреть на Эвелин.

+1

25

[indent]Убийца проявлял всю свою добродушность или мнимое радушие, но Эвелин было всё равно не уютно. Хотя бы потому, что это был убийца и Зевран, между добрых слов и веселых фраз, возвращал к своей сути: он был куда умнее, чем показывал. Наверне, другого не следовало ждать от мужчины, десять лет выживающего против гильдии убийц.
[indent]Леди Тревельян озадаченно посмотрела на эльфа, когда он похлопал ее по спине.
[indent]- Нет. И Лелиана давно уже не поет баллад. - Теперь инквизитор даже с подозрением посмотрела на убийцу дома Араннай, хотя он, и правда, мог не знать как сильно поменялась его прежняя боевая подруга. Все менялись. Эвелин была уверенна, что сама стояла слишком далеко от себя же, живущей пять лет тому назад.

[indent]Лавка ростовщика или какого-то торговца, к удивлению, работала ночью, хотя ни свечи в окне, ни фонаря, забранного слюдяными стеклышками, снаружи не было. Женщина оглянулась и, убеждаясь, что улица пуста, сначала незаметно бросила на себя барьер: ей очень не нравилось входить в темные помещения, откуда пахло сыростью (это в Антиве-то!), тем более - оставляя за спиной убийцу.
[indent]Но, как оказалось, если завернуть за угол и оказаться в глубине помещения, то тут и люди живые были. Человек. Один - ссутуленный мужчина, не отрываясь, работал при тусклом свете огарка. Это удивило женщину - ни один из ей знакомых ростовщиков и купцов не стали бы рисковать своим зрением и точностью в деталях, работая при таком тусклом освещении. Значит этот ростовщик был таким же ростовщиком, как она - менестрелем.

[indent]Вопросы к Зеврану копились и копились. Мрачно посмотрев из под капюшона на оставшегося сидеть мужчину, Эвелин прошла за убийцей и... чуть вскрикнула, когда тот едва не схлопотал один, второй кинжал в глазницу.
[indent]Она выхватила рукоять и шагнула вперед, зажигая в руке сияние силы теневого клинка.
[indent]- Мы точно пришли куда надо? - Эвелин смотрела на несдержанную девицу, которая напомнила ей Сэру в худшие дни той.

+1

26

Каталина была невысокого роста, так что ее легко можно было принять за эльфа, что, без сомнения, мужчинам очень нравилось. Сама она понимала это прекрасно. Обладая помимо этого достаточно привлекательной внешностью, женщина умело использовала каждое из своих достоинств. Она не была знатного рода, потому брак с ростовщиком, бывшим на двадцать лет её старше, был вполне приемлемым способом закрепится в обществе. Муж её нанял несколько помощников, некоторое из которых занимались делами днем, и кто-то один обязательно ночью, делая ту работу, что не терпит дневного света. Ростовщик вовсе не был человеком слишком уж старым и глупым. Он знал, что жена его, находясь в самом расцвете своей женской красоты, не будет делить постель с ним. Единственное, что от нее ожидалось – не глупить и не позорить семью, с чем Каталина без проблем справлялась. Все знали, что у нее есть любовник, может даже не один, но поймать её не могли. Охочим до слухов соседушкам оставалось только смотреть на её наряды, подчеркивающие достоинства, скрипеть зубами со злости, да сквернословить. Где и с кем гуляла Каталина предпочитали не знать, потому что помимо основного своего занятия она являлась одним из мастеров Антиванских Воронов, о чем, конечно, даже слухов не было. Зевран знавал медноволосую красавицу с давних пор. У нее, в отличие от многих других мастеров, был настоящий нюх на выгоду и достаточно светлая голова, чтобы в петлю её не совать.
Каталина подпёрла маленькими кулачками бока и грозно сверкнула глазами.
- Ну? – Процедила она.
Зевран, успевший уже почти удобно расположиться на полу, предпочитал не делать лишних движений, боясь спровоцировать очередное нападение на себя. Эта женщина всегда была столь пылкой, что иной встречи он просто не мог ждать.
- Полегче, Каталина! – Старясь неслышно пододвинуть к себе табурет, чтобы успеть укрыться от него от слующей атаки, пропел эльф. – Посмотри внимательно, дорогая! Перед тобой Инквизитор, Победительница воинствующих магов, Поборница самой благословенной Андрасте! Ты ведь знаешь кто это?
Женщина неприязненно поджала губы и менее гневно посмотрела на спутницу эльфа.       
- Высоко летаешь, - фыркнула она сквозь зубы.
- Каталина! У нас есть некоторые вопросы! – Протестующе прервал поток возможных оскорблений Зевран.
- Ну, конечно, есть. – Милостиво согласилась женщина, отбросила прядь отливающих алым волос и уселась на стул перед трюмо.
Надеясь на то, что буря миновала, Зевран осторожно поднялся с пола и повернулся к Эвелин.
- Ну, вот видишь, ничего страшного. Мы можем просто поговорить. – Храбро отметил он. – Я же говорил.
Каталина тут же фыркнула и резко подалась вперед. В мгновение ока Зевран оказался перед ней, стоя на одном колене и доверительно сжимая ее руку в своих ладонях.
- Видишь ли, милая Каталина, - целуя тыльную сторону её кулачка, в котором, впрочем, был уже зажат очередной кинжал, пропел Зевран, - на нас напали. Вот я и подумал, что, возможно, ты по старой памяти согласишься помочь. Подсказать, какой мастер занимается этим делом, к кому можно обратиться. Тем более что, как ты и сама понимаешь, первая попытка провались, равно как проваляться и все последующие. Полагаю, гильдия сейчас не в том положении, чтобы терять позиции?
Женщина резко вскинула вторую руку и нарочито нежно потрепала эльфа по щеке.
- А кого за это надо благодарить, не подскажешь? – С ядовитой усмешкой процедила она, остервенело поглаживая его щеку.
- Каталина, - с мольбой простонал Зевран, закатывая глаза.
Женщина высвободила свою руку и отпихнула эльфа.
- Я все понимаю. Действительно, были кое-какие слухи. – Она больше не обращала на него внимания, говоря напрямую с Эвелин. – Вопреки расхожим слухам, в гильдии не все такие ущербные, что хватаются намеренно за те заказы, которых не осилят. Обычно за такое никто не берется. Я даже и подумать не могла, что кто-то решится сразится с Инквизитором. Но, видимо, кто-то нашелся. Не знаю. Я попытаюсь выяснить, но на это потребуется время.

+1

27

[indent]Странная встреча с рыжекосой убийцей оставила горьковатое ощущение обмана и недосказанности, но делать в той каморке больше было нечего - условившись о месте и времени, Тревельян покинула дом ростовщика. Как ни странно, Зевран ушел тоже, хотя Эвелин показалось, что он вполне мог остаться и вся та возня с кинжалами была не более чем игрой, ради впечатления одинокой зрительницы. Но именно потому, что возня убийц больше напоминала эротическую сценку, леди Тревельян не восприняла ее как должную угрозу. Эльф рядом, не показывающий и не ловящий кинжалы, казался куда опаснее.

[indent]Впрочем, всё означенное еще придется проверить.

[indent]В назначенный день, с неудовольствием отмечая, что подвергать угрозе дом Монтилье, даже если убийцы будут так же расторопны, как и прошлую ночь и ринутся в гостевые покои, никого не задев из слуг и жителей особняка... подвергать угрозе дом прекрасной девушки и ее родни, не хочется. и если окажется, что ситуацию с Воронами не уладить полюбовно, Эвелин готова была не только сегодня же покинуть особняк и перебраться в сьемные покои в городе, но и вовсе - покинуть Антиву - на корабле количество возможных убийц всяко уменьшится, а чем ближе к Скайхолду будет судно, тем будет безопаснее.

[indent]Но все решится сегодня.
[indent]Эвелин бросила в фонтан серебрушку и обернулась - в пустынном скверике квартала знати, казалось, притаился кто-то, кому, наверное, не до пары монет в карманах Инквизитора, а до... его жизни?
[indent]Доверяя своим ощущениям, женщина сначала бросила на себя барьер и будто "защипнула" пальцами воздух, готовая выпустить цепную молнию - посох за спиной, закрепленный на ремнях поверх легкой куртки и рукоять клинка при бедре - Эвелин думала, что сегодня таки придется повоевать.
[indent]- Выходи.

+1

28

[indent]Так уж сложилось, что Зевран проникся к Каталине искренним уважением. Время от времени они любили делать вид, что между ними что-то есть или может быть, но никогда ничего было. Один лишь искренний флирт как верх взаимного уважения. Так оно всегда и было. Эльф знал, что в их отношениях нет места чувствам, потому для затравки требовалось что-то более существенное, чем обычная просьба. Но Каталина ничего не затребовала взамен. Пока ничего. Скорее всего, она намеревалась оказать услугу Инквизитору. Пожалуй, стоит сказать Эвелин, что она останется должна? Зевран, положив подбородок на сложенные ладони, лениво следил за передвижениями Вестницы. Весь текущий день эльф неотрывно присматривал за ней, просто потому, что его не станут искать вблизи нее. Ворон наверняка знал, что пока суть да дело, бумажная волокита и бюрократия, никто не придет убивать её. Но женщина, похоже ему не очень то и верила. Она очень нервничала и проявляла крайнюю степень беспокойства.
[indent]«С такими то нервами да во главе целого воинства? – лениво подумал Зевран, лежа на крыше. – Создатель, спаси Тедас»
[indent]Чуть позже, когда леди Инквизитор решила просигнализировать о готовности к переговорам, оставшись одна, Зевран подошел ближе, чем обычно. Напряженный голос Эвелин отдал недвусмысленный приказ. Эльф призывно покачал веточкой кустика, за которым скрывался и громким шепотком произнес:
- Псст, госпожа! Немного антиванских интриг не желаете?
[indent]Не собираясь искушать судьбу, Зевран вывалился из своего укрытия и посмотрел на женщину с хитрой улыбкой.
- Доброго дня, леди. – Склонившись в поклоне, промурлыкал Зевран. – Вот мы и встретились при свете солнца! Я уже получил кое-какие ответы на интересующие нас обоих вопросы. Достаточно ли мне доверяют, или нам придется вновь пойти к Каталине?
Зевран замолчал, ожидая вердикта Эвелин.

Отредактировано Зевран (2018-02-05 14:34:47)

+1

29

[indent]Тревельян узнала голос, а потому в сторону качающейся ветви жасмина не полетело что-то гремучее и пахнущее грозой. Эвелин даже обозначила улыбку, делая вид, что ей так же смешно.
[indent]- Сегодня меня еще не пытались убить, так что доброго дня, Зевран. Или мне обращаться по другому имени? Я, право, позавчера не уточнила этот момент. - Поклон был безупречен. Тревельян о сих пор не могла понять кривляется ли ворон (или бывший ворон, не важно) постоянно или же, на самом деле тот, кем кажется.
[indent]И чаши весов обращались к тому, что остроухий просто очень и очень умелый лицедей. А Эвелин всегда было сложно с теми, кто хорошо лжет.

[indent]- Думаю, можно обойтись без визитов. Я ценю и твое, и свое время, так что... у нас есть план? Или поговорим здесь? - Тревельян не имела ничего против этого перспективного скверика, кроме того, что даже у стен есть уши, но, возможно, здесь были только полезные уши. Кто знает.
[indent]Магичка поправила положение древка посоха за спиной и посмотрела в небо, зажатое меж черепичных крыш.
[indent]- До сих пор не могу привыкнуть, что у вас даже осенью жарко. - И почти без перехода. - Убийца был один. Вломился в дом Монтилье с кинжалами. Я все равно не спала, так что встретила его радостно... полагаешь, мне незачем ходить по городу с оружием? - Эвелин, сколько бы не говорила с Жози, все равно не могла понять эту видимую невыносимую легкость бытия антиванцев.

0

30

Мужчина внимательно осмотрел скверик. В это время года убийц в нем было не более чем принято. Где-то в кустах сдержано кашлянули, но Зевран не обратил на это никакого внимания. Засады в живописных местах дело обычное. Не мешай другим и тебе не помешают.
- Да, сейчас, - кивнул эльф, воровато осмотрелся и подступил чуть ближе. – Знаешь, мне с первого взгляда все это очень не понравилось.
Зевран вновь бросил недовольный взгляд на другой кашлянувший кустик.
- Понял, понял, - громко гаркнул он.
Зевран гадливо поморщился, затем с приятной улыбкой обратился к леди Вестницы, склонившись перед ней в поклоне и предлагая ей свою руку.
- Леди, очень жаль, но, судя по всему, этот скверик на нынешнюю ночь уже кем-то зарезервирован. Давайте прогуляемся вдоль садов или набережных и побеседуем о наших делах. – Кустики в ответ облегченно выдохнули.
Эльф шел достаточно близко, почти касаясь плечом своей спутницы и говорил достаточно тихо, но чтобы она могла без проблем расслышать каждое слово:
- Так вот, как я уже говорил, дельце дурно пахнет. Ну не буду тянуть кота за его кхм, усы и скажу прямо: Вороны тут не при чем. – Он сделал предупредительный жест, прося дослушать его до конца. – Официально они отказываются подтверждать своей участие в этом деле и это факт. Но мне удалось выяснить, что кое-какие молодые наемники решили поучаствовать в деле одного аристократа. По собственному желанию. Смею заверить, смерть их от нашей руки была облегчением и избавлением. Этот господин не настолько богат, чтобы всерьез рассчитывать на смерть Инквизитора и платить за это Воронам. Убийцы будут преследовать леди ровно до тех пор, пока она будет оставаться в Антиве, не более того.       
Зевран остановился, ожидая реакции и решения Эвелин.

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Черные перья на белом песке [19-22 Жнивня, 9:44 ВД]