НОВОСТИ

15.08. новости к обновлению сюжета, возвращение комментов к репутации
06.08. 8 месяцев игры - цитаты прилагаются

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Путь к сердцу [19 Августа, 9:44 ВД]


Путь к сердцу [19 Августа, 9:44 ВД]

Сообщений 1 страница 30 из 79

1

http://skrinshoter.ru/i/250518/vwECGEKp.png

Путь к сердцу [19 Августа, 9:44 ВД]

Время суток и погода: день клонится к вечеру, жаркое августовское солнце застыло над полусонным Велуном, заставляя жителей надменно прятаться за веера и зонтики, в худшем случае прикрывать ладонями глаза, лишь бы избавиться от его слепящего закатного света. Ничего, кроме неприятного жара, не предвещает беды.
Место: орлесианский город Велун, немного Морозных Гор и дикие места проживания авварских племен.
Участники: Оливия Никс, Солраад Адаар.
Аннотация:
Многие гадают, через что всё-таки лежит путь к сердцу женщины: кто-то ставит на богатства, кто-то на счастливую семью и возможность воспитать добрый десяток детей, кто-то и вовсе задумчиво кивает на власть, возможность помыкать другими. А один упертый похлеще барана коссит считает, что путь к сердцу женщины лежит исключительно через само сердце. Просто неважно, чье именно.

0

2

Лето постепенно подходило к концу, и этот факт немного огорчал тевинтерку. Как уроженка Империи, она любила солнце и жару, наслаждаясь, когда через чёрную одежду тело немного припекало, это навевало воспоминания о доме. Окна в ее небольшой квартирке были распахнуты, цветные занавески колыхались под порывами слабого ветра, на пол опускались приносимые им из леса листья и пух. Само помещение было не очень большим, идеально чистым, без лишних предметов роскоши, помимо необходимых предметов мебели заставленное книгами на полках, да склянками со всевозможными элексирами на столе. Сразу было понятно, что это комната Никс.
День девушка провела расслаблено, утром вышла в лес на небольшую тренировку, пообедала, а, затем, просто отдыхала. Только вчера днём вернувшись из очередного похода с гномами, переправлявшими, в этот раз, на один обоз валостума больше. Очевидно, спрос на зелье продолжал расти, и, Оливии это было только на руку, деньги лишними не бывают. Хотя, и нападать стали чаще, видимо, по рядам простых разбойников слухи про дорогое зелье расходилось быстро.
Брюнетка сидела в простом, глубоком кресле, склонившись над томом "Тайны магистра Телария. Писание Эмиля Вира", наверное, уже в тысячный раз перечитывая одну и ту же страницу. Книга была толстой, в переплете из черной потрескавшейся кожи, желтые страницы, казалось, могут раскрошиться от одного касания, девушка провела ни один день расшифровывая древний тевин, буквы, в некоторых местах, были, практически, не читабельны. Однако, дни и ночи, проведенные за томом, дали свои результаты, и, магичка, наконец, собирая слова, словно замысловатый пазл, смогла понять то, что так долго ускользало. Несколько раз прочитав книгу, у Никс оставалось ощущение, что, как только она хватается за самую суть описания местоположения "мощнейшего артефакта, созданного Теларием", эта нить снова теряется в клубке непереводимой игры слов древних. Но, примерно, с месяц назад, девушка смогла, как ей казалось, понять суть писания, приходя в трепет от одной мысли об этом. Тогда тевинтерке захотелось сразу же запрыгнуть на коня, и, что есть сил, помчаться на поиск артефакта, но, увы, благоразумие, как всегда, взяло верх. А положение дел было таким: у Оливии горел заказ, за который она взялась преждевременно, денег на столь далёкий переход не хватило бы, да и вообще, отправляться одной было и вовсе не безопасно. Хоть тевинтерка и предпочитала быть самостоятельной, действовать в одиночку, все же, в этот раз, ей действительно не помешала бы помощь.
Аккуратно закрыв старинную книгу, девушка, прикрыв глаза, помассировала переносицу, думая, что же ей делать дальше. Время шло, а подходящий момент все не наступал. Такими темпами, скорее всего, придется воспользоваться силами наемников, а бродить по Морозным горам с незнакомцами было сомнительным удовольствием. С тяжёлым вздохом, убирая книгу на место, брюнетка собиралась уже спуститься вниз, на ужин, как вдруг раздался требовательный стук, и, не дожидаясь ответа, дверь комнаты резко распахнулась.
- Он... Там... - щуплый мальчик, с жидкими светлыми волосами и водянистыми глазами, пытался перевести дух, одновременно силясь что-то сказать. - Светловолосый коссит с большим мечом пришел. Он в таверне Эдрика, с каким-то остроухим.
‌Наконец, юнец успокоился, и, теперь, широко улыбаясь беззубым ртом, протягивал ладонь. Оливия, кивнув, дала мальчику три медяка, спроваживая из комнаты. Что же, нанимать детей было для девушки не впервой, да они и сами явно горели желанием подзаработать. Никс давно уже решила, кто ей нужен для этого путешествия, но, так как сама она периодически не находилась в городе, пришлось соорудить нескольких ребятишек на слежку, и, возможную передачу послания рогатому, если она, вдруг, окажется на работе. Благо, Солраад появился в городе как нельзя кстати. Хотя, когда он поступал иначе?
‌В этом сезоне Орлей носил жёлтый цвет, гармонируя его с зелёными и синими перьями, Оливия же, как будто, издевалась над местной модой, служила своеобразной карикатурой, каждый день шокируя местных дам. Она вышла на улицу, как всегда, все всем черном, лёгкая рубаха, обрамленная черными перьями, оголяла плечи, кожанная юбка была чуть выше колена, в повседневной жизни магичка предпочитала что-то простое, приятное.
‌Чувствовала ли она хоть что-то, сбегая от коссита в прошлый раз? Да, конечно. Сначала это было облегчение, что все, наконец, закончилось. Она вновь дома, не надо терпеть постоянную грязь, холодный ветер, и однообразную пищу. Не надо возводить новые преграды между собой, и кем-то очень назойливым, стремящимся ворваться в ее жизнь, увлечь за собой. Ну, а после, в душе шевельнулся червячок сожаления. Она не могла больше отрицать, что проводить время с Солраадом было, как минимум, занятно. Теперь же, девушка сама нуждалась в его помощи, ну, или просто искала повод для встречи? Развивать эту мысль не хотелось. Магичка всегда была одна, даже находясь в толпе, Оливия наслаждалась одиночеством, упивалась им, всегда находила что-то приятное сама в себе. Так отчего же сейчас, вдруг, ей так остро потребовалось общество?
‌Девушка быстрым шагом пересекла улицу, подходя к той самой таверне, в которой они и расстались. Логично, что он решил снова прийти именно сюда, если, судя по его же словам, собирался продолжать поиски своей "дамы сердца". Почему-то, Никс всё равно продолжала сомневаться, что он явился именно за ней. Ладно, не суть, самое время это выяснить. Входя в помещение, девушка огляделась, огромный коссит сразу бросался в глаза. Он сидел в пол оборота к двери, не замечая магичку, очень увлеченно ведя диалог с эльфом. Оливия, особо не церемонясь, просто подошла к столу, и, отодвинув стул, села на него.
‌- Мне нужна твоя помощь. - вместо приветствия, прерывая диалог мужчин, резко произнесла она, смотря косситу в глаза. Затем, выдержав небольшую паузу, перевела взгляд на его собеседника. - Это ведь ты тогда помог с храмовниками? Тоже можешь пригодится, за работу, я, разумеется, заплачу.
[ava]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/3da81ce61d3ec3d110c22dbcfa831c1d.jpg[/ava]

Отредактировано Оливия Никс (2018-05-30 14:47:44)

+1

3

До возвращения Солраада «домой» прошло добрых две недели и там, как оказалось, уже успели несколько раз помянуть его, похоронить и оплакать — спасибо Эйелису за оперативную работу, уж тот постарался как можно громче и с изрядной долей драматизма кричать об отсутствии мозгов у своего товарища, что отправился на верную смерть.
— Я ведь говорил тебе, что всё будет в порядке, — в тот день коссит с такой силой похлопал эльфа по плечу, что тот едва не отлетел в сторону. — Всё твои предрассудки да глупости, никто меня убивать не собирался.
Факт заживающего ранения успешно игнорировался наравне с пустым кошельком и потрепанным видом, словно он попался в лапы пары-другой разбойников или отсидел очередной раз в тюрьме какого-нибудь города, где терпеть не могли кунари в свете последних событий. Сам Солраад утверждал обратное, считая себя одним из самых счастливых людей во всём Тедасе и даже необходимость отпиваться какими-то зельями по рекомендации целителя не остужала его пыл.
Вот только в жизни его существовали не только развлечения и попытки угнаться за своей дамой сердца, но и кое-что не менее важное: обязанности. Как и многим доморощенным рыцарям, косситу требовались деньги на исполнения своих желаний, а из воздуха, как известно, золото не берётся. Оливия могла быть самой прекрасной женщиной на континенте, быть хоть императрицей Тевинтера, однако возвращаться в Велун и искать её вновь мужчине было не на что. В лучшем случае он мог отправиться на поиски счастья как был — со скромными пожитками, любимым мечом и, как любил выражаться его остроухий друг, пустой головой, да только далеко ли ушёл бы?
Таким дураком Солраад не считался даже среди товарищей, не по наслышке знакомых с тем, что он может творить во имя своих идей. На протяжении двух месяцев он отложил в сторону своё «дело всей жизни» — вклинивался в любые дела, что попадались под руку и куда позволялось, находил какие-то подработки в ближайших городах и деревнях, казалось, за ум взялся. И ни разговоров про свою ненаглядную, ни попыток склонить Эйелиса на свою сторону не заводил даже пьяным — да и выпить оставался гораздо реже обычного, постоянно размахивая своей дубиной на заднем дворе.
На какое-то мгновений эльф поверил в эту глупость: решил, что у его друга наконец прорезался мозг, что он сумел отделить зерна от плевел и понял — в его сумасшедшей чародейке столько же особенностей, сколько в любой женщине вокруг. Да хоть в той же кухарке, что в последний раз попыталась выставить наглого остроухого со своей кухни с возмущенными криками, хотя тот даже и не думал к ней приставать. Почему глупость? Да потому что в его дражайшем рогатом товарище мозгов было ни на грош и в августе он вновь завёл старую песню о главном.

Погода в августе стояла жаркая, солнце пекло будто бы за все три месяца разом и даже морской ветерок, которому полагалось быть прохладным, не спасал от удушающего тепла. Гомон в порту Велуна стоял оглушающий, люди сновали туда-сюда, торговались у местных рыбных лавок, ругались между собой и красовались яркими нарядами перед своими соседями. Как их только не воротило от запаха? Может, когда-то продаваемый улов и был свежим, однако палящее солнце явно не пошло ему на пользу. Невольно скривившись и ускорив шаг, Солраад, сам того не желая, обидел какую-то даму, пославшую ему вслед витиеватое ругательство на орлесианском. Как ей повезло, что наемник знать не знал этого языка, воспринимая его как набор слов человека, язык которого распух от укуса пчелы.
— Напомни мне, зачем мы сюда заявились, — недовольно бормотал Эйелис, тащившийся позади коссита и не поспевающий за его широкими шагами. Их разница в росте зачастую заставляла эльфа чувствовать себя ребенком рядом с ним. — И почему тебя не остановила даже морская болезнь.
— Хватит ныть, — они шли через тот же лес, что и в прошлый раз, разве что теперь, наученный горьким опытом, Сол предпочитал обходить стороной главную тропу. — Я, между прочим, тебя с собой не звал. Это ты решил, что без тебя я не справлюсь, так что наслаждайся жизнью, страной или чем ты там ещё обычно наслаждаешься.
Неспешным (конечно же, только на его взгляд) шагом Сол по памяти направлялся к той таверне, куда они с Оливией заходили в прошлый раз. Нет, он не надеялся, что она сидит там сутками и ждёт встречи с ним, ему хватало ума понять: женщина скорее поверит в то, что Создатель спустился с небес и дарует всем желающим благословением, нежели в искренность и силу его чувств; однако нужно было откуда-то начинать поиски. Чародейка сказала, что знает хозяина, а значит и какую-никакую информацию из него вытянуть можно.
Вот только хозяина таверны сегодня не было. Темноволосая низкорослая служанка испуганно пробормотала, что у него какие-то дела и вернётся он только через два дня, а затем убежала за элем. Неважно, выглядел Солраад как оборванец или как самый обычный путешественник — за человека его явно не принимали. Во взгляде девчушки так и читалось «не убивайте меня, пожалуйста», будто он не вопрос ей задал, а навис над ней, угрожая мечом.
— Это знак, Сол, — эльф кивнул в сторону стойки. — Не найдешь ты здесь свою магичку.
И нельзя было представить, что хуже: выслушивать очередные лекции Адаара или видеть как к их столу от дверей направляется изящная женщина в чёрном, в отличие от цветастых орлейских, платье. Слишком хорошо он знал, кто она такая. Вот только неужели она и сама искала этого влюбленного идиота? Ладно он дурак, но ей-то для чего понадобился простой коссит из народа? Рабочих рук мало?
В самом деле — мало.
— Ну нет уж, — Эйелис поднялся с места первым, качая головой и облокачиваясь руками на деревянную столешницу. — Никакой работы, у нас и без этого забот полон рот. Мы как раз собирались уходить, не так ли, Сол?
Тот уходить не собирался. Более того, на своего друга он не обращал ровным счётом никакого внимания, странновато улыбаясь в ответ на предложение чародейки. Неужели он был настолько слеп, что в упор не видел очевидного? Да она же его использовать хотела!
— Я не думал, что ты придёшь сюда сама, — улыбка так и не сошла с его тонких губ, создавая иллюзию какого-то хитрого выражения лица. — А говорила, что уйдешь и больше не вернёшься. Выходит, не так всё и плохо, да? Иначе именно ко мне не пришла бы. Не обращай внимания на Лиса, у него проблемы с восприятием мира. Он искренне верует в то, что ты убьешь меня при первой возможности, примерно как у андрастиан в Создателя.
Не нужно было быть пророком, чтобы предсказать, что этот твердолобый баран ещё и от денег откажется.

+1

4

Таверна была почти полностью забита людьми, вечерело, работа у многих простолюдинов была окончена, и они, спасаясь от жары, искали убежище за кружкой холодного эля. Оливию здесь уже знали, так что привыкли к виду странной женщины, постоянно носящей черное. Кроме имени, ничто не выдавало в ней тевинтерку, а, отсутствие посоха, скрывало магический дар, так что, жила она спокойно, хоть и ловя на себе косые взгляды. А, вот, к появлению огромного коссита, местные готовы не были, конечно, кто-то из них помнил, что, пару месяцев назад один похожий уже заявился в город, но, он достаточно быстро ушел, не оставляя после себя важных напоминаний. Сейчас же, все внимание в помещении было приковано именно к этой троице.
После появления Оливии, за столом, всего на миг, повисло молчание, а, затем, эльф резко встал, протестующее ударив руками по дереву. Девушка догадывалась, что именно в ней могло вызвать такую бурную и нервную реакцию собеседника, все-таки, она же ужасная тевинтерская чародейка, но, от компаньона Солраада она этого не ожидала. Видимо, благосклонно к ней относился только рогатый, впрочем, ей большего и не надо, не обязательно заводить дружбу с каждым, это ведь, всего лишь, временная работа. Хотя, увидев эльфа, Никс уже успела  мысленно изменить свой план. Девушка, пару раз ударив ногтем по поверхности стола, раздумывая, повернулась к косситу. Изначально, она планировала отправиться в путь только с великаном, но, Оливия уже поняла, что и этот остроухий не так уж бесполезен, было бы неплохо заполучить и его в экспедицию, все-таки, кто знает, что ждет в пути, а разбойничьи навыки могли бы пригодиться. Впрочем, очевидно, что, раз эльф сейчас здесь, значит, коссит, каким-то образом, все таки смог притащить его на поиски «великой и ужасной тевинтерки», получается, чтобы заполучить третьего, надо договориться с рогатым.
А на лице Солраада играла какая-то хитринка, яркий блеск глаз придавал ему и вовсе образ мальчишки, задумавшего очередную проказу. Тевинтерка мысленно напряглась, не совсем понимая, что у того на уме. Разумеется, она, все еще, ждала какого-то подвоха от коссита, так что бдительность старалась не терять. Однако, судя по дальнейшим словам рогатого, ее опасения вновь не оправдались, и, та, хмыкнув, начала отвечать:
- Я сказала, что только уйду, про возвращение и слова не было. Да и вообще, почему бы не зайти в таверну, расположенную в двух шагах от моего дома. – решила слегка подразнить рогатого магичка, намекая, что тот мог и не уплывать в прошлый раз, ведь убежала она не так уж и далеко. – Зачем мне убивать того, с кем предстоит отправиться в путешествие к аварским племенам? Таких дураков в Орле сложно найти.
Брюнетка села более расслаблено, пытаясь своими словами заинтриговать рогатого, а, непринужденным видом, заставить эльфа хоть немного успокоиться. Ей казалось, что перспектива побывать у диких горцев может зацепить коссита. Хотя, с эльфом было сложнее, этот, кажется, рисковать не очень хотел. Что же нужно наемнику, если обещание платы не смогло его заинтересовать? Девушка вновь посмотрела на напарника Солраада, но, увы, так ничего и не смогла понять.
- Я смотрю, вы ничего так и не заказали. Как насчет того, чтобы я угостила вас выпивкой, а вы обдумали мое предложение?
Во время каких либо переговоров, казалось, что капля Орлейской крови, текущая в жилах магички, просыпалась, одаривая ее некоторым красноречием и деловой хваткой. Коссит, понятное дело, не стал бы отказываться, но, с эльфом было сложнее. Он диковато смотрел на Оливию, будто опасался, что она прямо сейчас пустит его на какой-нибудь кровавый ритуал.
- Боишься, что я отравлю тебя? Не вижу смысла делать что-то подобное с теми, у кого пришла просить помощи. – вновь, слегка подразнивая собеседника, произнесла брюнетка.
Поочередно посмотрев на каждого из мужчин, чуть задержав взгляд на коссите, девушка поднялась со своего места, лавируя между столами и все пребывающим народом, подходя к служанке. Она надеялась, что, оставшись наедине, Солраад попробует вразумить напарника, но, по большому счету, это не критично, в принципе, они и вдвоем могли бы справиться. Тевинтерка не спешила, уточнила о блюдах, подаваемых сегодня, выборе эля и вина, хотя, и так знала, что ей ответят. Женщина за стойкой смотрела на нее снизу вверх, больше похожая на гномку, хотя, у тех не бывает такого жалкого затравленного взгляда. Покосившись на стол, за которым сидели коссит и эльф, девушка решила, что, если задержится еще дольше, Солраад может подумать, что она вновь решила сбежать, и, наконец, определившись со своим выбором, пошла обратно, проталкиваясь между людей, вновь усаживаясь на свой стул. Совсем скоро перед троицей опустились две большие кружки темного, густого эля, и один, со сколотым краем, бокал красного вина. Служанка поспешила дальше, а магичка вновь перевела взгляд на мужчин, ожидая их вердикта, надеясь, что сумела заинтриговать хотя бы одного.
[ava]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/3da81ce61d3ec3d110c22dbcfa831c1d.jpg[/ava]

Отредактировано Оливия Никс (2018-05-30 14:48:11)

+1

5

— Зайти в таверну, расположенную в двух шагах от твоего дома и каким-то чудом найти там того, у кого ты хотела попросить помощи? — сегодня Адаар различал тонкую иронию гораздо лучше обычного, довольно ухмыляясь в ответ. — По истине магическое совпадение, поверить в которое не получится даже у меня, дорогая. Сойдемся на том, что ты пришла сюда умышленно — ради работы или чего-нибудь ещё, что до сих пор отрицаешь.
Солраад чувствовал себя так же легко, как и Оливия, поудобнее развалившись на деревянной скамье с невысокой спинкой, занимая собой почти всю её площадь. Очевидно, его совершенно не волновало происходящее: он считал нормальными и просьбы чародейки, и чудесное стечение обстоятельств, и предложение выпить. Кивал, улыбался, внимательно следил своими ярко-голубыми глазами за каждым движением тевинтерки, вспоминая как в прошлый раз она улизнула от него подобным образом. Но нет, на этот раз её черное платье и копна темных волос выделялись на фоне ярко одетых женщин и простых работяг за столами.
Всё-таки не зря он решил вернуться сюда именно в этот период, не просто так работал, не покладая рук на протяжение пары месяцев. На этот раз Оливии не сбежать от него просто так, тем более... Что она говорила про авварские племена? Он был не против отправиться с ней хоть на край света, если это поможет им стать немного ближе. Интересно, что она искала среди этих варваров. Солраад не слышал, чтобы среди них была распространена магия или чтобы они пользовались чем-то особо могущественным. Честно говоря, об авварах он слышал только несколько вещей: те предпочитали решать все проблемы боем и раскрашивали себя какой-то самодельной краской, пытаясь слиться с окружающей средой. Не сильно отличались от тех кунари, что жили в Пар-Воллене, а? Те, говорят, тоже раскраской тела баловались.
— Ты меня вообще слушаешь? — возмущенный голос Эйелиса раздался прямо над ухом мужчины, выбивая из плена приятных мыслей. Эльф был зол, недовольство буквально читалось у него на лице. — Вернись в реальный мир, рыцарь! Твоя баба пытается воспользоваться тобой по полной программе, даже не думай соглашаться на какие-то там её условия... Она, вон, прямо тебя дураком назвала, а ты только улыбаешься сидишь.
— Я уже говорил тебе, Лис, — никто не заставляет тебя идти за мной хвостом, — Адаар нахмурил брови, наконец-то повернувшись к другу лицом. Отказываться от своих намерений он не собирался, независимо от того, что скажет или сделает его остроухий товарищ. — А я уж как-нибудь сам разберусь, на что мне соглашаться, а на что не стоит. Уяснил?
— Вот помяни моё слово, опять едва на ногах стоять будешь после этого приключения, — мужчина занял свое место на скамье, скрестив руки на груди. — Она если и не убьёт тебя, то...
— Что ж в прошлый раз тогда не убила? Сколько уж раз могла, а что-то всё нет и нет. Смотри-ка, даже вылечиться помогла и пива поставила, даром, что сбежала потом. Но она же женщина, дубина ты, женщины всегда так делают — уходят, оставляя за собой шлейф тайны. Женщин завоевывать надо.
— Создатель помилуй, она тебе страна какая? Или территория? Головой своей хоть иногда думай! У неё может быть десяток своих интересов, только ты, очевидно, в них не входишь.
— Ты завидуешь, что ли? Это потому что тобой вообще никто не интересуется, да? Тебя в последний раз даже в борделе отшили...
Дать подзатыльник такому высоченному дураку — это ещё постараться надо, но у Эйелиса получилось. Он не просто дотянулся до Солраада, ещё и зарядил ему как следует. Повезло, что в этот момент за столом вновь появилась чародейка, иначе посетители таверны стали бы свидетелями странной дружеской перепалки, из-за чего их обязательно выставили бы из заведения, как оно обычно и бывает.
— Надеюсь, леди, я для вашего великого плана не сильно-то и нужен, потому что дураков в Орлее маловато и я в их число не вхожу, — едва по столу стукнула пара кружек, произнёс эльф, всем своим видом показывая незаинтересованность. — И единственного дурака, согласного на ваши авантюры, тоже попросил бы не трогать.
— Попроси кого-нибудь другого, Лис. Что ты хочешь от авваров, дорогая? — безо всякого стеснения или попыток оправдать друга, Сол взялся за кружку густого темного пива, неспешно делая пару глотков. Напиток здесь варили хороший, он приятно охлаждал горло и здорово спасал в такую духоту. — Говорят, они не самые приятные люди, да и местность обитания диковата. Понравились приключения в дикой природе? Ничего не имею против, только это и поближе устроить можно.

+1

6

Оливия подняла свой бокал, чуть покутив его в руке, наблюдая, как играет на свету вино. В маленьком городе было не так уж много хорошего алкоголя, а девушка, предпочитая употреблять исключительно красное, кажется, испробовала все таверны Велуна, решив, в итоге, остановиться на этом месте. Конечно, заядлой пьяницей она не была, но, иногда, расслабиться помогали только пара бокалов перед сном. И, кстати, как ни странно, ключ к расшифровке местонахождения артефакта пришел к девушке как раз на легкую голову. Никс обратила внимание, что атмосфера за столом, за время ее отсутствия, несколько изменилась, стала более напряженной, кажется, как она и надеялась, Солраад попытался договориться с напарником. Сделав маленький глоток, магичка заметила, какой неоднозначный взгляд бросил остроухий на коссита, кажется, тот задел его за живое. Хорошо, что она путешествует одна, не хотелось бы вот так глупо раскрывать кому-то свои слабые стороны, что неизменно происходит при долгом общении. Конечно, она и сама планирует отправиться в длительную экспедицию с рогатым, но, тут уж лучше брать проверенную личность, а там, под конец, она снова что-нибудь придумает для побега, усыпить бдительность коссита не сложно. Кажется, это все начинало превращаться в извращенные «кошки-мышки», но, сама мысль о том, чтобы сблизиться с кем-то, заставляла у Оливии холодеть все внутри.
- Как знаешь, а мог бы хорошо заработать. – произнесла Никс, даже не смотря на эльфа, все так же наблюдая за пляской жидкости в своем бокале от движения ее руки.
Разумеется, эльф сразу понял корыстные мотивы магички, и, видимо, в ее отсутствие, пытался вправить мозги великану, указывая на то, что девушка просто дурит мозги рогатому. Благо, Оливия уже знала, что это бесполезно, и, на данный момент, воодушевление и наивность коссита были только на руку. Разговор с этим Лисом, или как там его, был закончен, что же, жаль  терять умелого разбойника, но, тут уж ничего не попишешь. Все равно изначально магичка не планировала третьего участника, так что теперь обращалась исключительно к Солрааду, будто за столом они были только вдвоем. А собеседник только довольно улыбался, видимо, его действительно  даже уговаривать не придется, поразительная готовность. От очередного «дорогая» Никс тяжело вздохнула, успела она за пару месяцев отвыкнуть от этого обращения, но, знала, что протестовать здесь бессмысленно.
- В этот раз мы подготовимся получше. – быстро произнесла девушка, явно не желая больше ночевать в грязной пещере, и, придвинувшись чуть ближе, тевинтерка, наконец, перешла к сути.– Итак, думаю, что имя магистра Телария тебе ни о чем не говорит. Некогда, этот человек создал ряд мощных и крайне занятных артефактов, но, по какой-то причине, решил все их похоронить. Его приближенный, Вир, после смерти друга, решил пролить свет на труды мага, написав несколько книг. Почти все тома давно уже найдены и расшифрованы, многие артефакты обрели хозяев еще до моего рождения, но, первый том никто никогда не видел, кто-то из тевинтерцев говорил, что это просто злая шутка Вира, заставившего магов многие годы охотится за тем, чего нет. Благо, я достаточно тесно сотрудничаю с гномами, причем, в несколько необычных кругах. В общем, первый том обнаружился в одном из древних, почти разрушенных тейгов, хорошо, что гномы не поняли, что за вещица попала им в руки, в итоге, она досталась мне почти даром.
Во время рассказа Оливия сразу изменилась, невооруженным взглядом было заметно, что все происходящее безумно интересно тевинтерке, и, если так сложатся обстоятельства, она и в одиночку рискнула бы отправиться за артефактом. Вот она, главная слабость девушки. У Никс никогда не было особых пристрастий и привязанностей, но, было любопытство, периодически подбивающее девушку на сомнительные действия, постоянно конфликтуя со здравым смыслом. Она просто не смогла бы сидеть на месте, зная, что где-то там, в Морозных горах, уже несколько столетий томится древний артефакт. И, пусть он, возможно, даже пришел в негодность, но, тевинтрерка просто обязана была узнать, что это, и зачем тот был создан.
Говорила Оливия не громко, все таки, в Орлее и у стен есть уши. Конечно, в такой шумной толпе риск быть подслушанной сводился к минимуму, особенно, после того, как рыбаки за соседним столом затянули какую-то свою песню, после этого девушка перестала слышать даже собственный голос. Ненадолго прервавшись, Никс вновь отпила из бокала. Взгляд вновь потух, интерес сменился холодностью, Оливии всегда сложно было находиться в такой толпе, она, по возможности, старалась избегать подобных толп. К слову, а что ей мешало уйти прямо сейчас? Раздраженно покосившись на рыбаков, к которым, постепенно, присоединялись еще люди, магичка, одним глотком осушив свой бокал, кивнула косситу головой в сторону двери, мол, следуй за мной. Она не сомневалась, что рогатый любил подобные мероприятия, но сейчас им стоит сосредоточиться на деле.
Кое-как протолкавшись через массу тел, от которых уже обильно пахло потом и алкоголем, девушка, наконец, оказалась снаружи. Жаркое летнее солнце уже опускалось за горизонт, окрашивая небо в лиловые цвета, уступая место первым, самым ярким звездам. Дождавшись, пока коссит выйдет из таверны, Никс повела его в сторону, постоялого двора, где и снимала комнату. Конечно, она, скорее всего, еще пожалеет о том, что показывает Солрааду свое жилище, но, сейчас это был самый оптимальный вариант поговорить о предстоящем деле без свидетелей.
- Итак, я остановилась на том, что заполучила книгу. – продолжила девушка сразу после того, как дверь ее комнаты была закрыта. – Судя по зашифрованному описанию - артефакт спрятан в одной из тевинтерских развален, находящихся на территории аварских племен. Знаю, что пока это не совсем точное местоположение, но, в книге описаны вполне заметные ориентиры, по которым нам придется идти.
Наконец, закончив свой рассказ, Оливия подошла к окнам, закрывая их. Помещение постепенно наполнялось прохладным вечерним ветром, а теплолюбивой тевинтерке это не очень нравилось. После, усевшись в единственное кресло, Никс вновь обратила взгляд на коссита.
- Осталось решить проблему с дорогой. Если отправляться напрямик, через Орлей и Морозные горы, быть может, если погода еще будет держаться теплой, мы сможет пройти через Перевал Гарлена, не рискуя оказаться завалены снегом. Или можно сесть на корабль до Ферелдена, а там уже двинуться вдоль гор. Скажу прямо, я ходила через Перевал Гарлена всего два раза, и было это уже давно, так что не знаю, насколько безопасно двигаться по нему в начале осени.
Закончив свою речь, Оливия выжидающе посмотрела на рогатого, надеясь, что тот выскажет свое мнение. Не хотелось рисковать без нужды.
[ava]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/3da81ce61d3ec3d110c22dbcfa831c1d.jpg[/ava]

Отредактировано Оливия Никс (2018-05-30 14:48:26)

+1

7

— К авварам ради мощного артефакта, нужного тебе в личных целях? — лениво протянул Эйелис, своим видом и тоном демонстрируя не только недовольство, но и откровенное презрение. — И, конечно же, любой ценой, ведь вещь стоит того, а у тебя под рукой бесплатная рабочая сила, которой всегда можно пожертвовать. Отличный план! И совсем не настораживает.
Слушать его никто не собирался. Солраад уже уши развесил, вовсю внимая плану чародейки и по глазам было видно — никакие доводы здравого смысла его уже не остановят, любые слова влетят в одно ухо, а в другое вылетят. Стоило ему встретиться с этой Оливией, как он превращался в потерянный для общества элемент. Оставалось лишь тянуть холодное пиво и надеяться, что и на этот раз он не помрёт в своем стремлении угодить ей, а выберется сухим из воды.
Адаар больше наблюдал за Оливией, чем слушал. Она была права: имена каких-то магистров и их учеников ни о чём ему не говорили, а об артефактах он слышал только о тех, кто были распространены среди людей, вроде легенды об урне священного праха; а вот наблюдать за переменами в магичке было сплошным удовольствием. Чем больше она рассказывала, тем ярче горели её глаза — буквально светились энтузиазмом, интересом. Вот какие у неё были увлечения на самом деле, а? Тяга к исследованию, к рискованным путешествиям ради великой цели. Цель у каждого была своя, но в этом они с ней были похожи.
С такими взглядами на мир нельзя было быть корыстным человеком. Эйелис ошибался на её счёт — если Оливии и нужна была поддержка, то вовсе не для того, чтобы расстаться с ней посреди Морозных Гор на обратном пути. Просто в этом вопросе она могла довериться только кому-то, кто уже видел её с иной стороны — нельзя было взять каких-то наемников прикрывать спину, не доверяя им целиком и полностью. Верно же? Он и сам не раз сталкивался с подобным. Если и приходилось доверять кому-то тылы, то зачастую своим боевым товарищам, а вот покупная сила... С ними всё было сложнее.
Но неужели у чародейки не было никого, кому она могла бы доверить свой интерес? Только он, выходит, подходил на эту роль? Надо признаться, это здорово льстило. Ровно как и приглашение следовать за ней, которое Адаар не сумел проигнорировать.
— О, не беспокойся обо мне, дорогой друг, — язвительно бросил им вслед эльф. — Я останусь здесь и буду ждать тебя в ближайшие несколько месяцев ровно в этой же таверне.
Но того, что Оливия приведёт его в свой дом Сол не ожидал. Каким бы он ни был наивным в отношении этой женщины, даже ему казалось, что она, вспоминая её же слова, в последнюю очередь даст ему знать, где проводит большую часть своей жизни вне работы. Это тоже был жест доверия?
Мужчина присматривался к каждой детали, пытаясь анализировать обстановку и узнать чуть больше о хозяйке комнаты, однако понять что-то новое было сложно: вылизанное до блеска помещение выдавали лишь книги да какие-то склянки, но такое могло принадлежать любому магу.
— Я не очень люблю корабли, — хмыкнул Солраад, прислонившись спиной к стене у самой двери. Потолки в помещение были низковаты и кончики его рогов почти упирались в него. — Но они всяко лучше, чем похоронить себя под снегом ещё до прибытия к авварам. Я слышал, что помимо артефактов они прячут у себя и другие интересные вещи, вроде диких варварских обычаев и настоящих поединков, каких не найдешь в других уголках Тедаса. Только где-нибудь в подполье разве. И раз уж пещер нам с тобой, дорогая, в прошлый раз хватило, предлагаю в этот раз воспользоваться транспортом. Ради тебя я могу вытерпеть любую дрянь вроде морской болезни.
Пусть он не интересовался артефактами, не искал воинской славы, однако аввары и то, что рассказывали про них за пределами Ферелдена и в его чертах, интриговало по-своему — таких диких народов уже нигде не осталось, интересно было взглянуть на них своими глазами. Сам он, может, никогда туда и не добрался бы, но раз так сложились обстоятельства... Можно было совместить приятное с полезным.

+1

8

От внимания магички не укрылся факт того, что взгляд коссита изучающее перебегал с одной части комнаты, к другой, задержался на книгах, осмотрел склянки. Кажется, рогатый пытался узнать ещё что-то об Оливии, и, будь  на его месте кто-то иной,  девушка, скорее всего, заподозрила бы неладное. Однако, с Солраадом, постепенно, магичка училась усмирять свою илишнюю подозрительность. Как там говорится? Комната человека отражает его натуру? Ну, или как-то так. В общем, по этому помещению можно было догадаться лишь о том, что девушка выросла в Круге, причем, больше всего времени провела именно в библиотеке. Она ненавидела беспорядок, как вокруг, так и в собственной голове, пытаясь расставить весь мир по полочкам, подписать название, сразу решить для себя, как она относится к чему-то новому. Увы, для собеседника она никак не могла придумать нужную ячейку. Просто знакомый? После того, что они пережили в пещере, это вряд  ли. Друг? Однозначно нет, у Оливии был один друг в лице Регула, и относилась к нему она совершенно иначе. Влюбленный дурак, готовый, без лишних слов, отправиться за ней к аварам? По его же словам, все так и выходило, но, почему же Оливии было так сложно в это поверить? И, вновь, вопросы без ответов, хаос в голове, перепутанные мысли. Коссит, с каждым новым днём общения, приносил все больший разлад во внутреннюю гармонию тевинтерки, так зачем она сама начала искать встречи с ним? "Не встречу, а помощь", сама себя одёрнула девушка, напоминая, что это в корне разные вещи. Ладно, им предстоит очень долгий путь вместе, уж за это время можно будет точно понять, что за темная лошадка так резво ворвалась в жизнь магички, а сейчас стоит сосредоточиться на деле.
- Согласна, переход через заснеженные горы кажется мне не столь привлекательным решением. - кивнула девушка, задумчиво смотря на коссита у входа.
Эта комната никогда не казалась Оливии большой, хотя ей одной было вполне комфортно, однако, Солраад выглядел здесь совсем не к месту, упираясь рогами в потолок, закрывая собой чуть ли не половину стены. Помещение, как будто, было ему мало, давило со всех сторон на мощную фигуру коссита.
- Скажем так,  от их обычаев я не в восторге, а, поединки, при желании, так уж и быть, предоставлю тебе. В общем, для меня главное - найти артефакт. Развлекаться тебе по пути я мешать не намерена. - Никс, читая про аваров и планируя экспедицию, почему-то сразу пришло в голову, что косситу путешествие должно прийтись по вкусу. - Я предпочитаю передвигаться на лошадях, это быстро и не ограничивает выбор дороги, а в седельных сумках поместится все, что нам надо. Я беру на себя зелья, припарки, небольшой запас еды, и свою теплую одежду. Тебе завтра купим коня покрепче, повезет наши спальные мешки, колелок, и палатку, которую тоже надо будет раздобыть по пути. Не думаю, что мы за один день найдем точно, что мне нужно, а прятаться по пещерам, сам знаешь, уже надоело.
Говорила Оливия бегло, было понятно, что придумала магичка все это уже давно, несколько раз все обдумывая и перепроверяя. Двух лошадей, девушку, и коссита, смогут перевезти лёгкие озёрные суда, которые ходят до моря, главное, успеть их завтра найти до того, как те, набитые грузом, отчалят без потенциальных пассажиров, иначе, придется переправляться частями, на рыболовных суденышках. А это долго и чревато потреть друг друга по пути.
Девушка привычным движением помассировала переносицу, воспимая, не упустила ли она чего из виду. А в комнате, постепенно, становилось темно, солнце уже почти полностью скрылось за горизонтом, и Никс приходилось напрягать зрение, чтобы разглядеть коссита напротив. Даже через закрытые окна, до тевинтерки доносились пьяные голоса из таверны и звонкий женский смех.
- Ладно. - магичка встала с кресла, упираясь руками в подлокотники, подходя к прикроватной тумбе, беря с нее наполовину оплывшую свечу в резном подсвечнике. - Если все решили, то отправляемся завтра на рассвете. В это время года здесь вряд ли есть свободные комнаты, так что я поговорю с хозяйкой, она постели тебе здесь, на полу.
Казалось бы, после нескольких совместных ночей в пещере, подобные вещи должны восприниматься более спокойно, но, одно дело, ночевать с кем-то в вынужденных полевых условиях, а совсем другое - пускать под свою собственную крышу. Впрочем, коссит уже несколько раз доказал, что ему можно доверять, так что, если какие-то сомнения на лице магички и отразились, она унесла их с собой, за дверь.
Через некоторое время на полу уже лежали несколько штопанных одеял и две подушки, на прикроватной тумбе плясало пламя одинокой свечи, а Оливия, переодевшись за ширмой в ночную рубашку, ложилась на кровать, хотя, знала, что вряд ли уснет, будто ребенок, радуясь завтрашнему путешествию. Всю ночь ворочаяясь, девушка уснула только под утро, однако, настроения это не испортило, Никс стремилась как можно скорее отправиться в путь.
[ava]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/3da81ce61d3ec3d110c22dbcfa831c1d.jpg[/ava]

Отредактировано Оливия Никс (2018-05-30 14:48:38)

+1

9

«Завтра на рассвете», — Солраад задумался, едва не пропустив часть слов Оливии мимо ушей. А ведь она говорила те вещи, что должны были потрясти его до глубины души — сначала сбегает, а потом собирается по доброте душевной оставить ночевать в своей квартире. Это ей просто повезло, что Адаар занял свои мысли вопросами более практичными и насущными, потому что магичка могла сколь угодно хорошо подготовиться к предстоящему путешествию за это время, а вот он услышал о нём только сегодня и кое-что до утра стоило бы найти.
— Мне понадобится кое-что, если ты не против, — едва чародейка вернулась в комнату с ворохом одеял, Сол поставил её в известность о своих планах. — Зайти к местному кузнецу, например, за точилом. Поди, таких мелочей не предусмотрено, у тебя-то клинок заточки не требует. Но это можно будет сделать и в Ферелдене, там с этим даже попроще, говорят.
С орлесианской сталью и оружейными мастерами у Солраада вообще были натянутые отношения — здесь редко ковали настолько крупные клинки, любили куда более изящные модели, зачастую отдавая предпочтение шпагам и алебардам, популярным среди шевалье. От такого хрупкого, с трудом лежащего в руке оружия в дрожь бросало, не говоря уже о том, чтобы доверять собственный меч тем, кто кует подобное.
Но слушать об этом Оливии было бы интересно в последнюю очередь и Сол прекрасно это понимал, ровно как и то, что до рассвета нужно успеть хоть немного выспаться. Да только сон не шёл. И не пол был тому причиной, — косситу не привыкать спать на самых разнообразных горизонтальных поверхностях, от пола и до острых камней и твердых корней деревьев — и не жилище чародейки, а нервное напряжение. Если тевинтерка планировала это путешествие уже давно, в подробностях изучила всё, что касалось авваров и нужного ей артефакта, то он услышал об этом только сегодня, буквально час назад и пока ещё не успел успокоиться. Вот уж где действительно хотелось побывать, да всё руки не доходили. Там на него будут смотреть как на чужака до первой стычки с местными, ни у кого не прорежутся предрассудки насчёт его вида и никто не станет кричать что-то о кровожадных кунари, а если и станет, то только в позитивном ключе.
Это был бы идеальный народ, принимай они хоть часть прогресса — жизнь без него, как ни крути, была хороша лишь в малых дозах.
Как оказалось, сам прогресс тоже хорош строго дозировано. Например, Солраад с удовольствием отказался бы от такой его части как корабли. Путешествия по морю были даже хуже длительной скачки на лошадях — с животным можно было договориться, его можно было контролировать и оно, слава Создателю, копытами по земле перебирало. Корабль же управлялся капитаном, его болтало из стороны в сторону, а вокруг были бесконечные морские просторы — вода сверкала на солнце, переливалась бликами, изредка над поверхностью прыгали мелкие рыбешки. Любоваться только этой красотой было невозможно.
Его буквально скручивало пополам уже после часа пути, вынуждая большую часть времени проводить ровно над толщей воды — перегнувшись через борт и стоически делая вид, что его интересуют исключительно морские пейзажи. Стыдно было представать слабым перед Оливией, пригласившей его в это путешествие именно в качестве сильной единицы. Ему положено было страховать её, защищать и прикрывать в случае чего, а не поддаваться напору глупой морской болезни.
Стыдно, слишком стыдно.
— У вас всё в порядке? — раздался где-то справа женский голос. Эта девушка была одной из тех, кто не отскакивал от него в сторону с самого начала и на протяжении всего рейса пыталась найти собеседника именно в бледном, почти зеленом коссите, растерявшем всю свою привычную жизнерадостность. — Помощь не нужна?
— Замечательно, — прохрипел он, про себя молившийся всем богам, чтобы корабль уже причалил к берегам Ферелдена. Сколько они уже плыли-то? Не меньше нескольких суток к ряду он отдавал все свои завтраки и ужины морю, чаще спал и чувство времени окончательно потерялось. По ощущения Адаара прошли недели, если не годы — он словно был заточен в тюрьме своего недуга. — Просто замечательно.

+1

10

Солнце только-только показалось над горизонтом, окрашивая облака в золотистый цвет, заставляя ночные тьму и холод отступить. Тяжелые капли росы поблескивали в лучах рассвета, птичьи трели разливались над городом, а местные жители, зевая, спешили по своим ежедневным делам. Оливия встала рано, ей не терпелось скорее отправиться в путь, она даже решила не будить Солраада первое время, дав косситу лишние пару часов на сон, все-таки, мужчина не был готов к внезапной экспедиции. Сама же магичка успела дойти до порта, потратив некоторое время на поиск нужного судна и договор с капитаном. Увы, прямых рейсов до Ферелдена не было, и быть не могло, так как легкие товарные суда, ходившие по озеру и реке, затонули бы в диких морских водах, так что, Оливии и Солрааду, с лошадьми и вещами, предстояло сделать одну пересадку. Впрочем, это не было проблемой, как считала Никс, следя взглядом за пальцем мужчины, чертившего ей маршрут на потрепанной карте, объясняя детали. Это было лишним, девушка добрую сотню раз переправлялась подобным видом транспорта, почти всегда, одним и тем же маршрутом, но, в этот раз, решила дослушать капитана до конца, очень уж она переживала, что, из-за собственной торопливости, может совершить какую-то ошибку. После этого, договорившись с мужчиной о времени и месте встречи, магичка отправилась на рынок, закупая провиант на следующие несколько дней, состоявший, в основном, из вяленого мяса, хлеба, и сыра. Вернувшись домой, застав в комнате все ту же картину, где, мирно посапывающий Солраад, перевернувшись, случайно сдвинул половину ее мебели, Оливия поняла, что рогатого пора будить. Оставались сущие мелочи, и, отправив коссита к местному объездчику выбирать лошадь, сама она собрала все остальные припасы, заботливо оборачивая свою книгу полотном, убирая в кожаный мешок, чтобы ту не достала влага.
Конечно, Солраад что-то упоминал про морскую болезнь, но, девушка и представить не могла, что все настолько плохо. В первый же день путешествия, казалось, коссит выпрыгнет за борт и погребет обратно, ближе к суше, стремясь быть от судна на максимально далеком расстоянии. Конечно, ничего подобного не произошло, при всем этом, рогатый еще пытался делать вид, что с ним все нормально, демонстрируя магичке свою лучезарную улыбку, после чего, вновь, опускал голову за борт, «любуясь рыбками». Оливия же, сдерживая свое ехидство, просто наслаждалась началом такого долгожданного путешествия, пальцем поглаживая рукоять своего клинка. Во время пересадки, ожидая следующего судна, которое должно было доставить магичку и воина до Джейдера, Оливия, периодически отвлекаясь от чтения фолианта, которого, казалось, берегла, как зеницу ока, с любопытством наблюдала за рогатым. В какой-то момент показалось, что, попутчик тевинтерки откажется идти за ней на огромное торговое судно, но, ее опасения были быстро развеяны. Очередная довольная ухмылка, блеск в голубых глазах, уверенность в себе, и твердый шаг. Оливия же, тяжело вздохнув и возведя глаза к небу, после очередного «дорогая», пошла занимать себе одну из коек, за которую уже заплатила деньги.
Магичка любила море и ветер, ей всегда было приятно находиться на корабле, несущем ее куда-то вдаль, к очередному заданию, или, наоборот, домой, но, увы, из-за ряда факторов,  пришлось немного менять свой ритм жизни. Как оказалось, каюта здесь была всего одна, и та - капитанская, все же остальные, будь то матросы, или гости на судне, спали на гамаках, подвешенных на второй палубе в два ряда. Тевинтерка купила два спальных места, одно над другим, и, даже, кое-как, залезая на верхний гамак, ночью уснуть она не смогла, причем, по довольно банальной причине: слишком много моряков в одном закрытом помещении. Каждый храпел на свой лад, кто-то посвистывал, кто-то вовсе умудрялся бормотать во сне. Ну, а запах, от кучи сапог и немытых тел, просто сводил с ума, так что, Оливия взяла себе за правило ложиться спать на рассвете, когда жизнь на судне начинала кипеть, и она могла спокойно подремать практически в полном одиночестве. Когда-то, много лет назад, Никс, быть может, и смогла бы заснуть в подобной обстановке, взять хоть те же самые казармы, но, эти времена давно минули. Девушка проводила ночи на палубе, тренируясь со своим мечом, стараясь не задеть мачты и канаты, а, под утро отдыхала, закутавшись в теплый плащ, выискивая знакомые созвездия. Некоторые мужчины пытались начать диалог с молчаливой магичкой, но, стоило появиться Солрааду на палубе, как те отскакивали, будто ошпаренные. Тевинтерку забавляла подобная реакция, причем, что самое интересное, коссит выглядел не намного лучше, чем тогда, в пещере, бледный от потери крови. Впрочем, Никс это было только на руку, с матрасней ей общаться было не о чем, привлекать же к себе внимание девушка вовсе не стремилась, желая, всего лишь, как можно скорее добраться до своей цели.
Поднимаясь на верхнюю палубу, Оливия, сонно потягиваясь, прищурилась от яркого солнечного света. Погода явно баловала их, так как Недремлющее море оказалось в ближайшие дни вполне спокойным. Хотя капитан, все равно, предусмотрительно, не отходил далеко от берега. Магичка только проснулась после очередного ночного бдения, а на судне уже вовсю кипела жизнь: кто-то драил палубу, до блеска пытаясь натереть дерево, небольшая кучка мужчин собралась для игры в карты, а вот коссит был на своем привычном месте, у самого борта, кажется, разговаривал с одной из немногих женщин на корабле. Оливия, решив, что за последние пару дней, они с рогатым практически не виделись, подошла ближе, присаживаясь на одну из бочек с грузом.
- Ну что, как тебе морские виды? – спросила она лукавым голосом, наблюдая за великаном, облокачиваясь спиной о борт корабля, на девушку поблизости и вовсе не обращая внимания. – Вдохновляют, не правда ли?
Естественно, магичка просто не могла сдержать легкую издевку в своем голосе, морской переход доставлял ей заметно больше радости, чем косситу. Хотя, на самом деле, стойкость Солраада поражала, ведь, даже несмотря на свое состояние, он еще ни разу не пожаловался, несколько дней терпя недомогание, продолжал радостно улыбаться при виде Оливии. Было досадно, правда, от чего именно, тевинтерка не совсем понимала.
- Уже завтра будем в Джейдере. – произнесла Никс, тронув рогатого за плечо, отправляясь на поиски остатков с обеда.  Она даже не представляла, что морская болезнь может проявляться в настолько тяжелой форме, великана было немного жаль, но, словами здесь не поможешь, а никакого лекарства на подобный случай у магички не завалялось, так что, за неимением действенной альтернативы, тевинтерка предпочла сосредоточиться на других проблемах.
Портовый город встретил путешественников суетой и гомоном. Оливия, ведя свою кобылу по людным улочкам, старалась, как можно быстрее, выбраться за стены Джейдара. Солрааду, разумеется, нужно было время, чтобы прийти в себя после такого долгого морского пути, но, на его счет магичка могла не волноваться. Вскоре, приобретя палатку и пополнив запасы еды, тевинтерка и коссит, наконец, приступили к следующей части своего пути, верхом на лошадях. Теперь им предстояло добраться до пристани озера Каленхад, после чего, огибая саму водную преграду с запада, держа путь по краю Морозных гор, Оливия и Солрааад должны были выйти к территории аварских племен. Путь верхом так же был привычен, тем более, что девушка уже некоторое время путешествовала только на одной кобыле, постепенно, привыкая к ее норову. Рысью выводя кобылу на Имперский тракт, брюнетка, невольно, отметила про себя, что именно этим путем и шла в тот день с гномами, после пристани, сворачивая в сторону Западного холма, просматривая карту, опасаясь заблудиться по пути к разрушенному форту. Оливия, всего на миг, покосилась на своего попутчика. Та встреча была до безумия странной, Никс долго потом еще не могла выбросить странного коссита из головы, пытаясь понять, что же тому действительно было нужно, анализируя его слова, действия. Увы, все это было бессмысленно, так как, судя по дальнейшему, истинная суть вещей была прямо на поверхности, а рогатый неустанно тыкал в нее, хотя, Оливия не могла просто взять, и поверить в правдивость его слов, как бы долго и громко тот не продолжал говорить.
[ava]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/3da81ce61d3ec3d110c22dbcfa831c1d.jpg[/ava]

Отредактировано Оливия Никс (2018-05-30 14:49:02)

+1

11

«Завтра?», — стоило только представить, что ещё целые сутки придётся провести в таком отвратительном состоянии как сразу хотелось выпрыгнуть за борт и самому плыть в сторону суши, лишь бы побыстрее избавиться от этой качки. Не иначе как корабли были изобретением какого-то сумасшедшего, любившего наблюдать за мучениями окружающих.
— С видами я познакомился ближе остальных, — голос его всё так же хрипел, на этот раз Адаар не потрудился даже голову поднять, зная, что дело это неблагодарное. Будет храбриться и постоянно менять положение — тошнить начнёт только сильнее, хотя, казалось бы, уже нечем. — Смогу наизусть пересказать все виды рыб, что водятся в Недремлющем море.
Едва сойдя на берег, Солраад готов был едва ли не целовать его, лишь бы больше никогда не возвращаться в море; даже путешествия верхом казались детским лепетом рядом с этими демоническими изобретениями и какой бы дикой ни была лошадь, пусть даже пыталась бы укусить наездника за руку каждый раз, когда тот натягивал поводья, она была лучше даже обычной рыбацкой лодки, не говоря уже о полноценных кораблях. Тем более, что на этот раз животное косситу попалось спокойное — крупный гнедой жеребец, очевидно привыкший и грузы перевозить, и людей на себе таскать, потому что даже не дернулся, почувствовав на себе вес седельных сумок.
Оценить Джейдер у мужчины не получилось, как он не старался — в первый час после длительного плавания он мог разве что радоваться и глубоко дышать, унимая остатки рвотных позывов. Земля под ногами слегка покачивалась, картины перед глазами плыли и смазывались, он и недовольных возгласов людей не слышал, и того, что сам иногда задевает их то плечом, то ещё какой частью тела не замечал. Не до того было. Оливия говорила что-то, вместе с ней он заходил в лавки и даже сам вызвался нести объемный мешок, жаль, что не заметил, что именно это было.
Только когда они выехали на тракт мир для Солраада приобрёл свою прежнюю яркость: в нос ударил знакомый запах дорожной пыли, взгляд зацепился за зеленеющие, ещё не начавшие облетать деревья, и блеск озера Каленхад впереди. Лошадей вели рысью, пыль из-под копыт периодически подлетала вверх, заставляя коссита морщиться, однако в целом он привычно улыбался — не мог согнать со своего лица этого глупого выражения, предвкушая настоящее путешествие.
В Ферелдене он бывал редко, по большей части проездом, а в последний раз и вовсе выбирался сюда лишь ради того, чтобы перехватить Оливию. Судя по ориентирам, не так и далеко отсюда это произошло — кто бы мог подумать, что спустя несколько месяцев они вместе отправятся на поиски неизвестного артефакта через Морозные Горы. У судьбы было забавное чувство юмора, с ним нельзя было не согласиться и не улыбнуться в ответ на подобные выкрутасы.
— Тебе уже приходилось ходить через горы, дорогая? — отвертеться от привычки называть чародейку именно так у Сола не получалось, сколько бы его возлюбленная ни кривилась, всем своим видом показывая, что подобное обращение ей не подходит. — Я бывал здесь однажды и тогда пришлось всего лишь поболтаться у подножья день-другой, пока местные гномы пытались решить проблемы со своими сородичами. А вот дальше... С этим как-то не сложилось. Говорят, там повсюду ледяные мосты, о прочности которых знают только местные — какой свалится, какой выдержит.
Чем ближе они побирались к хребтам, тем прохладнее становилось. Это внизу погода зависела от времени вода, а там, ближе к горным вершинам, всегда было холодно — задувал ледяной ветер, лежал снег вне зависимости от сезона; и теплая осенняя погода оставалась позади вместе с Недремлющим морем и Каленхадом — любой водой, при мысли о которой Солраада до сих пор бросало в дрожь. А ведь они уже давно оставили их позади!
Позади остался ведущий к Орзаммару перевал, тракт сменился долиной, сплошь заполненной хвойными деревьями — двигаться верхом по узкой тропе было неудобно, кони то и дело норовили остановиться, недовольно размахивали хвостами или сбавляли скорость, неохотно перебирая ногами под напором наездников. Тропа вела выше, в сторону одной из самых высоких гор в поясе. На какой-то из них стоял храм Андрасте — тот самый, слухи о котором в своё время ходили по всему Тедасу, заставляя андрастиан трепетать перед «урной священного праха». Будучи не самым религиозным человеком и Андрасте употребляя в основном в ругательствах и проклятиях, Сол с трудом понимал их восторги.

+1

12

Молодая норовистая кобылка, обычно, легко шагавшая по узким тропкам, сейчас артачилась сильнее, чем когда либо, слишком уж она не привыкла тащить на себе тяжелые седельные сумки. Дорога и так была не самой простой, так что лошадь все чаще старалась взбрыкнуть, однако, магичка быстро пресекала возможный бунт своего ездового животного, причем, чем выше пара поднималась, тем более строгой становилась Оливия. Если в начале пути девушка просто похлопывала кобылу по бело-рыжей шее, успокаивая, то, сейчас, твердой рукой натягивая поводья, легким ударом пяток заставляла подчиняться. Никс действительно давно не меняла лошадь, так что, уже знала, как с той общаться. Хотя, наверное, действительно стоило это сделать, приобрести спокойного покладистого коня, и перестать мучиться на каждой сложной переправе с этой Психопаткой, как мысленно прозвала животное тевинтерка. Магичка думала об этом каждый раз, отправляясь в дорогу, но, почему-то, все равно, упрямо продолжала ругаться с этой кобылой. Успела привязаться, наверное.
- В первый раз, не далеко от этих мест, участвовала в атаке на Убежище, второй – пришлось по делам пересекать Перевал Гарлена, опять же, в составе венатори. – неохотно произнесла Оливия, вместе со словами выпуская и слабое облачко пара. Солраад был в курсе ее участия в составе группировки, так что, скрывать это смысла не было, хоть девушка и старалась затрагивать тему Корифея как можно реже, видимо, было все ещё неприятно, воспоминания о собственных глупости и доверчивости неприятно покалывали.
Дорога менялась, становилась все тоньше и опаснее, на голову и плечи начали опускаться легкие снежинки, а девушку объяла слабая дрожь. Ветер трепал распущенные волосы резкими холодными порывами, магичке хотелось снова оказаться на корабле, подставлять лицо солёным брызгам и летнему солнцу, а не снегу и метели, имевшими власть в горах в любое время года. Кажется, пришло время утепляться. В этот раз, брбнетка позаботилась о подходящем обмундировании, зная, куда отправляется. Поверх легких обтягивающих кожаных брюк Никс надела длинную черную юбку из плотной ткани, внутри отделанной легким белым мехом, разрез, тянущийся от самого бедра, нисколько не мешал движениям. Рубаху с жесткими вставками закрыл черный камзол с длинным рукавом, так же, как и юбка, местами утепленный тонким мехом. Девушка прихватила с собой ещё и теплый плащ, на случай, если станет совсем холодно. Не хотелось бы слечь с лихорадкой прямо посреди ненавистных Морозных Гор, благо, пока было не настолько холодно, и подготовленная одежда вполне справлялась. В общем, Никс действительно подготовилась.
Когда тени от выступов начали удлиняться, а солнце, чье тепло, казалось, терялось где-то по пути, перестало слепить, девушка, выбрав небольшой участок, закрытый от ветра огромными валунами, предложила сделать привал. Тишина была непривычной, до слуха магички долетали лишь жалобное завывание ветра, да похрустывание небольшого костерка, разведённого из жалких веточек, найти которые в горах было сложно. Оливия, сидя на спальном мешке, посмотрела вдаль, где лучи заката отражались от озера Каленхад, заметив выделяющуюся башню местного Круга. Воды, омывавшие ее, казались алыми, кровавыми, и, Оливия, ловя свои мысли на неприятном сравнении, поморщилась. Она ненавидела Круги за пределами Тевинтера.
- Кажется, ты говорил что-то о том, что хочешь сблизиться. Что же, у нас есть хорошая возможность пообщаться. - тевинтерка перевела взгляд на коссита, доедая свою порцию скромного ужина.
Обычно молчаливая и нелюдимая Оливия плохо шла на контакт, но, в этот раз, понимала, что надо сделать исключение. Никс ещё в начале пути хотела предложить попутчику подобный разговор, однако что-то постоянно мешало, то столпотворение, в котором общаться было не очень удобно, то морская болезнь Солраада, во время которой девушка старалась особо не трогать рогатого.
- Очевидно, нам ещё долгое время придется мириться с обществом друг друга, а откровенность поможет укрепить доверие. Задавай вопросы, обещаю отвечать предельно открыто, взамен, я тоже хочу кое что узнать.
Оливия была в курсе того, что некоторые факты из ее жизни коссит уже знает, но, была вероятность, что рогатому интересно ещё что-то. Магичка, отправив в рот последний кусок хлеба, чуть вымокшего из-за снега,  придвинулась чуть ближе к огню, вытянула замёрзшие руки вперёд, грея их. Из-за сбитого режима на корабле, сон не шел уже вторую ночь, заставляя Никс урывать дрему прямо в седле, по несколько минут в день, хотя теперь, передвигаясь по горам, это становилось все опаснее.
[ava]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/3da81ce61d3ec3d110c22dbcfa831c1d.jpg[/ava]

Отредактировано Оливия Никс (2018-05-30 14:49:12)

+1

13

— И что, видела эти ледяные мосты? — Солрааду хватило ума не задевать тему венатори и Корифея, сославшись на нечто более прозаичное. В конце концов, те времена уже несколько лет как ушли, да и магичка больше не служила ни сумасшедшему магистру, ни тевинтерской армии, так какой смысл это мусолить? — Интересно посмотреть на эти чудные сооружения. Кто-то из гномов утверждал, что они похожи на застывшие водопады, да только сам их никогда не видел.
Лошади едва-едва передвигали ногами, двигаясь по узким теперь уже каменистым тропинкам. Густые хвойные леса редели, уступая место каменистым склонам, кое-где вдали и снег виднелся. Правду говорили, значит, что здесь и посреди лета могут бушевать метели — поднимись они выше в горы и столкнутся с ними, не сегодня так завтра. Оставалось только радоваться, что Сол был не склонен мерзнуть и даже привычной кожаной куртки с рубахой хватит на первое время, а потом можно будет покопаться в сумках и достать что посерьезнее.
Он как раз пытался поудобнее разместить свой спальный мешок, подкидывая новые и новые дрова в костер (если эти скромные веточки можно было назвать дровами), когда Оливия нарушила висящую в их импровизированном лагере тишину. В отличие от чародейки, Адаар был очень контактным человеком — легко мог заговорить с кем-то в людной таверне, обниматься с незнакомцами после пары кружек крепкого пива или рассказывать о жизни первому встречному, если тот согласен слушать и пребывать в его обществе. Несмотря на то, что большинство людей воспринимало его как кунари и сперва отказывалось идти на контакт, легкий нрав Солраада позволял ему вклиниваться в любую компанию, располагать к себе. Пусть сам он не понимал этого, но люди тянулись к искренней, светлой улыбке.
Были и другие вещи, которых он не понимал — например, того факта, что его возлюбленная вряд ли принадлежала к той же породе и тех, кому позволяла задавать себе вопросы, тщательно выбирала. Он не видел в этом чего-то особенного, выделения его из числа обычной рабочей силы, как назвал бы это Эйелис.
— Могла бы тогда и спросить первой, — мужчина усмехнулся, пошевелив прогорающие ветки длинным прутом, и устроился поверх спального мешка, подобно Оливии. Они сидели друг напротив друга — светлый, явно довольный жизнью наемник в легкой одежде и мрачная магичка, плотно закутанная в плащ. — Но раз уж ты сама дала разрешение... Мне, знаешь ли, не так много и удалось узнать о тебе в своё время: только официальные данные, до которых дотянулись длинные руки информаторов. Ну и имя, фамилию, немного о службе в Тевинтере. Только это всё не то. Настоящий человек не во всей этой ерунде, он гораздо глубже — в интересах, личных пристрастиях. В тебе, когда ты говорила об этой экспедиции, жизни было куда как больше, чем когда мы встретились в первый раз. Твоя работа не так сильно тебя увлекает? Хочется заниматься чем-то более интересным или безрассудным? Бросаться на поиски артефактов? Мне кажется, такие вещи влекут тебя намного больше.
Читать людей у Адаара зачастую получалось плохо, чаще мужчина ориентировался на голые факты или блеск в глазах — вот его соотнести со словами собеседника или какими-либо событиями у него зачастую получалось. По Оливии же угадать что-то было сложно — женщина предпочитала многое отрицать, держалась отстраненно и лишь изредка пробивалось что-то, как он сам считал, настоящее. До сих пор ему вспоминалось как она буквально спасла ему жизнь в той пещере близ Велуна и как они вдвоем отбивались от разбойников, прикрывая друг друга, хотя она в тот момент знала только одно — её боевой товарищ прошёл за ней от Ферелдена до Орлея, чтобы просто рассказать о своих чувствах.
Ему и в голову не приходило, что в этом можно сомневаться. На взгляд Сола все его чувства и ощущения были написаны у него на лице, а повода не доверять словам попросту не было. Если бы он желал обмануть чародейку, сделал бы это уже много раз: в том же Велуне, в её комнате в городе, да пусть даже на корабле, будь он неладен. Но нет, вот он — абсолютно искренний, готовый рассказать ей о чём угодно — до сих пор здесь.
Разломив пополам кусок хлеба, Солраад закрепил его на одной из длинных веток, оставив подсыхать над костром, а сам поднялся на ноги. Оливия выглядела такой замерзшей, что ему самому становилось холодно при взгляде на неё. И то ли подтверждая своё желание сблизиться, то ли по доброте душевной, накинул свою куртку ей на плечи.
— Ты спать не собираешься? Я видел как днём ты почти дремала в седле, скоро так делать уже не выйдет.
Поразмыслив ещё несколько секунд, коссит уверенно уселся рядом с магичкой. Если сближаться, то пусть уж не только вербально.

+1

14

От маленького костра тепла было мало, казалось, что он может затухнуть от любого сильного порыва ветра. Пламя дрожало, плясало, и, даже, на миг, пропадало, но, почти сразу, неизменно, поднималось. Оливия тянула руки вперёд, надеясь, что хоть замёрзшие пальцы смогут отогреться, хорошо, что она додумалась взять с собой плащ, иначе сейчас уже залезла бы в полном комплекте одежды в спальный мешок, да там бы и дрожала до самого рассвета. Взгляд вновь зацепил мужчину напротив, задумчиво пробегаясь по его тонкой рубахе и кожаной куртке, девушка просто не могла поверить в то, что косситу действительно не холодно. Сидит себе на спальеом мешке, спокойно ест, довольно улыбается, успевает ещё развивать какие-то свои темы, задавать вопросы. Ну что за несправедливость такая, неужели ей будет холодно на протяжении всей экспедиции? Видимо, каждый из них должен был получить свою порцию страданий в пути, Солраад неплохо справился с этим в море, и, теперь, очевидно, пришла очередь Оливии. Только вот в горах им предстоит провести значительно больше времени, нежели на море.
Что-то в усмешке собеседника вновь заставило воображение девушки нарисовать картину, как она собирает из этих жалких кучек снега один маленький, но крепкий снежок, и посылает как раз в неизменно довольное лицо рогатого. Увы, но, на протяжении всей жизни, ради получения нужной Никс информации, ей приходилось платить чем-то взамен. Если тебе что-то нужно - придется постараться, найти нечто равноценное. Однако, видимо, великан так не считал, заметив, что тевинтерка могла бы просто получить желаемое, даже не предлагая свою цену. С ним все становилось слишком легко, и, не то, чтобы Оливии это не нравилось, скорее, даже такая мелочь вновь ломала те правила, что брюнетка установила для мира вокруг, заставляя ту стоять над руинами очередного убеждения, которое, сейчас, казалось глупым и ненужным. Это вызывало определенные чувства и эмоции, причем, не самые приятные.
А Солраад, тем временем, задавал интересные вопросы. Девушка не очень любила пустое общение, которое люди вокруг называли "дружескими посиделками", однако, почему бы и ей самой, хотя бы изредка, не попробовать рассказать кому-то о себе. Причем, что самое интересное, в тоне и заинтересованном взгляде рогатого действительно читалось любопытство, почему-то, девушка была уверена, что мужчина не из тех личностей, что будут поддерживать скучную беседу просто ради заполнения тишины чьим-то голосом.
- Думаю, что термин "безрассудная" не очень подходит мне. Но, да, ты прав, не вижу смысла отнекиваться. - нос и щеки девушки стали красными от холода, и, убрав руки от костра, магичка сложила их "домиком" у лица, отогревая замёрзшие участки, так что ее голос звучал немного глухо. - Работать с гномами я начала потому, что устроиться к ним было просто. Моя семья, на протяжении нескольких веков, взаимодействовала с Торговой гильдией, отец, например, составляет для них договора, иногда выступает посредником во время переговоров, так что, ища себе работу, мне достаточно было упоминать лишь свое имя, чтобы получить пару неплохих предложений. Ну, а, позже, через пару месяцев, мне поступило интересное предложение о, скажем так, подработке, причем, не очень сложной. Забрать мешок с каким нибудь простеньким артефактом у одного, доставить - другому, чаще, конечно, пользуясь сетью курьеров... Думаю, ты помнишь нашу встречу и то самое несчастное кольцо. Так что, отвечая на твой вопрос, да, ты прав, моя первая работа существует лишь ради заработка, вторая - более интересная, открывает мне доступ, порой, к очень необычным вещам, но, увы, очень ограниченный. Не горю желанием в этом признаваться, но, меня действительно влечет неизведанное, особенно, если это связано с магией. Что-то древнее, созданное задолго до моего рождения, покрытое пылью тайн, паутиной лжи. Очень хочется раскрыть его суть, и, ничего я с этим поделать не могу. Кто-то из моих наставников сказал, что, если я не буду сдерживать порывы своего любопытства, то, однажды, оно уничтожит меня. В последнее время меня это перестало волновать так сильно, как на протяжении долгих лет до этого.
Каждому иногда хочется выговориться, излить душу, поделиться сомнениями. Оливия, в последние несколько лет, доверяла свои тайны лишь ездовым лошадям, но, как оказалось, рассказать все косситу, наблюдающим за тобой заинтересованным взглядом своих голубых, с яркими искорками, глаз, было довольно приятно.
Как только магичка закончила говорить, и, вновь поднесла руки к огню, собеседник целенаправленно поднялся со своего места и направился к девушке, заставляя ту напряжённо следить за его действиями. Длинная кожанная куртка опустилась на плечи тевинтерки, а, мгновение спустя, рядом оказался и сам хозяин одежды. Первым рефлексом Оливии было отодвинуться, но, почувствовав тепло, она так и осталась на месте. Девушка замерла в легкой нерешительности, ведь, с одной стороны, рогатый действовал через чур фамильярно, так грубо нарушая чужое личное пространство, а, с другой, тепло его тела не могло не манить девушку, которую, вновь, начала пробивать дрожь. Оливия, сама того не осознавая, запомнила те ощущения, когда коссит отогревал ее ночью в Могиле, но, ни за что не призналась бы себе, что, ей тогда действительно понравилось. У каждого есть свой собственный, особый запах, и, после нескольких ночей так близко друг от друга, магичка начала ассоциировать его с теплом и защитой, при этом мысленно ругая себя за такую беспечность и легковерность. Она так и не двинулась, застыв в легкой нерешительности, понимая, что, стоило бы чуть подвинуться, ведь, под плащом и курткой она точно должна согреться, но, с другой стороны, ее манило то неизведанное тепло, проникающее под толстую одежду, исходившее от мужского тела.
- Скоро лягу, хочу ещё немного посидеть. - кратко ответила магичка, шевеля замерзжишими пальцами над огнем.
- А вот меня, кстати говоря, интересует именно парочка сухих фактов, для начала. Давай вкратце несколько слов о себе. Полное имя, возраст, место рождения, под деятельности? У тебя были информаторы, я же, лишь недавно узнала про сумасшедшего коссита, так что, считай, не знаю о тебе ничего, кроме имени.
Оливия, предпочитающая, в основном, слушать и наблюдать, нежели именно взаимодействовать, научилась разбираться в людях по их поведению, речи, движениям. Конечно, она не могла читать личность перед собой, словно открытую книгу, но, проведя некоторое время с незнакомцем, могла бы назвать несколько сильных и слабых черт его характера довольно точно. Вот так же вышло и с Солраадом. Проведя немало времени в пещере, магичка начала понимать, что за личность перед ней, и, казалось бы, такой открытый, с душой нараспашку, яркий и честный, что может быть не так? Увы, тевинтерку напрягала именно то, как легко рогатый ведет себя, какая-то часть подсознания продолжала твердить Никс, что не бывает настолько открытых личностей, ища в поведении собеседника подвох. При этом, девушка сама себя загоняла в тупик, постоянно натыкаясь на эту широкую, радостную улыбку.
Никс поправила сползающую с плеча куртку. Она, должно быть, выглядела сейчас очень забавно со стороны, в теплой одежде, плаще, да, ещё, и оргомной куртке сверху. Благо, о красоте в Морозных Горах думать приходилось в последнюю очередь. Внезапно, внутренняя борьба Оливии прекратилась, и, уперевшись руками в спальный мешок, она чуть сдвинулась по направлению к косситу, слегка прижимаясь к тёплому боку. Поднять взгляд на мужчину, по какой-то причине, было выше сил магички, так что, приходилось делать вид, что ее очень сильно интересует костер напротив. Что же, в этот раз глупые желания вновь победили, поздравляю, Оливия.
- Ты совсем дурак, решил провести ночь в горах в одной рубахе? Мне нужен здоровый попутчика, а не больной коссит. - Никс, пытаясь вернуть самообладание хаотичному рою в своих мыслях, добавила в голос немного нажима, наконец, собравшись с силами, поднимая взгляд на мужчину. Она и сама не знала, что ему предложить. Забрать куртку? Укрыться с ней одним плащом? Все казалось каким-то глупым, так что, тевинтерка решила не развивать эту мысль.

‌[ava]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/3da81ce61d3ec3d110c22dbcfa831c1d.jpg[/ava]

Отредактировано Оливия Никс (2018-05-30 14:49:21)

+1

15

Солраад был уверен, что в какой-то момент Оливия попытается отстраниться или скажет пару ласковых слов о том, что подобное поведение — лишнее, неуместное и вообще не подобает едва знакомым людям, ровно как когда-то она пыталась отрицать его мнение о ней; однако на этот раз чародейка не двинулась с места, позволяя своему спутнику оставаться рядом, более того — ни на дюйм не двинувшись в сторону, скорее даже приблизившись к нему в попытках заполучить толику заветного тепла.
— Ты ведь знаешь, да, что у кунари или тал-васготов обычно есть имя и больше ничего? Думаю, даже больше моего. Мне повезло не быть ни тем, ни другим — родители предпочитали давать нам по два имени разом. Наверное, на местных насмотрелись, потому что у них самих было одно, — и он тоже не двигался с места, задумчиво поглядывая на затянутое темными после заката облаками небо. Жаль, звезд не было видно, здесь они должны быть куда как ярче, чем в Вольной Марке. Тени от костра плясали на его лице, от мгновения к мгновению превращая умиротворенное, довольное выражение в страшную карикатуру на само себя. — Нас было трое, я из них самый младший, и все — Адаары. Вместе звучит странновато, не находишь? Солраад Адаар. Впрочем, я давно уже привык, а вот в детстве, стоило только представиться и окружающие малявки не только палки о мою голову начинали ломать, но и язык.
Хлеб едва не свалился с импровизированного крепления, начиная подгорать, и Сол поспешил выхватить его из огня. Горяченная краюха грозилась выскочить из рук и покатиться по земле, превратившись в негодный в пишу кусок пыли, грязи и хвойных иголок, мужчина как следует перехватил её лишь в последний момент, когда первый жар слегка спал и кожа на руках попривыкла к высокой температуре. Да и немудрено было быстро стынуть при такой погоде — Оливия до сих пор наглядно демонстрировала прохладу местных лесов, продолжая греть руки у костра, едва не соприкасаясь с пламенем. Неужели тут было настолько холодно?
— В остальном... Родился в Вольной Марке, в Марчвуде — это такая неприметная деревня между Ансбургом и Старкхэвеном, если вдруг ты о ней не слышала. Но тут сложнее узнать о её существовании, нежели наоборот. Честно говоря, понятия не имею, почему нашим родителям пришло в голову бежать с Пар-Воллена именно туда. Странное место для странного союза, там и тогда кунари не любили, а после всей этой возни в Киркволле и подавно — ещё в детстве приходилось по углам шариться и показывать соседским, что у нас не только рога есть, но и силы им по дурным головам настучать.
Ему не приходило в голову, что все эти пространные рассказы о детстве ну никак не назовёшь сухими фактами, о которых упоминала Оливия, но и остановиться Солраад не мог — раз уж начал цепляться то за одно, то за другое, нужно было закончить. Тем более, ночь длинная, магичка спать пока не собиралась, а значит времени у них валом, точно хватит на пару-тройку лишних фраз.
— Лет в шестнадцать я оттуда ушёл, пошёл по стопам старшего брата — размахивать мечом, искать своё место в мире. И нашёл, как ты заметила. Говорят, не так плохо осесть в составе «Боевых Быков» к двадцати восьми годам. Тем более, пусть босс и настоящий кунари, он сильно от них отличается и, не знай я об этом лично, никогда не сравнил бы его с теми, которых встречал — те всегда серьёзные, аж зубы скрипят, и требуют порядка.
На мгновение в небольшом лагере повисла тишина, нарушаемая лишь хрустом слегка подгоревшего хлеба и завываниями ветра выше в долине. А ведь сам он не знал, где и когда родилась Никс, какой была её семья и даже сколько конкретно ей лет — этой информацией его источники не располагали, да и наверняка достать её можно было только ближе к Тевинтеру. А может, когда-нибудь она и сама расскажет ему об этом как о своей тяге к неизведанному и магическому — о ней ведь рассказала, не постыдилась, не посчитала его недостойным узнать так много о её... Слабостях? Нет, слабостью это не было, стремления и мечты попросту нельзя считать чьим-то слабым местом, обычно именно они и придают сил в отчаянные времена.
— Хочешь сказать, лучше заболеть тебе? — ухмыльнулся Адаар в ответ на одну из последних фраз чародейки, приметив, что она придвинулась к нему ещё немного ближе. Мерзла, а может и не только. Сам он отодвигаться не стал, лишь позволил себе протянуть руку и поправил куртку, сползающую с её откровенно узких для такой одежды плеч, — ещё раз, несмотря на то, что недавно Никс делала это сама. — Могу разве что предложить погреться иначе, дорогая, если ты переживаешь за моё здоровье и возможность сопровождать тебя и дальше. Вместе, говорят, намного теплее.
Наверняка за такие предложения можно было получить пощечину, а то и подзатыльник от любой благовоспитанной дамы, только Сол не предлагал ничего из ряда вон — в конце концов, когда-то он уже отогревал магичку в своих объятиях и на следующее утро она не выглядела недовольной. Впрочем, тогда они оба выглядели как побитые вороны, мерило из дней, проведенных в той пещере было так себе.

+1

16

Ветер налетал резкими, внезапными порывами. В один момент он мог совсем исчезнуть, позволяя продрогшей магичке немного расслабиться, а, в следующий - вновь нанести удар с неожиданной стороны, раскидывая во все стороны волосы, играя с коротким мехом на плаще, вызывая новую дрожь в теле. В момент затишья, на руку девушки опустилась одинокая снежинка, практически сразу превращаясь в капельку воды. Девушка, наблюдавшая за этой пародией на лагерь из под чуть прикрытых век, мысленно усмехнулась, так как, из-за постоянного холода и уже замерзших пальцев, ей начинало казаться, что и она сама превращается в лёд, но, видимо, ее кожа все ещё оставалась теплой. А, быть может, Оливия замерзает изнутри? Как бы сильно девушка ни любила одиночество, как страстно не желала остаться одна, избегая всевозможных связей и контактов, наступил тот самый момент, когда она начала думать, что в обществе другого человека может быть не так уж и плохо. Бывает, ты можешь весь день ничего не есть, при этом даже не чувствуя голод, но, стоит только сесть за стол и почувствовать приятный аромат от печи, рот сразу наполняется слюной. С девушкой сейчас происходило примерно тоже самое. В Тевинтере магичка оставила многих знакомых, и, даже пару друзей, но, в своих путешествиях так и не укрепила новых связей, оставаясь безнадежно одинокой. При стремлении магички держаться особняком, в этом не было ничего удивительного, однако, всем, порой, нужно крепкое плечо, и Никс не была исключением. Просто, до появления в ее жизни настойчивого коссита, она и не задумывалась об этой стороне своей натуры, заполняя пустоту новыми знаниями и работой. Наверное, пришло время действительно признаться самой себе, что общество рогатого доставляло ей своеобразное удовольствие, хотя, многие проблемы все ещё требовали своего решения. Покосившись на Солраада, радостно жующем чуть подгоревшую краюшку хлеба, девушка пришла к выводу, что вот у этой личности точно нет с ней проблем. Ладно, давай, Оливия, просто смирись с тем, что ему можно доверять. В чем был смысл заходить так далеко, чтобы предать тебя в какой-то определенный момент? Бред, и ты сама это знаешь. Магичка, тяжело вздохнув из-за спора сама с собой, попросила внутренний голос заткнуться, слушая рассказ собеседника.
И действительно, тот вышел более красочным, чем просила тевинтерка. Хотя, чего ещё она ожидала? Впрочем, эмоциональный коссит, хоть и решил добавить пару деталей, о которых Оливия не спрашивала, сильно не перегружал, в общем и целом, говоря о деле.
- И где тогда остальные Адаары? - негромко спросила девушка, представляя себе такую жизнерадостную семью светловолосых крсситов. Фантазия вышла странной, отчего девушка дажу усмехнулась, пряча приподнятые уголки губ за плащом.
- Интересно, как тал-васготы отреагируют на то, что их сын влюбился в тевинтерскую магичку? Ты уже обрадовал родителей этой замечательной новостью? - и вновь, Никс просто не смогла сдержать при себе каплю яда, облачённую в сарказм, бросив на собеседника мимолётный лукавый взгляд. Да уж, такая ситуация могла повеселить даже Оливию.
Так вот, значит, кто он, наемников из "Быков". Если вспомнить тот день в Арборской глуши, то, кажется, ее отряд действительно столкнулся с этой группировкой, и, да, там была пара рогатых великанов, но, Никс не успевала разглядывать каждую новую фигуру на поле боя, сосредотачиваясь на определенном противнике. Ладно, какая уже разница, это было давно, сейчас Солраад сидел рядом, и опасаться друг друга не было никакого смысла. Оливия, ещё с первой встречи, причем не только по отношению к рогатому, а вообще ко всем вокруг, возводила между собой и миром глухую стену, желая только одного - чтобы никто не мешал ей жить и заниматься своими делами. По крайней мере до тех пор, пока не появился упертый коссит, готовый разве что не бодать эту преграду, чтобы пробиться к магичке. Нет, он ещё не победил, до того, как девушка сама решит идти к нему навстречу, предстоит ещё немало работы, но, первые трещины уже пошли.
Тяжёлая ладонь Солраада коснулась плеча Оливии, которая, постепенно согреваясь, перестала дрожать так сильно, а, после предложения рогатого, перевела на него задумчивый взгляд, чуть изгибая одну бровь в немом вопросе.
- Прямолинейный нахал. - твердо, как будто обращаясь к себе, а не к собеседнику, произнесла Оливия, вставая со своего места, оставляя куртку мужчины, и обходя костер.
Могло показаться, что девушка обиделась или оскорбилась предложением рогатого, но, когда, вместо того, чтобы сесть на спальный мешок коссита, она начала расстёгивать его, стало ясно, что Никс вновь что-то придумала, и просто решила не посвящать собеседника в свои планы, действуя самостоятельно. Вернувшись обратно, Оливия набросила огромный мешок на Солраада, вновь садясь рядом, но, в этот раз, прижимаясь к нему чуть сильнее, укрываясь спальником мужчины вместе с ним. Что конкретно подразумевал рогатый под своим "погреться иначе" магичка решила не спрашивать, у нее было несколько вариантов, но, сама она решила не оставить великану выбор.
[ava]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/3da81ce61d3ec3d110c22dbcfa831c1d.jpg[/ava]

Отредактировано Оливия Никс (2018-05-30 14:49:31)

+1

17

— Разбрелись кто куда, — Солраад пожал плечами, отправляя в рот последний кусок хлеба — подгоревшую его часть, заставшую его поморщиться от противной горечи. Хорошо ещё, что кусок в золу не падал, иначе весь ужин пошёл бы насмарку. — Брат в наемники ушёл, к тал-васготам, а сестра должна была замуж выйти — так родители решили, в основном из-за того, что оба сына их бросили. Ты будешь смеяться, дорогая, но в юности я пытался пойти по стопам отца и стать столяром, только ничего из меня не вышло, как видишь.
Стоило только представить себя в образе добросовестного гражданина небольшой деревушки, целыми днями строгающего мебель или игрушки, а следом услышать вопрос Оливии о родителях как Сол разразился громким заливистым смехом. Нет, не подходила ему обычная жизнь — со своими габаритами и характером он туда не вписывался совершенно.
— Родители были бы счастливы, узнай о моих увлечениях, это уж точно. Мало им того, что я в конце концов пошёл по кривой дорожке, так ещё и с выбором невесты оплошал. Спорить готов, отец завёл бы разговор о внуках и опасности магии, а то ещё чем-то таком, но на его рожу в этот момент я бы посмотрел. Да и братец не был бы в восторге, поди, если не изменился за последние двенадцать лет. Слишком давно я никого из них не видел.
Сарказма в словах магички коссит не заметил, пропустив его мимо ушей. Его куда как сильнее волновали вопросы о её семье, например, раз уж зашла речь о родителях — Оливия упоминала, что её отец имел связи с Торговой Гильдеей, на этом всё, а сам он знал лишь имя её рода. Однако спрашивать не торопился, вспоминая прошлый горький опыт: когда они с Эйелисом только познакомились, ещё не стали не то что друзьями, а даже боевыми товарищами, Сол по своей простоте и глупости спрашивал того о детстве и юности, не подразумевая ничего плохого; а тот оказался из разряда чувствительных, вопросы о своем прошлом ненавидел и попытался украсить лицо Солраада парой новых шрамов. До лица не дотянулся, зато по ребрам побил как следует, заставив едва ли не задохнуться под воздействием одной из его отрав.
С тех пор с подобными вопросами Адаар тянул максимально долго, предпочитая дать людям время или просто вывести на задушевные беседы собственными рассказами — мало ли, что у тех было за душой. Чего-чего, а портить отношения с Оливией посреди пути в авварские деревни хотелось в последнюю очередь. Особенно сейчас, когда впервые за долгое время женщина не пыталась отрицать очевидное: ни свою замечательность, ни факт того, что не так уж и плохо ей в обществе других людей.
— Такой уж получился, — он улыбнулся, с интересом наблюдая как чародейка поднялась с места и обошла костер. Неужели его прямолинейность её спугнула? Ан нет, вернулась уже через несколько секунд, накинув спальный мешок на них обоих — ткань лгла на плечи, прикрывая от порывов холодного ветра и отдаваясь легкой тяжестью. — Но не думай, я не пытался сходу осыпать тебя непристойными предложениями. Просто, знаешь ли, в объятиях обычно греться приятнее, чем под тонкой курткой.
Она и сама это понимала, иначе не прижималась бы к его теплому боку, позволяя чувствовать как украшения на её камзоле слегка давят на кожу сквозь тонкую для такого дела ткань рубашки. И не скажешь ведь, что совсем недавно, каких-то два-три месяца назад женщина пыталась всячески от него скрыться и едва к демонам не послала в том лесу.
— Но раз уж речь зашла о вопросах и мы перешли к задушевным беседам, есть пара вещей, о которых мне хотелось бы спросить — такую информацию за деньги не достанешь, да и сам захочешь — не найдешь, — улыбка не сходила с его лица, когда он с осторожностью опустил руку на её плече, притягивая чуть ближе к себе. Удобнее так было, проще, да и разрешение, казалось, женщина негласно дала, когда сама набросила спальник на них обоих, а не отсела от него куда подальше. — Например, не скучаешь ли ты по кому-то из своих? Не знаю, может из семьи, а может из сослуживцев, коллег. Бывает такое, что хочется пересечься с кем-то из них, а возможности нет? Все отвечают на этот вопрос по-разному, но он, как по мне, говорит о людях даже больше, чем любые часовые разговоры.

+1

18

Оливия и не заметила, как ночь опустилась на Морозные Горы. Уже не было видно ни озеро Каленхад с его башней, ни даже лошадей, привязанных чуть поодаль. Казалось, в мире остались только они, человек и коссит, да этот маленький костерок, приносящий света больше, чем тепла. Все остальное потонуло в тенях и завывании ветра. От этой мысли девушкой овладевало странное спокойствие, умиротворение.
- Я бы ушла из дома, если бы меня заставляли идти под венец. Впрочем, я и ушла, хотя не только по этой причине. - девушка еле заметно поморщилась от воспоминаний, но, они не приносили боли или сожалений, Оливия по сей день была уверена, что поступила правильно, так что, та горечь, которая слышалась в голосе при рассказе о Корифее, сменилась легкой веселой ноткой, будто это забавляло тевинтерку. - Мать тогда сказала, что мне надо бы заняться деторождением, так как больше ни на что не гожусь.
Быть разочарованием семьи не так уж и грустно, как кажется многим людям вокруг. В какой-то мере, это освобождает от ответственности перед семьёй, заставить их думать о тебе ещё хуже все равно не получится.
Сораад засмеялся после воспроса магички, совершенно искренне решив ответить на него. Этот парень действительно не понимал, когда Оливия откровенно издевалась. Подобная догадка уже мелькала в голове магички, но, сейчас, окончательно укрепилась в подсознании, делая себе пометку, что с ним, видимо, надо говорить "в лоб". До чего светлое существо, осознание этого факта никак не могло улечься в голове Никс, заставляя ее в очередной раз поднять на собеседника долгий, удивленно-ищучающий взгляд.
- Приставаниями меня не удивить, да и постоять за себя я смогу. В армии мало джентльменов, среди выпивших гномов - ещё меньше.
Оливия периодически сталкивалась с подобной проблемой, все таки, положение обязывало довольно часто контактировать с мужчинами. Масла в огонь подливали ещё и слухи о нравах воспитанников Магических Кругов, мол те, от скуки и безысходности, только и успевают что зажиматься друг с другом в темных углах. Про Тевинтер сплетен было ещё больше, и все неизменно славились своими сумксшедшими оргиями, на что девушке часто намекали мужчины, пытавшиеся добиться ее внимания. Не лучший способ.
На плечо осторожно опустилась рука коссита, заставляя Никс вновь немного напрячься. Жест мужчины казался до того легким, даже несколько ласковым, что Оливия ещё некоторое время прислушивалась к своим ощущениям, чувствуя, как по телу разливается тепло. Это действительно было приятно. И несколько неожиданно, от такого то здоровяка, магичка лично видела, как эти руки раскидывали врагов вокруг, словно те ничего не весили, а сейчас с такой заботой прижали ее себе, и это казалось таким непривычным и странным, но, совсем не отталкивающим. Спустя несколько томительных секунд, пока девушка решалась хоть на что-то, Солраад вновь задал интересный вопрос, заставляя Никс мысленно вернуться в Тевинтер.
- Да. Я оставила за морем одного хорошего друга, даже не попрощалась с ним нормально, отделалась письмом и сбежала. А он остался в армии. - Оливия, наконец, расслабилась под теплой ладонью коссита, позволив себе прислонить голову к его боку, прикрыв глаза. - Не знаю, можно ли скучать по человеку, которого видела всего пару раз в жизни, а общалась и того меньше, но, что-то подобное я испытываю к своему младшему брату. В последний раз я видела его десятилетним мальчишкой, не думаю, что он вообще меня я помнит, но, мне интересно, каким он вырос.
Девушка повернула голову, уперевшись в собеседника лбом. Постепенно, сон начинал заявлять о своих правах на сознание тевинтерки, и мешать ему Оливия не хотела. Ей было тепло и уютно, холодные порывы ветра уже не чувствовались, лишь духание коссита да его мерное сердцебиение отзывались в мыслях.
- А сам ты, скучаешь по семье? - голос стал тише, тело расслаблялось. Постепенно, Оливия и сама не заметила как, она отдалась этим приятным ощущениям, позволяя телу отдохнуть.
Никс всегда чувствовала себя более раскрепощённой вечером и ночью, беседы казались более душевными, и даже любые дела давались с поразительной лёгкостью. А вот утром было действительно сложно, девушка никогда не умела просыпаться бодрой и с хорошим настроением. А, после вчерашней слабости, вновь позволив себе заснуть в объятиях коссита, Оливия весь следующий день держалась холодно и отстранённо, избегая смотреть на собеседника. Уткнулась в свою книгу, вычитывая вслух ориентиры, которые нельзя было пропустить по пути, ее речь сливалась в тихие бормотание на тевине, а раздраженный взгляд наводил на мысли, будто магичка не фолиант цитирует, а сыплет страшными проклятиями. И вся эта отстранённость продержалась лишь до следующего вечера, неизменно тихого и холодного, вновь толкая магичку под большой, теплый бок.
- Завтра, в первой половине дня, мы должны будем спуститься немного ниже, там будет небольшая разрушенная древняя тевинтерская постройка, башня, или форт, от нее надо будет идти строгг по ориентирам. - тихо произнесла магичка с лёгкой досадой, злясь на саму себя за такую мягкотелость, сильнее прижимаясь к собеседнику, прячась от холода, царившего за пределами их укрытия.
[ava]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/3da81ce61d3ec3d110c22dbcfa831c1d.jpg[/ava]

Отредактировано Оливия Никс (2018-05-30 14:49:42)

+1

19

Значит, в Тевинтере у Оливии остались близкие: друзья, семья, какие-то свои ценности. Не удивительно, иного ответа Сол от неё и не ждал, какой бы холодной королевой она ни пыталась казаться. Не существовало людей без прошлого, людей без единой привязанности — у всех, даже самых отпетых негодяев и отъявленных злодеев, подобных тому же Корифею, были свои ориентиры, ценности. Хотелось бы Адаару взглянуть на семью магички или узнать, отчего она стала разочарованием для родителей — причин можно было надумать сотни и тысячи, а представляя, насколько общество империи отличается от того, к которому он привык, — и подавно. Здесь, на другой стороне Тедаса, казалось, что в Тевинтере достаточно просто родиться магом и оказаться на самой верхушке общества, однако на деле всё наверняка было сложнее, ведь магов, должно быть, там было по самую глотку — по слухам, на них всё общество и строилось, да и кровь давала о себе знать. Почему-то Солраад уверил себя в том, что в семьях магов и дети должны рождаться с даром, будто с магией было так же просто, как, например с ростом, — высоким родителям преимущественно высокие дети, никак иначе.
«А Каараса подкинули, ну как же», — хмыкнул он про себя, вспоминая старшего брата — тот ещё в юности не отличался ростом, разве что после шестнадцати вымахал до нормальных косситских размеров. Хорошо бы.
— Можно, почему нет? К корням, говорят, всегда тянет, какими бы они ни были, пусть даже гнилыми, — очевидно, Сол позволял себе слишком многое, однако он аккуратно провёл пальцами по длинным тёмным волосам магички. — Я вот по своим скучаю, какими бы они ни были. Не знаю, правда, что с ними сейчас и жив ли тот же брат — мы лет двенадцать не общались, а то и больше. Как знать, куда его жизнь закинула.
Они так и провели всю ночь в таком положении — Оливия очень скоро задремала, её мерное дыхание отвлекало от накативших мыслей, усыпляло и Солраад продержался ещё минут десять, прикорнув вслед за ней. Стоило бы остаться на стреме: мало ли, кто ошивался в этих местах, наверняка не только лесные звери; сквозь непрочный, чуткий сон мужчина несколько раз просыпался, прислушиваясь к постоянным звукам, однако ничего, кроме скрипучих криков птиц и шороха деревьев не расслышал.
А утром тевинтерская чародейка снова соизволила превратиться в хозяйку Морозных Гор — держалась отстраненно, разговаривать, уж тем более по душам, не стремилась и всё чаще зачитывала вслух выдержки из своей исторической книжки, предпочитая если и обсуждать что-то, то только по делу. Значит, выстроенная ею ледяная стена не пала, а лишь на короткое мгновение оттаяла, обнажив истинную сущность магички. Что ж, значит ему придётся приложить немало усилий, чтобы растопить в этой стене дыру, достаточную для его габаритов. Сол готов был и к этому, и добираться до какого-то там тевинтерского форта — к первому даже больше, его ослиное упорство никому не переплюнуть, куда уж каким-то ферелденским холодам.
Вечерами Оливия сдавалась, именно что ферелденские холода её и подкашивали — в поисках тепла она так или иначе устраивалась под тёплым боком Адаара, стойко переносившего все невзгоды. Честно говоря, для него не впервой было обосноваться в холодных пустошах, зато последовательно, с осторожностью изучать границы дозволенного — впервые. Неизвестно, как много он мог позволить себе, как много мог сказать и здесь дурная прямолинейность Солраада, его привычка говорить в лоб и так, будто все люди вокруг такие же открытые и готовые идти на контакт.
Только холодными ночами, как бы двусмысленно оно ни звучало.
— Значит, так и пойдем. Даже если форт этот завалило снегом, не сомневайся, дорогая, я смогу протоптать тебе дорогу вперёд.
И мужчина не соврал. На следующее утро именно он свернул их небольшую стоянку, готовый отправиться в путь с минуты на минуту, независимо от того как поведет себя спутница. В душе он был готов, что и этим утром она скажет ему максимум пару ласковых или опять начнёт бормотать что-то на тевинтерском — он и слова не понимал на языке магистров, отчего большая часть сказанного звучала как ругательства. Люди, поди, то же самое чувствовали, когда Сол ни с того, ни с сего начинал ругаться на кунлате в пылу спора с кем-нибудь или на поле боя. Даром, что на последнем его никто обычно не слушал.
Форт, всё-таки оказавшийся башней, обнаружился в паре часов пути от последней стоянки — снега здесь было не так много, однако хватило, чтобы замедлить шаги путников и их лошадей. Те шли неохотно, поджимали передние копыта и, умей они говорить, пожаловались бы на демонический для них, привычных к орлейскому теплу, холод. Вокруг башни всё замело, виднелась лишь гладкая поверхность снега, из ориентиров тут могли обнаружиться разве что деревья и Солраад потянулся было свериться с картой по привычке, в последний момент осознав, что в этом путешествии единственная их карта находится в книгах Оливии.
— Я не уверен, что здесь есть, по чему ориентироваться. Мне уже стоит начать ковыряться в снегу или есть другие способы? Потому что я могу сутками не мерзнуть, но ледяные ванны в мои планы не входили.

+1

20

Вернувшись к нормальному режиму, Оливия, наконец, перестала засыпать в седле, могла любоваться видами, помогать кобыле в выборе безопасной дороги. Хотя, та ориентировалась явно лучше магички. На такой высоте артачиться лошадь перестала, видимо, поняла, что сейчас показывать характер опасно, и покорно шла вперёд. В отличие от своей же наездницы, каждое утро, подобно все тем же Орлесианцам, надевавшая маску, слепленную из снега, которая таяла лишь ближе к вечеру, и костер был здесь совсем непричем. Упрямство коссита продолжало поражать. Он ни разу не упрекнул девушку в скверном характере, принимал как должное внезапные перемены в ней, не обижался на откровенную холодность, позволяя каждый вечер приходить под свой теплый бок, радостно улыбался, принимая Оливию, которая, в этот момент, хотела сквозь землю провалиться. Ну как, как ты можешь смотреть таким добрым, ярким взглядом? Почему продолжаешь терпеть, будто тебе действительно только в радость делать все это? И ни одного упрека! Подобные мысли буквально сводили магичку с ума, но, задать их она так и не решилась, пытаясь построить собственные догадки, но, увы, все они были сомнительны и глупы. Ответа у Никс не было.
На следующее утро, проснувшись одна, магичка, на миг, растерялась. Неужели, вот он предел упрямства Адаара? В голове промелькнула мысль, что, коссит, наконец, устал пытаться выманить девушку из своего воображаемого укрытия, заставив ту замереть в противоречивых чувствах. Но, стоило сонной имперке убрать от лица растрепавшиеся, за ночь, волосы, как она, вновь, встретилась с этим поразительно солнечным взглядом коссита, довольной улыбкой рогатого, и, заметив, что тот уже свернул остальную часть лагеря, готовый двигаться дальше, магичка, на миг, всего на один единственный миг, еле заметно улыбнулась в ответ. Ну что, дуреха, радуешься, что твой коссит все ещё рядом? Что продолжает упорно долбить лёд, который, ты неустанно создаёшь вокруг себя? И, как прикажешь все это называть? Кто из вас теперь сумасшедший?
Внутренний голос не давал покоя, заставляя Оливию злиться и на себя, за подобные мысли, и на коссита, абсолютно не понимая его поведения. Спохватившись, Никс, пряча зародыш улыбки в зевок, быстро вскочила и начала помогать со сборами, явно не ожидая подобной прыти от своего спутника. Сегодня, как и пару дней до того, магичка идёт вслед за Солраадом, позволяя его крупному крепкому коню протаптывать путь для легконогой кобылки тевинтерки. Коссит, помня о вчерашнем разговоре, сворачивает с дороги чуть вниз, следуя по узкой тропке, где, всего в нескольких шагах справа, зияет глубокая пропасть. Оливия, чувствуя поступающую панику, резко дёрнула повод кобылы, заставляя ту идти чуть ли не впритык к каменной гряде с другой стороны, со всей силы вцепившись пальцами в жёсткую гриву животного, коленями вжимая  себя в бока зверя, стараясь смотреть только вперёд. Никс всегда очень сильно боялась высоты, часто, это сопровождалось паникой, сейчас же, фокусируя взгляд на широкой спине мужчины впереди, Оливия всеми силами старалась успокоить себя. Лошадь, чувствуя страх хозяйки, стала более уверенной в себе, самостоятельно выбирая удобный маршрут для спуска, а девушка, замерев в седле, просто позволяла ей это делать, страшась даже шевельнуться лишний раз. Никс не помнила, как они дошли до башни, но, искренне надеялась, что рогатый не успел увидеть панику в ее глазах и эту ненормальную бледность. Ну, или, просто сделал вид, что не заметил. Когда узкая топка перешла в широкий ровный пласт, магичка остановила движение, пытаясь унять бешеное сердцебиение, делая несколько глотков холодной воды их фляги.
А, затем, пара вышла к башне. Никс притормозила чуть поодаль, рассматривая сооружение. Древнее и разрушенное, имперская постройка в снегу смотрелась здесь дико и неуместно, будто сорняк, который когда-то пытались сломать, но тот, все равно, выдержал, хоть частично и разрушился. Импперская архитекрура, до боли знакомая и родная, на секунду  вернула девушку мыслями домой, в Тевинтер, но, та, гоня от себя наваждение, сосредоточилась  на деле, вспоминая заученный уже текст  книги. Оливия, пропуская слова собеседника мимо ушей, спрыгнула с кобылы, подходя к сооружению. Ноги по колено утопали в снегу, идти было сложно, но, магичка, будто и не замечая препятствия, упрямо шагала вреред, сосредотачиваясь лишь на цели. Конечно, она нашла книгу, потратила огромное количество времени на перевод и расшифровку, собралась в экспедицию, преодолела огромное расстояние, но, все это время, до этого самого момента, не могла поверить, что все написанное -
реально. Но, нет, вот она, самая настоящая башня, как и писал Вир. Конечно, Теларий видел ее иначе, огромную и мощную, тогда ещё молодую, но, даже заметенную снегом и без верхней части, Оливия поняла - это то, что нужно. Они идут верно. Магичка, добравшись до сооружения, сняла перчатку и дотронулась рукой до холодного камня, поднимая глаза выше, на цепь трещин, покрывающую стены, и, выщербленные изображение драконов, являющиеся самым ярким знаком Империи.
- Все не так тривиально, как ты думаешь. - наконец, девушка обернулась к рогатому, и, сама того не замечая, она вновь стала такой же, как в тот день, когда только рассказывала историю косситу. - Это первый ориентир, отсчёт пути, отныне, мы должны четко следовать за метками. А, если точнее, продолжать путь "под левое крыло Дракониса". Ты ведь знаком с созвездиями, верно?
Говоря это, магичка натянула перчатку обратно, начала пробираться обратно, стараясь возвращаться по своим делам следам. Чуть запнувшись, девушка едва не упала, но, будто и не заметила этого, продолжая увлеченно говорить.
- Следуя под левое крыло, как выразился Вир, они шли ещё двое суток, разбивали лагеря, и, чтобы не потеряться, оставляли за собой магические метки. Конечно, мы затратим в разы меньше времени, все таки, магистр не путешествовал налегке. - брюнетка, ловко запрыгивая обратно в седло, движением головы убирая от лица волосы, подвела лошадь ближе к собеседнику. - Первый лагерь они разбили в небольшом гроте, "первом естественном укрытии от вездесущего снега". Думаю, он должен быть недалеко.
Магичка, оглядевшись, припоминая, как расположено созвездие Дракониса, осматривая отвесную скалу, расположенную от нее по левую руку, решила, что будет логично искать грот именно с этой стороны, направила кобылу по выбранному пути. Краем глаза, заметив какое-то движение за тонкими деревьями, Никс обернулась, всматриваясь в тени, но, ничего так и не увидев, продолжила путь.
[ava]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/3da81ce61d3ec3d110c22dbcfa831c1d.jpg[/ava]

Отредактировано Оливия Никс (2018-05-30 14:49:50)

+1

21

Солраад видел в останках когда-то огромной, судя по основанию, башни только то, чем она была — старое сооружение, служившее то ли защитой для местных, то ли наблюдательным постом. На старых камнях ещё можно было разглядеть померкшие от времени рисунки: вот эти драконы поверху когда-то наверняка были ярко-красными, а языки пламени, изрыгаемые ими, — зелеными. А может, это они просто мхом от времени поросли, лезть и проверять свою теорию Адаар не рискнул. Натуралист из него был так себе, да и тяга к искусству заканчивалась на сортах дорогого пива, если то удавалось достать, и кузнечном деле — о чём, о чём, а об этом коссит мог говорить часами, мог спорить и убеждать окружающих, что, дескать, лучше точить лезвие меча справа налево, а не наоборот, да и у рукояти обязательно должен быть стопор, иначе как вообще обращаться с мечом.
А вот Оливия, очевидно, видела в этой башне какой-то иной смысл: бродила вокруг неё, рукой касалась старого, холодного камня и загадочно улыбалась. Очень сомнительно, что именно художественная ценность драконов так её впечатлила, наверняка крылся в этом сооружении и какой-то магический смысл — она ведь тевинтерская, как иначе?
— Поверхностно, дорогая, — ухмыльнулся Сол, готовый подхватить чародейку в тот же момент, когда она споткнулась и едва не свалилась в снег, однако она и сама удержалась, не замечая ни происходящего, ни сугробов у себя под ногами. — Там, где я вырос, звездам уделяют очень уж мало времени. Но те, что похожи на дракона я отличить от других смогу, не волнуйся.
Сложно было представить себе как столетия назад здесь же проходил караван тевинтерских магистров, каких теперь днём с огнём не сыщешь на территории Ферелдена — мабари с потрохами загрызут, не подавятся даже, а сверху ещё и местные на костях потанцуют. Да и что именно когда-то тут искали или зачем пытались тут прятать тоже можно было представить только с трудом: непроходимая пустошь, где выжить сумели только отпетые дикари, когда-то объявившие войну всему миру.
Подняв глаза к нему, Солраад попытался вспомнить, где именно обычно располагается искомое созведие, однако быстро понял: нет, астрология или как там правильно называется эта наука, — это свсем не его. И здесь, как бы ни было обидно, полагаться придётся на Оливию. Ему отчаянно хотелось быть полезным, делать даже больше, чем он уже делал, а по всему выходило, что он и есть самая что ни на есть рабочая сила, а более ни на что не годен. Прямо хоть разыскивай в свободное время какого-нибудь отступника и приставай к нему с сотней вопросов о магии и всех этих науках, что изучают чародеи в Круге. Где бы только найти-то такого?
— Хорошо, что ты здесь, а то сам я сумел бы ехать только ночью, а любые магические метки ускользнули бы от моего внимания, — у него никогда не было проблем с признанием собственных слабостей. Сол мог сколько угодно злиться на себя, желать большего, однако он не считал незнание чем-то постыдным — по мнению коссита, куда как лучше было признаться в этом, нежели создавать видимость обратно, а то когда-нибудь как прижмёт и всё — знаний-то нет, есть только их видимость.
Спустя несколько мгновений он тоже вскочил обратно на коня, направив животное вперед, заставляя семенить влево. Лошади опасались высоты, неохотно двигались по узким тропинкам, что зачастую заканчивались крутым обрывом, пытались прижаться крупом к ледяной поверхности скал и подрагивали от холода. Сам мужчина высоты не боялся, понимал лишь — страх животного может привести к плачевным последствиям и его задачей было держать своего коня в узде, контролировать его движения, не позволяя страху взять над конем верх.
— Сколько таких ориентиров в твоей книге? И какова вероятность того, что в какой-то момент они перекочуют на обжитые авварами территории? Или вообще окажутся их частью, вместе с магической штукой, которую мы ищем? Им просто так-то не скажешь, мол, простите, вы не могли бы отдать мне вот эту вот замечательную вещь? О, неважно, что это ваш местный тотем, изображающий какого-нибудь бога, я всё равно хочу его забрать, — он широко усмехнулся, живо представив себе эту картину — десяток возмущенных варваров, вооруженных кто чем, со своим широко известным боевым раскрасом, готовы убить их за какой-то тотем.
Снежная тропа вскоре взяла вниз, ехать пришлось медленнее и стало ясно, почему магистр Вир когда-то затратил на путь до грота целых два дня пути — передвигаться нужно было очень осторожно, иначе можно было окончить свой путь где-то далеко внизу хладным трупом. И что ещё лучше, вскоре впереди показался один из первых ледяных мостов, о которых Солраад так много и так часто слышал. Выглядело это сооружение не очень надежно — по такому он и без лошади не рискнул бы пройти, что уж там говорить про полноценный переход, а другого пути на ту сторону не предвиделось — вокруг были сплошные снега, лёд и глубокая пропасть, внизу которой уже с трудом просматривался лес.
— Готов спорить, что лошадей оно не выдержит.

+1

22

Теперь вести за собой их маленький караван пришлось Оливии, и это было хорошей идеей только до тех пор, пока лошади вновь не вывели пару на очередную узкую тропу, с которой очень легко можно было сорваться вниз. Тут уже уверенность девушки пошатнулась, а страх упрямо вытеснял из головы здравые мысли. Хорошо, что конь коссита шел чуть сзади, и тот не мог видеть выражения лица паникующей магички при каждом внезапно порыве ветра. А, тем временем, дорога вновь пошла вверх, что только сильнее расстроило девушку, которая надеялась, что они уже скоро смогут спуститься в долину, недалеко от Морозной Котловины. Ладно, надо лишь следовать по обозначенным ориентирам, Вир знал, о чем пишет, так что стоит сосредоточиться на поиске этого грота. Стараясь не смотреть по сторонам, и, уж тем более, вниз с обрыва, Оливия уперлась взглядом в каменную поверхность, надеясь на скорейшее появление этого «первого естественного укрытия», как за спиной брюнетки раздался неизменно радостный голос ее сопровождающего. Никс некоторое время молчала, но, не потому, что вновь решила начать игнорировать рогатого, скорее, ей потребовалось время, чтобы собрать воедино все здравые мысли в голове в поисках смысла задаваемых вопросов. Страх лишал магичку способности быстро принимать решения и даже элементарно трезво рассуждать.
- Много. – наконец, послышался хриплый голос Оливии, все ее силу уходили лишь на то, чтобы сдержать дрожь. – Да, скорее всего, именно на территорию какого-нибудь оплота мы и попадем. Будем смотреть по ситуации, вероятность того, что артефакт пришел в негодность имеется, так что, быть может, забирать его и не потребуется.
Голос Никс несколько раз сбивался, и она вынуждена была повторять одно слово по несколько раз, чтобы быть услышанной. Все остальное время девушка продолжала хранить молчание, и это, как раз, было не удивительно, все-таки, она занималась этим на протяжении последних нескольких дней.
Впереди был виден прямой участок дороги, а, за ним – ровное плато, на котором что-то поблескивало в ярких солнечных лучах. Тевинтерка, сосредотачивая свое внимание на цели спереди, уже почувствовала облегчение, думая о возможности хоть немного передохнуть от этих ужасных каменистых склонов и тонких тропинок. Но, увы, когда, наконец, лошадь вышла на более широкий участок пути, девушка уже поняла, что это поблескивало впереди, и теперь, в панике, начала оглядываться в поиске иного пути обхода. Увы, это был действительно единственный путь. Оливия, не веря, что ее дорога за артефактом здесь и оборвется, поспешно соскочила с кобылы, очень медленно подходя к сооружению изо льда, но, так и не решаясь сделать последние несколько шагов, отделявших ее от моста. Нет, это просто не может быть единственным выходом. Как тогда Теларий с повозками смогли пройти здесь? О мосте нет ни слова в книге. Может, за эти годы произошел какой-то обвал, после чего природа сформировала естественный переход через горы?
Из мрачных мыслей магичку вывел голос коссита над самым ухом, она даже не заметила, как великан приблизился. Сама она не отводила напуганного взгляда с той стороны, за которым тропа, немного расширяясь, теряется за поворотом, и, скорее всего, уходит вниз. Оливия, сжав кулаки, собирая всю свою волю, сделала еще два шага вперед, останавливаясь в полуметре от пропасти. Тевинтерка просто не способна была сделать еще хоть шаг, голова начинала привычно кружиться, сердцебиение усилилось, лицо побледнело.
- Я тоже. – очень тихо и сипло произнесла Оливия, опуская взгляд себе под ноги, после чего повторила чуть громче. – Я тоже этого не выдержу. Надо искать другой путь.
[ava]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/3da81ce61d3ec3d110c22dbcfa831c1d.jpg[/ava]

+1

23

— Брось, у тебя с этой полоской льда проблем быть не должно — тебя же одной рукой поднять можно, ты через неё точно спокойно пройдешь, — очевидно, Солраад относился к ледяным мостам легко и просто, за исключением практической части, где многокилограммовые кони постоянно проваливались даже под речной лёд, что там говорить про хлипкие мосты. Может, это и была плотная наледь, но проверять её на прочность конём — дело рисковое. Лишь обернувшись, мужчина обнаружил взволнованный, бегающий взгляд магички, которой явно было не по себе. Неужели поскользнуться боялась? Упасть? Или просто высоты? Нет, глупости, после армии бояться поскользнуться или высоты — это что-то из ряда вон, должно быть, причина крылась в другом. — Да и не видно тут другого пути. Есть мост, есть здоровенная пропасть — что-то не думаю, что ты горишь желанием прыгать вниз, дорогая. А с других сторон обвалы, там разве что соскользнуть можно, так что придётся идти так или повернуть назад.
А поворачивать назад Сол и сам не горел желанием: причиной тому было не только его ослиное упорство, но и нелюбовь бросать дело на половине пути. Раз уж он обещал Оливии, что её артефакт они достанут, значит так оно и будет, даже если ради этого придётся передвигаться по хлипким ледяным конструкциям.
Вспоминая рассказы знакомых гномов о том, что только аввары знают, какой из этих мостов выдержит, а какой обвалится при первом же шаге, Солраад несколько долгих мгновений бродил вокруг него, размышляя; а потом, плюнув на попытки выяснить степень прочности моста в теории, перешёл к практике — ступил прямо на него, сделав несколько шагов вперёд. Было скользковато, но держался лёд крепко, даже не трещал под напором его веса. Верхом здесь не пройдёшь, но перевести лошадей под уздцы по одной — запросто, да и они с чародейкой тоже легко пройдут.
— А ты поворачивать не хотела, в этом я точно уверен.
Казалось, что ещё немного и магичка упадёт в обморок — такой бледной она была, едва ли не шаталась на одном месте, грозясь свалиться ещё раньше, чем ступит на поверхность ледяного моста. Неужто и правда боялась высоты? Это напоминало Солу о самом себе: каким бы он ни был здоровым и устрашающим, а воды боялся и не любил. Тут срабатывал тот же самый принцип, разве что в иных масштабах.
Что ж, настояло и его время оказаться полезным.
Он довольно ухмылялся, потирая широкие ладони, прежде чем привязать лошадей к ближайшему голому дереву — ствол его давно и прочно врос во льды, а может попросту покрылся им по весне — на случай, если чародейка раскричится и спугнёт животных. А в том, что она будет возмущена сомневаться не приходилось. Но оно всё для её же блага, так же обычно говорят? И даже если за это она как следует даст по нему своими молниями — переживёт, ничего.
Наверняка женщина не ожидала такой подлянки со стороны своего спутника: в какой-то момент он приблизился к ней, со всей уверенностью подхватывая на руки, удерживая в своих стальных объятиях, и двинулся в сторону моста. Подошвы сапог слегка скользили по гладкому льду, лишь изредка Сол едва заметно покачивался, однако шло всё легко — и природное стекло не трещало под ногами, не грозилось рассыпаться и под весом одновременно двух человек.
— Не так оно и страшно, а? — стоило только поставить Оливию на ноги уже на другой стороне обрыва как на губах Солраада заиграла такая привычная улыбка. — Если транспорт надежный.

+1

24

Кажется, коссит все еще не понял, что происходило с Оливией, смотрящей на него напуганным взглядом. Не слушая доводов рогатого, магичка упрямо прошлась вдоль пропасти в поисках другого пути, все же, держась от нее на приличном расстоянии. Владела бы она ледяной или земляной веткой, быть может, смогла бы еще как-то укрепить переход, но, увы, ее магия не могла созидать, молнии годились исключительно для разрушения. Мысли лихорадочно перескакивали, и, осознание того, что в этот раз девушка не может придумать ничего, что могло бы ей помочь, постепенно накрывало каким-то печальным осознанием полной беспомощности. Вернувшись обратно к мосту, Оливия заметила, что коссит начал переправлять ездовых животных. Магичка обхватила себя руками, внимательно наблюдая за тем, что делает Солраад, при каждом шаге, когда мужчина начинал скользить, та сильнее впивалась пальцами в свои предплечья, думая, что тот обязательно сейчас свалится. Или мост под ним рухнет. Или порыв ветра собьет с ног. В общем, каким либо способом, но бездна заберет его. После того, как собственный конь коссита оказался на той стороне, и великан вернулся за кобылой Оливии, девушка, поняв, что мост действительно может ее выдержать, начала готовиться к переходу. Она глубоко вздохнула, расслабилась, закрыла глаза. Звонкий шаг лошади по льду и тихий голос коссита, успокаивающий ее нервное животное, подсказал девушке, что те уже на полпути. Делая несколько глубоких вдохов, магичка, казалось, совсем успокоилась, приготовившись идти самостоятельно.
Открыв глаза, брюнетка заметила, как рогатый на той стороне смотрит на нее, привязывая лошадей к какому-то бревну, и, поняла, что пора показать характер и пройти по этому несчастному мосту, но, сделав два шага вперед, страх вновь сковал тело, заставляя взгляд в панике метаться между пропастью и льдом. Никс понимала, что просто не способна сделать это. Ноги стали ватными, казалось, что тевинтерка  вообще больше не способна никуда сдвинуться. Внезапно, Оливию накрыла тень Солраада, и только она собиралась сказать, что этот переход выше ее сил, как сильные руки подхватили ее, и, коссит пошел вперед, ступая прямо на кажущийся таким хлипким и ненадежным, мост.
-Что ты делаешь?! Нет, стой, поставь меня обратно! – поначалу Никс начала сопротивляться, желая вывернуться из этой хватки, на миг, между пальцами напуганной девушкой заискрили уже знакомые молнии, но, посмотрев вниз, поняв, что они уже начали идти по мосту, магичка замерла, бледнея еще сильнее. Каменистый склон, уходящий вниз, казалось, стал еще больше, голова девушки закружилась, и, та, в панике, закрыла глаза, прижимаясь к мужчине, обхватывая его шею руками. Страх бывает разный, но, чаще всего, выделяют два основных вида – громкую панику, и сковывающий ужас. Тевинтеркой сейчас овладело второе. Она не то, что не кричала, боялась даже вздохнуть, сотни и тысячи раз представляя, как опора под ногами Солраада идет трещинами и обрушивается в низ. Это было невыносимо, магичка была твердо уверена, что это последнее, что она чувствует, но, вдруг, помимо свиста ветра и гулкого сердцебиения мужчины, Никс услышала его шаги по земле, и фырканье недовольных лошадей поблизости, и, наконец, решилась открыть глаза.
Рогатый опустил магичку обратно на твердую землю, и, та, чуть покачиваясь от все еще кружащейся головы, на дрожащих ногах, посмотрела на него ошалевшим взглядом. Развернувшись, тевинтерка сделала несколько нетвердых шагов к тому самому дереву, где были привязаны животные, и, хотела прислониться к нему, да только соскользнула вниз, прямо на неглубокий снег.
- Надежный транспорт. – глухо повторила девушка слова коссита, поднимая взгляд на его довольную широкую улыбку.
Внезапно, жизнь и сила вернулись в это тело, девушка, рывком вставая на ноги, по пути зацепив в ладони побольше снега, наспех делая снежок, запустила им прямо в своего спутника.
- Я там чуть не померла, дурак рогатый! – следом, полетел второй снежок. – Транспорт у него надежный!
Один снежок точно пролетел мимо, девушка это видела, а, затем, она просто отвернулась, начиная приходить в себя, возвращая самообладание. Тевинтерка уперлась рукой о дерево, делая несколько глубоких вдохов, восстанавливая нормальное сердцебиение. Через несколько минут она была уже снова готова продолжать путь, однако, после подобной демонстрации чувств, смотреть на Солраада было просто невыносимо. И как она умудряется попадать с ним подобные передряги? Но, разумеется, сейчас девушка была благодарна мужчине, за то, что тот, все-таки, заставил ее преодолеть ледяной мост.
- Ладно, нужно продолжать путь, мы потеряли здесь слишком много времени. – девушкой овладело некоторое смущение, так что обращалась она к своей лошади, отвязывая ту, привычно запрыгивая в седло.
Дальше дорога сворачивала, после чего, как магичка и ожидала, начинала вести вниз. Девушка искренне надеялась, что ориентиры действительно выведут пару к равнине, потому что еще одного такого моста она просто не выдержит. Благо, всего через несколько метров, Никс увидела широкую расщелину в скале, и, подведя животное ближе, соскочила с него, медленно подходя к пещере, внимательно осматривая вход, вглядываясь в тишину темноты. Посмотрев на коссита, ведя кобылу под узцы, брюнетка вошла внутрь. Грот оказался довольно просторным, ветра здесь не было, свет падал из огромного разлома сверху, принося с собой и немного снега.
- Надо осмотреться. Ищи все, что может показаться тебе подозрительным.
[ava]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/3da81ce61d3ec3d110c22dbcfa831c1d.jpg[/ava]

Отредактировано Оливия Никс (2018-05-30 19:55:52)

+1

25

Он ждал, что она будет сопротивляться, дергаться в его руках, кричать и применять магию, однако Оливия вела себя на удивление спокойно — дело ограничилось недовольным возгласом и мертвой хваткой, которой женщина вцепилась ему в шею, ногтями впиваясь в кожу даже сквозь ткань рубашки. Кто-то очень и очень сильно боялся высоты, а та оказалась не такой и страшной: теперь, когда ледяной мост красовался позади, переливаясь на ярком солнце всеми цветами радуги, переход и вовсе выглядел безобидным в глазах Солраада. Разве что немного нервировал, а так — вполне прилично, если знаешь, что лёд не провалится прямо у тебя под ногами.
Оливия думала иначе.
— Но ведь не померла, а это главное, — не в силах согнать с лица улыбку, глядя на впервые такую открытую и эмоциональную чародейку, коссит ловко уклонился от первого полетевшего в него снежка. — И если и переправляться через эти мосты, то только так. Признай, лучшего транспорта в Морозных Горах ты не найдешь.
А вот второй комок мокрого, холодного снега прилетел мужчине прямо в лицо — кожу обдало колючим холодом, прежде чем он смахнул с неё быстро тающие хлопья, протирая глаза. Ох и хороша же была магичка, когда не скрывала своих истинных эмоций и намерений, напяливая подобную этому снежку маску холода и безразличия; какая на самом деле в ней бушевала буря — совсем не схожая с тем, что она зачастую стремилась показать. Зря она так редко выпускала настоящую себя наружу, зря.
— Знала бы ты, дорогая, как замечательно выглядишь, когда злишься. Не будь мост таким скользким, я бы пронёс тебя по нему ещё раз только чтобы на это посмотреть.
Жизнь не стояла на месте, ровно как и их небольшое путешествие — вскоре Оливия обнаружила ниже по дороге тот самый грот, вот только сама пещера была пуста и годилась разве что для привала, где до путешественников не достанет колючий ледяной ветер, а указателей — магических или не очень — вокруг не наблюдалось. Чародейка настаивала, что именно здесь они должны найти нечто, что укажет им дальнейший путь, Солраад предпочитал не спорить с нею и просто искать... что-то.
В ближайших сугробах обнаружилась насыпь мокрого хвороста — судя по всему, когда-то в этой местности уже проходили путешественники, оставив после себя кое-какие следы. Чуть поодаль можно было найти и каменную кладку под кострище, только и она оказалась заброшенной, словно костер в тот раз так и не развели. Может, сами аввары здесь и проходили? Ходили слухи, что периодически варвары выбирались поближе к горным вершинам в поисках плодородной почвы, чтобы по весне посадить и вырастить хоть что-нибудь, однако это место плодородным не выглядело; осень — время сбора урожая, а в этих голых снегах ничего не росло.
«Должно быть, не дошли, куда хотели», — мрачно заключил про себя Адаар, двигаясь дальше — кроме снегов ничего больше не обнаружилось.
Лишь в добром десятке футов от грота, под очередными голыми деревьями Сол обнаружил нечто из ряда вон: из-под снега торчала едва заметная ветвь, на деле оказавшаяся ничем иным как зубцами фигурного стального факела. Вот чему-чему, а ему здесь точно было не место — никто из путников в здравом уме не стал бы тащить с собой такую ерунду. Непрактично, тяжело, только мешает. Да и как его наполнять в таких местах? Хворостом? Нет-нет, тут точно что-то не сходилось.
— Это достаточно подозрительно? — в какой-то момент железка рухнула к ногам Оливии. Солраад принёс её судя, рукой указывая куда-то себе за плечо — в сторону тех деревьев, где обнаружился факел. — Не похоже, чтобы это кто-нибудь из проходивших здесь оставил. Поди, очередной шедевр тевинтерской архитектуры.

+1

26

Оливия подвела свою кобылу к какому-то мелкому, струящемся у самой земли, кустику, оставляя голодное животное обрывать чахлую зелень. Оглядевшись, девушка решила пойти осматривать противоположную от Солраада стену. Грубые каменные стены покрывал мох, по ним струилась россыпь глубоких трещин, уходящая вверх, прямо в огромный, рваный, пролом в потолке. На каменный пол падала золотистый столб света из расщелины, и, в нем, будто пыль в библиотеке, кружили снежинки, мягко оседая на пол, отчего, прямо посреди грота, лежала большая куча снега. Пещера была больше, нежели показалось девушке у входа, по крайней мере, ее конец терялся где-то там, в сумраке, и, как бы Оливия ни вглядывалась во тьму, противоположную стену так и не увидела. Солраад уже занялся поиском, и Никс решила не отставать от него. Магичка, сконцентрировав свою магическую силу, выпустила небольшой поток во внешний мир, закручивая его, сплетая нити вместе, будто формировала клубок. В итоге, рядом с тевинтеркой, мягко мерцая лазурью, плыл сгусток света, помогая той вглядываться во тьму.
Оливия, как и Солраад, не знала точно, что они ищут. Магическая метка, оставленная магистром. Что же это может быть? В принципе, зная имперскую магию, применяемую в более широких областях, нежели здесь, на юге, это действительно могло быть чем угодно. Порывы ветра не доставали в это убежище, и, девушка, сняв перчатки, чуть распустила на шее дублет, так как ей становилось душно. Голыми руками проводя по холодному, грубому камню, она и сама не понимала, что ищет. Быть может, какие-то письмена, или рисунки? Зная любовь древних к драконам, быть может, стоит искать обозначение этих зверей? Магичка старалась прислушиваться к своему чутью, сильная магия всегда оставляет следы, но, пока что, все старания были безуспешны, единственным источником магии поблизости - была она сама. Тевинтерка успела уже заметно отойти от входа, и, теперь, ориентировалась, в основном, только благодаря  магическому свету. Внезапно, под ноги ей упало нечто большое и металлическое, она перевела недовольный взгляд на коссита, слушая, как звонкое эхо отражается от свода пещеры.
- А ты имеешь что-то против тевинтерской архитектуры? - Никс присела, проводя пальцем по одной из закопченых металлических пластин. Ни следа магии, но, это уже что-то.
Брюнетка встала, глядя в сторону, откуда собеседник притащил факел. Голые  деревья у стены, да очередная заметенная сюда куча снега.  Подойдя ближе, Оливия, раскидав ногами основную массу, не нашла больше ничего занимательного, и, тяжело вздохнув вновь осмотрелась. Полумрак от постепенно заходящего солнца мешал что-то разглядеть. Девушка, сосредотачиваясь, создала вокруг себя ещё пять таких же шариков света, полылая их в разные стороны. Тьма чуть отступила, но, продолжать поиски в таком темпе было чревато травмами, а то и вовсе сломанной шеей, кто знает, где тут ещё таятся разломы и расщелины, так что, побродив ещё немного, магичка, наконец, сдалась.
- Жаль, мы слишком много времени потратили на мосту, может, прийли чуть раньше, что-то и нашли. Думаю, здесь и заночуем.
Углубляться в пещеру было опасно без предварительной разведки, так что, подведя лошадей ближе, магичка решила, что заночуют они сегодня прямо здесь, у стены и тонких деревьев. Хоть дрова есть, и на том спасибо. Пусть ветра и не было, но, Морозные Горы не славились своими тёплыми ночами.
Пока коссит разводил костер, тевинтерка, поочередно, разложила их  спальные мешки, достала сыр и вяленное мясо, уселась, прислонившись спиной к холодному камню, заставив магический свет исчезнуть, так как пламя костра вполне хватало, а тратить свои силы на поддержание магии не хотелось. Внезапно, вспомнив свою реакцию после перехода по мосту, а, вслед за этим, и слова коссита, брюнетка, еле заметно, усмехнулссь.
- Что-то мне подсказывает, что, если я попрошу тебя забыть о сегодняшнем эпизоде, ты меня не послушаешь? - девушка перевела взгляд на собеседника. - Между прочим, боязнь высоты - довольно распространенный страх.
[ava]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/3da81ce61d3ec3d110c22dbcfa831c1d.jpg[/ava]

Отредактировано Оливия Никс (2018-05-31 02:01:18)

+1

27

— Нет, — хмыкнул мужчина, провожая взглядом многострадальный факел — старый и ржавый, он явно провёл тут много лет, если не столетий. — Та башня была вполне ничего, а чего-то кроме неё я и не видел. Как-то не приходилось бывать в ваших краях, да и не думаю, что мне там были бы рады. У вас в Тевинтере, знаешь, не сильно любят узнавать, веруешь ты в Кун или знать о нём не знаешь, коли рога есть — значит веруешь, тут не то что третьего, тут даже второго не дано.
Оставив Оливию рассматривать место находки и думать, куда им двигаться дальше, Солраад занялся куда более мирскими делами, близкими ему: развел костер, обложив кострище камнями, озаботился поиском лишних дров, на случай, если вдруг станет холодно и придётся топить дольше обычного; подкинул пару овощей лошадям, проверив веревки — ночами здесь завывали ветра и кричали птицы, не дай Создатель кто из животных испугается и попробует дернуться — и не видать им тогда ни дальнейшего пути, ни покоя.
Запах дыма вскоре наполнил небольшую пещеру, огонь зашёлся и испускал слабые волны тепла, едва чувствовавшиеся на таком холоде. И это сюда ещё ветер не задувал, когда снаружи поднималась вьюга — снег хлопьями поднимался в воздух и разлетался в стороны, страшно было представить как бы они сегодня ночевали снаружи. При мысли об этом холодно становилось даже Солу.
— Бояться чего-то — это нормально, дорогая, — совершенно спокойно произнёс мужчина, плюхаясь на свой спальный мешок по другую сторону от небольшого костра. В пещере царил приятный полумрак, создавалась почти романтическая атмосфера и на её фоне очень уж неуместным выглядело утробное урчание голодного желудка коссита, оповещающего своего хозяина о том, что целыми днями бродить по горам и маковой росинки в рот не брать — дело глупое и неблагодарное. Не став игнорировать позывы недовольного организма, он потянулся к куску вяленого мяса. — Я вот воды боюсь и предпочёл бы летать на драконах, нежели на кораблях проклятых плавать, ничего с этим не поделаешь. А ты — высоты, в этом тоже ничего страшного нет. Страшно только то, что обычно люди делают из этого трагедию, стесняются, а стесняться-то нечего.
Странно было слышать из уст такого как Солраад речи философского характера, какие-то рассуждения о жизни, пусть и не было в его тоне серьёзности или какой-либо претензии. Он просто говорил, что думал, периодически прерываясь, чтобы отправить в рот что-нибудь съедобное и смотрел то на каменный потолок пещеры, то на чародейку. Для него было странно, что кто-то, кто угодно, может не понимать таких простых вещей.
— А мне-то просто понравилось, что ты наконец-то проявила настоящую себя. Обычно прячешься, это видно — сначала прячешься, а потом срываешься время от времени. Было бы только, от чего прятаться здесь, разве что от этих постоянных снегопадов в начале осени, когда трава ещё зеленеть должна. И забывать я об этом не хочу. Что мне тогда помнить? Твою маску надменной холодности? Так её и захочешь — не забудешь, каждое утро ведь пытаешься за ней спрятаться.

+1

28

Девушка отрезала себе небольшие куски мяса и сыра, отдавая голодному Содрааду остальное. По какой-то причине, есть не очень хотелось, так что, Оливия, с лёгкой неохотой, откусила маленький кусок сыра. Телу нужны силы, так что хочешь или нет, но доесть свою порцию надо. А мужчина, тем временем, неожиданно, начал толкать умные речи. Никс не перебивала, упрямо жевала жесткое, чуть солоноватое вяленое мясо, да наблюдала за собеседником через языки пламени. Свет играл на непривычно серьезном лице коссита, тени прыгали, отчего, периодически, Солраад казался магичке совсем незнакомым, будто того подменили более скучной подделкой. Оливия поймала себя на мысли, что, когда рогатый улыбается, ей однозначно это нравится больше. Казалось бы, они действительно знакомы не так уж давно, почти ничего друг о друге не знают, но, у каждого уже имеются какие-то предпочтения на счёт своего попутчика.
- Как-то у тебя всё очень просто выходит. - наконец, подала голос Оливия, запивая свою трапезу водой из фляги. - За информацию ничего взамен не надо. Признаться в своих страхах - вовсе не зазорно. Я была воспитана иначе, ты должен брать это в расчет.
Когда холод от стены начал пробираться под теплую одежду брюнетки, та придвинулась ближе к огню. Пока что, из-за отсутствия ветра, Оливия не успела сильно замерзнуть, но, уже чувствовала, что совсем скоро придется идти за плащом.
Осушив флягу, магичка положила ее рядом, вновь оборачиваясь к собеседнику. Казалось бы, его последняя речь могла бы прозвучать как претензия, но, коссит оставался совершенно спокойным, говорил так, будто просто констатировал сухие факты, а не обвинял Оливию в холодности и скованности в чувствах. Девушка хотела разозлиться на Солраада, но, по какой-то причине, не нашла что сказать. Да, коссит был абсолютно прав, и даже упрямая тевинтерка не стала сейчас спорить с ним, опустила взгляд на огонь, некоторое время просто молча наблюдая за дикой пляской языков пламени, жадно пожирающих их скромный запас дров.
- Хочешь сказать, что тебе можно открыться? - тень горькой усмешки промелькнула на лице девушки. - Это у тебя душа на распашку, готова поспорить, такой, как ты, везде может найти друзей. А мне это не нужно, мне хорошо одной. По крайней мере, почти всегда. Я -  закрытый человек, потому что не хочу, чтобы ко мне в душу лезли и копались там, я и сама справляюсь прекрасно.
Кулаки магички непроизвольно сжались, она, сев прямо, наконец, подняла глаза на собеседника. Видимо, сегодня действительно был день, когда Оливия сорвалась, по выражению самого же коссита. Внезапно, ей захотелось высказаться, расставить все точки, но, при этом, было немного страшно. Никс толком и не знала нормального общения с людьми, так что не могла предсказать реакцию коссита, ей всегда было проще управлять людьми с помощью лжи, нежели просто прямым текстом просить их о чем-то, и, сейчас, решив говорить прямо, некоторая неуверенность поселилась внутри.
- Хочешь, чтобы я была с тобой откровенна? Хорошо. Тогда слушай. Да, я специально искала именно тебя для этой экспедиции, обратиться мне больше не к кому, а ты, после тех дней в пещере, зарекомендовал себя неплохим компаньоном, да и от денег, готова поспорить, откажешься, а это удобно. Почему потом сбежала? Потому, что мне не нужны никакие отношения, я не верю во всю эту чепуху с чувствами, не будь ты таким открытым и честным, честное слово, подумала бы, что и ты меня для чего-то используешь, да только, признаюсь, я оказалась лёгком тупике, так и не разгадав эту загадку. И, да, твоя взяла, мне, в какой-то мере, приятно твое общество, иначе и не позвала бы с собой, но, чтобы ты там себе не напридумывал, мне ничего не интересно. Мы найдем этот артефакт, вернёмся обратно, и я снова уйду.
Оливия говорила громко и четко, эхо ее слов отражалось от стен и потолка, серьезный взгляд, все это время, упрямо сверлил коссита, и, казалось, что это не языки костра отражаются в фиалковых глазах, а внутренне пламя девушки высвободилось наружу. Когда тевинтерка договорила, и последние звуки ее голоса исчезли во тьме пещеры, она, внезапно, поняла, что дрожит от холода. Обычно сдержанная и отстранённая, естественно, Никс умела злиться, но, всегда быстро брала себя под контроль. Так произошло и сейчас. Гнев быстро унялся, оставляя после себя лишь горечь во рту от наспех высказанных чувств. Она не представляла, что будет дальше говорить и делать Солраад, сама же думала лишь о том, как согреться.
Вставая со своего места, Оливия, не смотря на собеседника, направилась к своей кобыле, доставая из сидельной сумки плащ.
- Кстати, насчёт денег. Это путешествие, в любом случае, достойно какой-то награды. Если не захочешь брать золотом, могу обеспечить тебе что-то другое, все таки, я близко сотрудничаю с гномами, вдруг тебе меч новый нужен, или ещё что. Подумай об этом.
Испытывая некоторую неловкость, магичка достала плащ, накидывая его на плечи, застёгивая на шее. Ветра хоть и не было, но, холод, тянущийся от Морозных Гор вокруг, яростно атаковал теплолюбивую Оливию. Она даже не могла сейчас сказать, что лучше, сидеть у костра, под рваными порывами дикого ветра, или, находиться здесь, в каменном гроте, чувствуя, как с каждой минутой холод смыкается вокруг, пробираясь к телу даже сквозь плотные одежду и мех.
[ava]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/3da81ce61d3ec3d110c22dbcfa831c1d.jpg[/ava]

Отредактировано Оливия Никс (2018-05-31 14:42:40)

+1

29

— Хочу сказать, что ты удивишься, если узнаешь, что правда — не залог дружбы, дорогая, люди как раз предпочитают ложь, — Оливия выглядела серьёзной или по меньшей мере расстроенной, а Солраад — спокойным, он даже брови не хмурил и время от времени ухмылялся, поглядывая на чародейку поверх пляшущего пламени небольшого костра. — А если ты им прямо скажешь, мол, они тебе не нравятся или что у них характер отвратительный, а то и ещё какие особенности заденешь — так никто и общаться с тобой не захочет, даже если ты сама Андрасте и готов помогать кому угодно, пусть самому отвратительному.
И магичка была живым примером сказанного: каким бы тоном ни выражался наемник, его слова воспринимались женщиной в штыки или хотя бы задевали за живое, заставляя продолжать говорить, злиться. То ли специально, то ли сама того не подозревая она показывала себя настоящую, прекратив прятаться за маской холодной лжи на короткое время. И так было гораздо лучше, удобнее, будто впервые за всё это время Сол сумел познакомиться со своей спутницей и возлюбленной по-настоящему — с её внутренними переживаниями, мыслями, стремлениями. С истинными целями.
Только её заявления о приятном обществе расходились с надменным «всё это ради артефакта и выгоды». Выгоду можно было найти и в ком-то попроще, хоть в тем же сотрудничавших с ней гномах — чего бы и не попросить тех об услуге в обмен на что-нибудь. Солраад-то тоже никогда не упоминал, что собирается проделать путь до поселений авваров и обратно на чистом энтузиазме. Во всём этом зияла огромная дыра, заполнить которую пока было нечем, да и не факт, что чародейка желала это сделать: по её словам, ей никто не был нужен; а Адаар был уверен в обратном.
Слегка прищурив голубые глаза, мужчина несколько секунд сверлил женщину взглядом, будто ждал чего-то, однако в итоге лишь пожал плечами и вернулся к созерцанию языков пламени, отбрасывающих на стены длинные причудливые тени.
В прошлый раз Оливия сказала то же самое: «все закончится и я уйду», а теперь они снова рядом, в какой-то безымянной горной пещере, когда-то отмеченной тевинтерским магистром. И даже если ей действительно хотелось уйти, то ему хотелось неустанно следовать за ней, пока её ледяная стена, построенная из глупых предрассудков, не обвалится вниз огромным столпом воды. Может, это будет тяжело; может, неприятно и болезненно, однако отчего-то Сол был уверен: оно того стоило.
Была и ещё одна вещь, достойная внимания — кто-то должен был показать чародейке, что зависимость от других выражается не только в, как она это назвала, копании в чужой душе. Не обязательно лезть к кому-то в душу, чтобы вызвать привязанность или показать необходимость оставаться рядом.
— Я никогда и не говорил, что всё вот это, — он махнул рукой, словно указывая на скромные удобства грота и на их экспедицию в целом. — Не достойно награды. Просто ты никогда не спрашивала, какой именно. Не думаю, что ты считала, что достаточно будет сказать «спасибо» и уйти, но и насчёт денег ты тоже права: я не собираюсь просить у тебя того же, чего обычно требую за свою работу, потому что я здесь не на работе. Я сделал это по доброй воле и после, если всё закончится удачно и мы найдём твою магическую безделушку, в какой бы она ни была состоянии, я попрошу у тебя кое-что.
На этом Адаар наконец замолчал, схватившись за свой клеймор и точило — не зря говорил, что оно им пригодится. Разговор с магичкой на сегодня был закончен, всё остальное, если ей захочется, она сможет сделать и сама, а у него этим вечером будет совсем другая дама: этой тоже, может, хотелось погреться в руках своего хозяина. Он не трогал свой клинок со времени прибытия в Велун на пару с Эйелисом — в Морозных Горах оказалось спокойно, к ним не приставали даже какие-нибудь дикие звери, не говоря уже о разбойниках, каких тут не водилось.
Раз уж Оливия предпочитала справляться со всем сама, то и с холодом она справится тоже. На первых порах точно, пока у Солраада не кончится терпение.

+1

30

Оливия заметила, что лошади, периодически подрагивая, жмутся друг к другу, пытаясь уснуть. Особенно ее молодая кобылка, которая, рядом с конем Солраада, выглядела и вовсе жеребенком. И почему она не подумала о том, что нежные Орлейские лошадки могут не выдержать подобной переправы? Вот, как знала, надо было сменить животных в Ферелдене, те, хотя бы, более стойкие перед холодом. Магичка провела рукой по шее кобылы, зарываясь пальцами в жеский волос гривы, и, та, проснувшись, подняла голову, смотря на хозяйку большими черными глазами. Да уж, умела бы она говорить, обругала бы Никс за такое отвратительное поведение, мол, себе-то магичка теплый плащик прихватила, а вот о попоне для животных, конечно же, забыла. Оливия, постепенно беря себя в руки после всего сказанного, поняла, что с лошадьми нужно что-то делать. Ночь только началась, а они уже начинали дрожать, дальше будет только хуже.
Брюнетка обернулась, только раскрыв рот, чтобы что-то сказать косситу, но, в итоге, так ничего и не произнесла. Почему-то, натолкнувшись взглядом на эту широкую напряженную спину рогатого, девушка вновь испытала раздражение, и, прикусив губу, тяжело вздохнула. Они оба молчали. Ветки в костре потрескивали, сонные лошади тихонько фыркали, резкие металлические звуки, исходившие от клейиора воина, отражаясь от стен, терялись где-то снаружи, в бушующей метели.  Встретились два упрямца, ничего не скажешь. Тевинтерка всегда считала себя холодным и крайне скупым на эмоции человеком, но, каждый день рядом с  этим косситом, открывал ее с новой стороны, которой она сама от себя не ожидала. У рогатого, каким-то неведомым способом, получалось выводить Никс на эмоции, и, это ее пугало.
Теперь перед брюнеткой встал серьезный вопрос в лошадях. Может, без ездовых животных они и справятся, но, это займет намного больше времени, да и все припасы на себе не утащить. Брюнетка вновь растрепала гриву кобылы, отчего та тихонько всхрапнула, а девушка отметила про себя, что слишком привязалась к зверю, чтобы позволить ей вот так замерзнуть. Да и коня бросать не хотелось, он же был не виноват в том, что Никс и Адаар немного повздорили. В общем, выбор вариантов у магички, как она сама подумала, был небольшой. Поняв, что надо делать, Оливия тяжело вздохнула, очевидно, для нее самой эта ночь будет тяжелой, но, благо, завтра пара сможет продолжить путь верхом.
Твердым шагом подойдя к своему спальному мешку, девушка оттащила его к животным, набрасывая плотную ткань на них. Конь был спокоен, кобыла же, по началу, взбрыкнула, но, поняв, что ничего страшного не происходит, успокоилась. Конечно, брюнетка могла бы и не жертвовать мешком, отдать, например, свой плащ, но, его бы хватило лишь на одно животное. Сама она вряд ли замерзнет к утру до смерти, а вот что будет с животными – еще неизвестно.
Уже предвкушая холодную тяжелую ночь, девушка вернулась к тому месту, где только что лежал ее спальный мешок, в этот раз, садясь на свой собственный плащ. Все это время лицо магички оставалось бесстрастным, будто она сейчас ничего и не сделала, и не бушевала внутри эта буря из вопросов и сомнений, после разговора с рогатым. Реакции на свои действия магичка не увидела, так как продолжала делать вид, будто в пещере никого кроме нее и лошадей нет. Натянув на руки перчатки, а на голову капюшон, Никс легла на землю, придвигаясь ближе к пламени, сворачиваясь клубочком. Вряд ли она сможет сегодня уснуть, но, попытаться стоило.
- Разбуди под утро, я подежурю. – негромко бросила она в костер, так как, ничего, кроме пламени огня перед лицом, больше не видела. 
Однако, о сне и речи быть не могло. Слишком много тревожных мыслей, мечущихся в голове, заставляли задуматься о жизни магички в целом. Увы, сама она знала о нормальных отношениях людей, в основном, из книг, да и те читала крайне редко, считая, что полезной информации в подобном чтиве – ноль. Но, что, если Солраад действительно был прав? У него опыта взаимоотношений куда больше. Впрочем, какая разница? Можно подумать, что тевинтерка стремилась к обществу. Ей было не так важно, как заводить друзей и как с ними общаться, пусть стройным рядом идут в пекло. В жизни могут оказаться приятными и полезными от силы два-три человека, нельзя подпускать близко каждого встречного, иначе, внезапно, можешь заметить у себя в спине слишком много ножевых ранений. Плата за доверчивость и собственную глупость, так сказать. Только вот она сама уже успела начать доверять косситу, и, теперь, платила за это бессонной ночью, думая о том, что ждет их дальше. В голове промелькнула мысль о том, что коссит может действительно плюнуть на все это и уйти, но, его последние слова про награду вселяли некоторую уверенность в завтрашнем дне, хотя и несколько беспокоили в другом плане. Натягивая плащ чуть выше, на подбородок, закрывая глаза, Олвия попыталась представить, что же она может дать рогатому, помимо денег и хорошей гномьей стали, пытаясь постепенно уснуть.
[ava]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/05/3da81ce61d3ec3d110c22dbcfa831c1d.jpg[/ava]

Отредактировано Оливия Никс (2018-05-31 19:50:16)

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Путь к сердцу [19 Августа, 9:44 ВД]