НОВОСТИ

15.08. новости к обновлению сюжета, возвращение комментов к репутации
06.08. 8 месяцев игры - цитаты прилагаются

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Basorexia [3 Стража, 9:42 ВД]


Basorexia [3 Стража, 9:42 ВД]

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

--

Basorexia [3 Стража, 9:42 ВД]

Время суток и погода: ночь
Место: Тень
Участники: Эллана Лавелан, Солас
Аннотация: Один эльфийский отступник уверенно заявлял, что Тени нечего ему предложить. У Тени и долийской охотницы на это немного другое мнение.

Отредактировано Солас (2018-05-08 20:40:29)

+2

2

Город сиял.
Десятки огней зависли во тьме, разбавляя её, усыпая искрами широкие улицы. Настолько широкие, что даже если поставить рядом несколько карет, то ни одна из них другой не коснётся на всём своём пути.
Он сиял и улыбался сотнями открытых ярких ставень, напоминающих бездонные в своём золоте глаза. И ворота, так приветливо открытые незнакомцам с дороги, больше не напоминали усеянным шипами-частоколом чудовищный разинутый рот. И лепестки цветов, которые Эллана никак не могла узнать, не напоминали шершавый язык громадного существа.
"Вообще-то все уже давно должны спать", - подумала она запоздало. Улицы были пусты и бездушны, но в окнах стояли свечи.
Эллана знала это, хотя никогда не подходила слишком близко, чтобы убедиться в своих догадках собственными глазами. Она не помнила, какой раз уже стоит и глядит на обратный берег этого бесконечного озера, чистого и спокойного, будто гладь чёрного зеркала. Но ей всегда казалось: стоит подойти поближе - и та магия, вырастившая город, окружающая его, накидывающая пелену таинственности и красоты, попросту исчезнет. Испарится. И станет чем-то неважным, обыденным, исследованным.
Местами пустым, и от того - скучным. А в скучные места возвращаться нет желания.
Приятно трещал хворост в костре. Эллана подкинула ещё немного. Ночь только начиналась, огонь необходимо было поддерживать.
- Я не помню, когда в последний раз в округе было насколько спокойно и тихо, - начала Эллана тихим голосом, запуская волосы в косу. - В последнее время мне всё чаще хотелось куда-нибудь уйти. Убежать подальше от всех. Посидеть на берегу озера, понаблюдать за звёздами, послушать ночь.
Коса распалась волнистыми локонами. Несколько прядей Эллана заправила за уши, чтобы не опалить, когда будет наклоняться к огню. Плащом, служившим вместо покрывала, она укрыла босые ноги. Сапоги остались стоять у огня, хотя не были мокрыми или грязными.
В высокой траве стрекотали кузнечики. В лесу ухал филин. Хотя Лавеллан не была уверена, что девять-десять деревьев и столько же кустарников, спрятавшихся в их тени, можно назвать лесом.
Ей просто нравилось думать об этом месте, как о своём оплоте независимости, таинственности и глухого спокойствия. Хотя так и не бывает.
- Только погляди, какие звёзды сегодня красивые. Выходи, - продолжила Лавеллан куда-то в сторону лесной полосы, опускаясь спиной на плащ, заменивший покрывало. - Я знаю, что ты здесь, felon.
Она закрыла глаза, подставила лицо прохладному ночному воздуху, идущему с озера. Вокруг так и осталась тишина, нарушаемая лишь сверчками и филином.
Если бы она была магом, этот вечер был бы иным.
Если бы она была магом, не нужно было бы собирать так много хвороста для костра, или следить за огнём, чтобы тот не погас раньше времени.
Если бы она была магом, она поняла бы, что у города по ту сторону озера нет названия. И жителей. И не существует его на самом деле.
Как и этого озера, на берегу которого она собиралась провести ночь, нежась под яркими звёздами и мягким теплом маленького костра.
Как и филина, подыгрывающего причудливой песни травяных сверчков. Как и высокой травы, в которую с удовольствием Лавеллан запустила ноги.
Как и тихий шелест листвы, едва уловимый треск молодых ветвей, расступающихся под натиском чьих-то торопливых ног.
Эллана улыбнулась чему-то своему, не размыкая глаз. Она мурлыкала что-то себе под нос, едва слышное и понятное только ей одной.
Если бы она была магом, она понимала бы об этом месте чуточку больше.
Но Эллана не была.
[icon]https://pp.userapi.com/c830309/v830309155/f590f/3VDLv78jE58.jpg[/icon]

+1

3

Сон Элланы был мирным и тёплым.
По-домашнему уютным, хотя у него уже давно не было своего дома. Неторопливым, потому что ночью на берегу озера, где открывается такой вид, спешить было некуда. Это место, пусть и придуманное долийкой, нравилось ему. Не хотелось портить его лишним движением, лишним словом или жестом.
Ему хватало и того, что была возможность видеть Эллану в настроении, созвучном пейзажу.
Или это Тень пыталась создать пейзаж так, чтобы угодить её настроению?
Потому лапами по траве он переступал совершенно беззвучно. Наблюдал диким зверем издалека, но не подходил ближе, потому что это был чужой сон, испортить который он был не в праве. Да и что он мог предложить Лавеллан в этом сне? Снова рассказы о том, что это за город там за озером? Или как складывали древние элвен в созвездия звёзды и какие давали им имена?
Глупость. Во снах о таком не говорят.
В реальном мире, чаще всего, тоже.
В такие ночи вообще говорят мало, настоящие они или нет, но больше доказывают - себе или другим - что ты ещё чего-то стоишь в этом мире, что все твои слова и поступки не пусты. Он, может быть, и хотел бы подобного, но это был не его сон. Не ему решать, что будет дальше.
И всё же он вышел из тени на её голос, чернильным пятном сменив один облик на другой. Три пары внимательных глаз стали одной, но глядели так же, ловя каждое движение. По утру он обязательно попробует зарисовать эти мгновения, и Эллану, такую же спокойную, как и чёрная гладь озера впереди.
- Прости, я не хотел потревожить тебя, - извинился он, выйдя наконец-то из тени полностью, но всё равно оставаясь где-то на самом краю для взгляда Лавеллан. Это была его привычка, прятаться в чужих снах, а не говорить о своём вторжении открыто. Уж он-то прекрасно знает, что никто не любит, когда в их сны вторгается кто-то чужой. Кто-то, кого ты совершенно не звал.
- Но здесь и правда красиво, - признал он с лёгким кивком головы и еле заметной улыбкой. Жаль, что растворится с первыми лучами рассвета, а не застынет в безвременье до нового сна, где он мог бы так же увидеть Эллану, спокойно отдыхающую от скайхолдской суеты на берегу озера. Он бы, пожалуй, тоже не отказался от подобного места для себя. Своего личного тихого угла, где можно было бы прятаться от чужих глаз и знать, что никто не потревожит. Ротонда всё равно была не достаточно хорошо для этого, как бы он ни пытался оградить себя от чужих визитов и будто бы случайно оставленных записок с просьбой помочь перевести эльфийские руны.
Он подошёл ближе к костру, парой движений помогая ему разгореться ещё ярче и осветить часть деревьев, что своими пугающими тенями заставили разбежаться бы любое зверьё из леса, если бы этот лес был настоящим. Но из живого вокруг было только уханье невидимого филина и биение двух сердец, еле слышное за треском веток в костре.

+1

4

С каждым разом всё сильнее и сильнее она ждала именно его - голос, за которым последует появление. Теперь она могла не просто различать, она могла выделить его из десятка других. Прислушаться и - что главное - услышать. Бесполезный во многом навык, но Лавеллан тихо гордилась им. Едва ли не хвасталась.
Было бы только кому.
А кому - было. Хотя бы сейчас. Но не за этим они здесь.
- Потревожить меня? - хмыкнула Эллана, переворачиваясь и привставая на локтях, от чего её волосы, спадая непослушным каскадом, закрыли всю левую половину лица. Но даже так можно было разглядеть: эльфийка улыбалась. Так, наверное, как не улыбалась ещё никому. - Глупости. Мне всегда приятна твоя компания, ты же знаешь.
Лавеллан встала и распутала плащ, за который зацепилась ногами, пока поворачивалась. И на мгновение задумалась о вещи, о которой необходимо думать раньше: её плащ оказался слишком мал для них двоих, особенно если Солас захочет лечь. Наблюдая за его неспешной фигурой, Лавеллан признавалась самой себе, что вовсе забыла, насколько он высок.
Насколько мила ямочка на его подбородке. И что когда он улыбается, то на щеках получается нечто, тоже похожее на ямочки.
И насколько при нём путаются мысли в голове, в которой и без того творится полный хаос, когда должен быть удушающий порядок.
- Хворост долой, - усмехнулась она, по-прежнему легко похлопывая по тяжёлой ткани рядом с собой.
Лавеллан не лгала: она была рада его видеть. Порой даже больше, чем слышать. Но сегодня Солас казался ей крайне молчаливым и необычайно спокойным. Моментом она пыталась сравнить с чем-то, но никак не могла вспомнить, с чем. Да и зачем сравнить - тоже забыла.
Он просто был здесь, а она была рада его видеть. Местами - даже больше.
Порой он казался ей песком, ускользающим сквозь пальцы. Порой - редким неуловимым ценным хищником, которого никак не удаётся отследить. Порой ей мерещилось, будто он исчезает там, где кончается её взгляд. Но сейчас, поворачивая голову, Лавеллан видела его.
Он был здесь. Ей этого было достаточно.
Устраивая голову у Соласа на плече, переплетая свои пальцы с его, Эллана думала о том, что ночь будет слишком короткой для них двоих, но хотя бы с её стороны - как минимум долгожданной.
- Попался, - фыркнула она магу в шею, томно прикрыв глаза. Следующим на очереди был подбородок.
В перерывах, она бы прочла тираду о том, что была и остаётся охотницей, и что это - на самом деле капкан, в который он только что угодил по собственной воле.
Но говорить совсем не хотелось. По крайней мере, об этом.
Даже о том, насколько неуместно ярким сделалось пламя от костра.
И что она вовсе забыла про звёзды.
[icon]https://pp.userapi.com/c830309/v830309155/f590f/3VDLv78jE58.jpg[/icon]

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-05-10 21:37:50)

+1

5

Впервые он позволил подумать себе о том, что Лавеллан красива. Её необычную красоту можно было увидеть невооружённым взглядом, ведь достаточно было только раз посмотреть на Эллану, чтобы запомнить её.
Так ему казалось, потому что он сам запомнил.
Внимательно наблюдая за ней день ото дня, уделяя ей больше времени, чем прочим жителям крепости, он выделял её тем самым, и всё равно было, замечал это кто-то или нет. Было бы проще, конечно, если бы этот секрет остался только у него, но судьба не прислушивается обычно к его желаниям. Скорее всего, это совершенно не тайна ни для кого в Скайхолде, или не будет тайной в скором времени, потому что у местных слуг и шпионов длинные языки и горсть причин разбрасываться сплетнями во все стороны.
К его счастью, сплетни и шпионы стали совершенно не интересны ему с той самой поры, когда он нашёл себе достойного собеседника, готового слушать и готового говорить и задавать любые вопросы.
Рядом с Элланой ему легко. Всей его сущности хочется научиться такой же простоте, с которой она звала его присесть рядом. Или вспомнить ту ушедшую беззаботность, потерянную в веках. Он и правда попался в эту ловушку, невольно потянувшись к долийке, как к единственной, с которой дни в Скайхолде были не так однообразны. Это какая-то её личная магия, превращающая рутину во что-то совершенно необычное.
- Попался, - повторил он, улыбаясь и щурясь довольно, словно был рад тому, что уловка Элланы сработала. В конце концов, это был лишь сон. Хотя бы в Тени он мог позволить себе забыть о том, что ему ещё предстоит сделать, и жить этим моментом, потому что мгновения имеют свойство заканчиваться. А жаль, потому что это мгновение - её рука в его руке, её тёплое дыхание на шее - он бы хотел сохранить, чтобы потом проживать его раз за разом, вспоминая об этом моменте без горечи, но с радостью.
Против Элланы рядом - такой Элланы, Элланы-во-сне - ему трудно устоять. Он не имел никакого права вмешиваться в её сон, он не имел никакого права поддаваться её уловкам, потому что Тень могла создать для него такую ловушку, дав то - ту - что он хочет. Однако, он его опыта достаточно для того, чтобы сейчас точно знать это Эллана, а не видение или обман.
И его сил вполне хватило ещё и для того, чтобы пламя костра вдруг стало освещать пейзаж вокруг не столь ярко.
Он подался совсем немного вперёд, не дав Эллане отстраниться. Вновь ощутил её дыхание на своём лице, на секунду замешкавшись и задумавшись о том, а стоит ли...
Думать дальше он себе не позволил, уверенно касаясь губ Элланы своими.
Так ли важно, верен ли его поступок, когда этого он хотел с того самого дня, как попросил разрешения написать портрет Элланы? Мысли и рассуждения об этом не помогли бы ему в этом сне, так что им не стоило уделять ни секунды времени. Хватало и того, что Эллана была рядом, а её рука в его руке.

+1

6

Волшебный вечер - так она будет его называть в воспоминаниях. И либо бледнеть от осознания собственной неимоверной храбрости, либо покрываться красными пятнами, будто кто-то запустил в неё пару спелых сочных помидоров. Но что запомнит - это уж точно.
Если бы Лавеллан была магом - она бы уже задумалась о некоторой нереальности происходящего. Но Эллана магом не была. И не умела осознавать такие сложные вещи в гордом одиночестве. В игре наивного разума и коварной Тени.
А потому Эллана могла позволить себе всё. Ведь этот сон принадлежал ей.
И Солас в это мгновение - тоже принадлежал ей.
И когда его губы - холодные, как ей показалось - прикоснулись к её, она наконец ощутила, насколько сильно жаждала этого момента.
Тут же захотелось рассмеяться. Скорее от переполнявших эмоций, включавших и радость тоже, нежели от содержания смешного в подобных моментах, которые можно даже назвать интимными, не стараясь.
Но Лавеллан сдержалась.
Переплетая свои пальцы с его, переплетая язык свой - с его, Эллана очень быстро пыталась подсчитать, когда в последний раз подпускала кого-то настолько близко. И кто это в принципе был.
Память, разумеется, подводила.
Ощущения - нет. Пришлось экстренно искать свободной рукой шею эльфа, чтобы не свалиться на траву. Ибо что руки, что ноги, что вся Лавеллан - дрожала, будто пробежалась нагишом по Морозной Котловине.
И когда опустившись на пресловутый короткий плащ, увлекая за собой в непреднамеренном захвате и виновника дрожи, рассыпавшейся по телу, в лёгких закончился воздух и пришлось почти грубо увернуться куда-то в бок, Эллана уже пыталась вспомнить, когда влюбилась в него настолько, что позволила быть так близко.
И когда в целом она успела в него влюбиться. В какой момент.
Но потом заметила: её руки всё ещё держались за него. Даже скорее цеплялись отчаянно, сминая тонкими сильными пальцами ткань куртки до скрипа, до треска несчастных ниток под ними. А в плечо она могла вцепиться так, что останутся синяки.
Лавеллан отчаянно нуждалась в нём. В прикосновениях, объятиях, поцелуях - в первую очередь. Она так давно была одна, плескаясь в своём горе и одиночестве, будто в озере из тины и камней, что совершенно позабыла, каково это: когда к тебе хотят прикасаться. И сейчас, вновь обретя это чувство, она не желала его отпускать.
Настолько, что даже боялась. Будто сейчас это всё - пуф - и испарится дымкой по воде. И глядела, словно затравленный зверь, хоть и прижималась. И целовала быстро, рвано, отрывисто, не разбирая куда, попадая то в шею, то в щёку, то в скулы, то в губы.
Словно сейчас всё возьмёт - и исчезнет. Или он убежит. Или небо упадёт на землю. Или его вновь разорвёт в клочья древняя магия. Или...
- Солас, я... - Эллана замолкла, уткнувшись ему в шею. Она не знала, что делать. Что стоит сделать, вернее. Всё казалось ей странным. Непривычным - тоже. Но она его так и не отпустила от себя. - Неприятно ведь не было?
[icon]https://pp.userapi.com/c830309/v830309155/f590f/3VDLv78jE58.jpg[/icon]

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-05-11 00:04:00)

+1

7

Ему следовало бы остановиться первому. Ведь это он, а не она понимал, что всё вокруг - лишь сон, а значит на утро кому-то из них или сразу обоим будет нелегко смотреть другому в глаза и делать вид, что в Тени не произошло ничего. Что не было ни этих поцелуев, ни той дрожи, которую он почувствовал, ни его неправильных мыслей о том, что Лавеллан должна быть его. Кто сказал, что он не имел права на мгновения всеобъемлющей радости и свободы?
Эллана была с ним рядом, сама тянулась к нему и тянула его к себе, а не гнала прочь, как ей следовало бы поступить. Так ли бы искренне она усыпала его поцелуями, если бы знала, кто он на самом деле? Была бы так же щедра на ласку? Нет, никогда бы. Их всех учат ненавидеть его, бояться его и гнать от костров, чтобы волчья тень не принесла беды. Хуже сейчас было лишь то, что он не знал сам, сможет ли хоть когда-то признаться ей, что раскрыл ей о себе не всю правду. Что образ его не так уж загадочен и неизвестен для неё, долийки по крови и воспитанию. И представить себе её реакцию на такие слова поэтому не трудно.
Сомнения пролегли на секунду складкой меж бровей, но так же быстро исчезли.
Иные эмоции и иные мысли в Тени чаще властвовали над ним. Здесь не было места пространным размышлениям о том, что может произойти и как избежать самого плохого исхода. Не было места для вопросов, потому что Тень изменчива и стоило ей дать ответ, как он тут же исчезал, растворялся в окружении, оставляя от себя лишь воспоминание. Намёк на то, что тут когда-то что-то было.
Он улыбнулся снова, услышав её вопрос, и еле сдержал смешок. Было бы грубо с его стороны рассмеяться ей в лицо, когда вопрос и правда был серьёзным.
- Всё хорошо, vhenan, - качнув головой, спокойно ответил он, продолжая глядеть на Эллану и щуриться, словно кот пригретый солнцем. Его и правда пригрели. Он не ожидал обнаружить в себе, что желал доброго отношения к себе, соскучился по ласке и той простоте, которая может быть только между двумя влюблёнными, когда те остаются один на один и могут позволить себе действовать и говорить свободно.
- Я же не исчез, - с той же улыбкой на лице пошутил он, тёплым дыханием касаясь макушки Элланы. А он ведь и правда мог бы. Так же раствориться тенью, как это делал обычно в чужих снах, и притвориться, что не было его на берегу этого озера, и что кто-то другой любовался Элланой, а не он сам, поддавшись эмоциям, в очередной раз пришёл в её сон, чтобы точно знать, что у неё всё хорошо.

+1

8

- Vhenan, - вторила Лавеллан, расплываясь в улыбке, прикладываясь носом к его щеке. И смеясь. Тихо, почти беззвучно. В первую очередь - над собой.
Он действительно не исчез. Не растворился и не убежал, как она думала. Оставался здесь, в её руках, не избегал прикосновений. И стоит ослабить хватку, потому что нет, не убежит. И перестать цепляться так отчаянно.
И выдохнуть. Спокойно. Осознавая: всё хорошо.
- Я всегда буду здесь для тебя, ma'lath. Куда бы ты ни пошёл - я постараюсь приглядывать за тобой, пока будет хватать сил.
Эллана позволила бы себе сказать ещё. Слишком многое и слишком долго копилось в ней, ища выход. Но сейчас она чувствовала - достаточно. Она сказала самое главное, а все остальные слова ощущались бы лишними на этом маленьком празднике жизни. Вместо них лучше прижаться, закрывая глаза, отдаваясь ощущениям полностью.
Тёплый он всё-таки. Лучше огня. Сильные мощные руки, ловкие пальцы, мягкие губы.
- Нога затекла немного. Можно я перевернусь?
И она совершенно не знала, что со всем этим делать.
Столько раз прокручивая в голове каждый возможный сценарий, столько раз мечтая, столько раз будто наяву видя и чувствуя каждое его прикосновение, Лавеллан терялась в вариантах, какой же из них предстоит на этот раз. Временами она успевала зайти достаточно далеко.
Временами всё кончалось, когда она стаскивала рубашку. Иногда успевала лишь оголить плечо. Со временем - и сейчас Эллана тоже этого не помнит - Солас стал нужен ей рядом как нечто большее, нежели просто желание. И она бы с удовольствием уснула головой на его коленях вместо снятой рубашки. Если бы хотела спать. И призналась бы, насколько скучала по его голосу и ощущению рук на своей спине. Но не стала. Вряд ли он не понял по взгляду, которым она его одаривала каждую открывающуюся возможность, каждый раз, как они встречались взглядом.
А могла действительно посмотреть на звёзды, слушая дыхание, чувствуя, как быстро бьётся его сердце совсем рядом. Этого ей уже было достаточно.
Только не покидало чувство забытости. Будто стёрлось из воспоминаний нечто важное. Нечто яркое и опасное, она бы сказала. И каждый раз, утопая взглядом в черноте безмятежного звёздного неба, это чувство обострялось всё сильнее. Заставляло напрягаться каждый мускул в теле.
Но потом, отыскивая ладонь Соласа своей, и сжимая её, вычерчивая пальцами замысловатые узоры, Лавеллан становилось спокойно.
По-настоящему. Хотя и...
- Чего-то не хватает.
[icon]https://pp.userapi.com/c830309/v830309155/f590f/3VDLv78jE58.jpg[/icon][status]Fade french-kisser[/status]

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-05-11 11:45:28)

+1

9

Она давала те обещания, которые надо было бы давать ему. Кроме него мало кто мог так хорошо ориентироваться в Запределье и находить спящих так, будто те находились на расстоянии вытянутой руки в мире настоящем. Это ему надо было бы присматривать за Элланой в её снах, чтобы демоны не смели приблизиться к ней, стараясь сыграть на всех её потерях. Кто знает, устояла бы ли она против искушения увидеть воплощение в реальном мире того, кого потеряла на Конклаве? Может быть, и правда отдала бы всё, лишь бы ещё раз увидеть лицо, услышать голос.
Будь он моложе и без тысяч лет за спиной, без опыта общения с elgar, купился бы.
Но ему хватало рассудка сейчас, чтобы отделить настоящее от иллюзий. И Эллана тут была настоящей. До такой степени открытой, что ему на доли секунды становилось совестно. Было бы честнее признаться ей в том, что это сон. Пусть даже его второй участник и настоящий. Наверное, поэтому он покорно отстранился от Лавеллан и лёг на спину, задумчиво глядя на придуманные сном и Тенью звёзды.
И подумал о том, почему его мечты несбыточны. Жизнь была бы проще, если бы ему захотелось просто путешествовать по Тедасу, искать забытые осколки истории, а не пытаться вернуть прошлое, обратив время вспять. Гордость мешала ему забыть о том, как прекрасен был Арлатан, не тронутый Скверной.
А в Тени и правда чего-то не хватало. Было слишком тихо и до безумия пусто. Не было ни души вокруг, как обычно бывало в мире настоящем. Кто-то назойливый обязательно бы уже потревожил их, своим наглым поведением разрушая всю интимность момента.
- Здесь так спокойно, - поправляя сползший с груди амулет, рассеянно и невпопад ответил он, умиротворённый мерным треском огня, уханьем где-то вдалеке и тем, как билось сердце Элланы. Или это было его собственное, сбившееся со спокойного ритма и своими ударами вторящее маршу военных барабанов Элвенана?
Кроме ставшего привычным уже за пару лет фонового шума, будто улей случайно увеличился в размерах, остального в Тени ему хватало. Уж он-то точно знал, что она не наскучит ему никогда, сколько бы времени он не провёл, изучая её.
- Кажется, я излишне сентиментален сегодня. Но... Разве здесь правда может чего-то не хватать? - спросил он, отстранившись от своих  мыслей.

+1

10

- Не пойми неправильно, мне нравится твоя компания, и побыть с тобой наедине - это удивительная и редкая возможность. Но кажется... - начала Лавеллан, поправляя выбившиеся пряди, - я скучаю по суете вокруг. Или... После стольких событий, разговаривать не между боями, а... просто так - роскошь. Это необычно. Мне нравится.
Вода на поверхности озера всё оставалась такой же, будто натянутая зеркальная гладь, отражающая чёрную бездну. И город вдалеке - он оставался неизменен. Будто застыл. Будто его лишь нарисовали на горизонте. Казалось, эти слабые бездушные огоньки даже перестали мерцать.
Эллана усмехнулась, устраивая голову на широкой груди Соласа. Даже не спросив позволения.
Оно не было нужно сейчас.
- Мне всегда нравилось это место именно за его безмятежность. Никто не знает, что оно существует.
Лавеллан выставила вперёд указательный палец, медленно и аккуратно обводя контуры тёмного пятна посереди такой же чёрной пустоты. По её меркам, именно таким должен быть таинственный город на горизонте. По крайней мере, в то пятно аккуратно вползали все видимые с этого берега огни. 
- А я ведь никогда не пересекала озеро. Даже не пыталась дойти до города. Даже не знаю, как он называется, и кто там живёт. Мне интересно... Но не настолько. Для меня есть только этот берег, костёр и обрывки леса. Видимо, я тоже немного сентиментальная. Настолько, что не хочется отсюда уходить. Особенно если ты останешься. Мне очень давно хотелось это сказать.
Когда-нибудь она скажет подобное не только здесь, в своей карманной бесконечно пустой вселенной, в которую так и не сумела придумать ничего интересного, помимо костра и зеркального озера, не реагирующего на тихое дуновение ночного ветра.
- Ты волнуешься. Всё нормально, - шепнула она ему на ухо, после прикладываясь сухими губами к щеке, - я тоже волнуюсь.
Эллана ненадолго заслушалась звуками окружения, замерев, стараясь почти не дышать. Они не изменились с той минуты. Ни единого треска, помимо хвороста в костре. Пора было уже привыкнуть и расслабиться.
Они заслужили минуту. Все.
- Не хватает твоих рассказов. Я скучала по ним не меньше.
[icon]https://pp.userapi.com/c830309/v830309155/f590f/3VDLv78jE58.jpg[/icon]

+1

11

Он усмехнулся довольно, притягивая Эллану ближе к себе. Он тоже скучал по ней, как бы сильно не пытался убедить себя в обратном. Её компания - единственная, которой мог желать в последнее время. Мысли, движения, слова, поцелуи - всё в ней казалось ему идеальным, будто и правда её одну ждал не одну тысячу лет и прождал бы столько же, если бы это было нужно. Больше ждать смысла не было. Эллана во всём своём великолепии была рядом, под боком, никуда не стремилась изчезнуть или вдруг проснуться, прервав такой красивый сон. Но всё равно была его очередь волноваться, что это случится. Что вся идиллия разрушится из-за того, что в реальном мире найдётся кто-то торопливый, пожелавший разбудить неосторожным словом или движением эльфийскую разведчицу.
- Я останусь. Здесь и сейчас, если это нужно, потому что я не хочу никуда уходить. Я... впервые за долгое время чувствую себя так спокойно и хорошо, vhenan, - он не лгал сейчас, делясь большей частью мыслей, что приходила в голову. Он был на своём месте и правда не спешил исчезать, как думал сделать ещё пару мгновений, когда искушение было особенно сильным.
- О чём ты хочешь услышать рассказ в этот раз? - тихо спросил он, склоняясь к ней и губами еле касаясь осторого уха. Ночь, выдуманная Тенью, была создана для того, чтобы говорить безумолку под свет звёзд, не давая тишине стать третьим в беседе обо всём, что только придёт в голову.
Или чтобы не говорить вовсе. По крайней мере словами, чтобы это было понятно всем. Когда язык жестов и движений мог сказать гораздо больше.
- Я полностью в твоём распоряжении. Проси всё, что захочешь, ma'sa'lath, - осторожно улыбнулся он, пусть и понимая, что собственным мыслям он власти давать не хочет. Слишком о многом он бы попросил бы в таком случае Эллану, а он не имел никакого права просить её о таком, потому что и сам был не уверен в том, что будет после победы над Корифеем. И как много времени у них здесь и сейчас в этом сне и во множестве других. Быть может, ему и правда стоило ловить этот момент, а не откладывать все признания на лучший момент. Тем более, что одно - самое важное - он уже сделал.

+1

12

Он всегда так говорил. Если бы Эллана помнила только... Он каждый раз говорил так, когда снился ей. И если бы была магом, и если бы осознавала она...
Нет, не осознавала. А потому - как в первый по-настоящему раз - рассмеялась от счастья. Искреннего, по-ребячески светлого, своего маленького наивного счастья. Красиво рассмеялась, аккуратно прикрываясь рукой и утыкаясь в его грудь, скрывая следы расцветающего румянца. "Я знала!" - хотелось ей закричать. И шёпотом уже добавить: "Я тоже".
На всё. Абсолютно на всё - "я тоже".
Ни Эллана-во-сне, не осознающая, что всё вокруг - лишь сон, лишь её фантазия о бесконечном мире с любимым человеком, ни Эллана, которая не спит, не стали бы отрицать единый для них обеих факт: что во сне, что наяву, Солас - тот, что заставляет её чувствовать себя счастливой.
Тот, кто одним своим присутствием создаёт некую невидимую нерушимую сферу, которая поглощает их обоих и смело отделяет от остального мира.
За сферой - огромный мир, война, сражения, бесконечные задания, фанатики, разбойники, убийцы, драконы. За сферой - тысяча и одна причина спрятаться. А внутри - сияющие шпили Арлатана, таинственные закоулки Тени, древние знания, о которых Хранители и слышать не хотели. Внутри - свой мир. И пусть лишь на словах, пусть многие из сказанных вещей для Лавеллан останутся лишь сказанными вещами, она по-настоящему проникалась этим, и бережно пыталась хранить эти воспоминания.
И ей всегда с трудом удавалось выбраться из сферы обратно. Не Солас её не отпускал туда, а она сама.
Гуляя по Арлатану из слов, путаясь в словесных закоулках Тени, Эллана предельно качественно забывала о тех вещах, которые её ждут там, в неиллюзорном огромном мире, полном проблем, сражений, заданий, фанатиков и опасностей. В том мире её ждали написанные обязанности. А здесь ждал он.
Со-лас.
Вряд ли придуманный ею город на той стороне озера был её представлением Арлатана. Скорее, какой-нибудь Виком с иллюстрации в книге.
Но это было не важно. Вернее, важно было вовсе не это.
И понимая всем своим разумом, и принимая ответственность, Эллана всё-равно по-детски надувала губы и возмущалась мысленно, почему не может весь мир подождать, пока ей этого захочется. И всё-таки осознавая и принимая ответственности и реальность, Лавеллан уходила в реальность.
Но здесь огромного мира не было. Не было проблем, сражений, фанатиков и опасностей.
Здесь была она, Эллана, и был он, её возлюбленный.
И только это сейчас было важно. И только это имело смысл.
- Твой кулон. Откуда он? Важный подарок? И... Откуда ты сам? Ты ведь не долиец, но и не городской. Не могу представить тебя ни в Круге, ни в эльфинаже. Если не захочешь рассказывать - я пойму. Найдём другое занятие.
[icon]https://pp.userapi.com/c830309/v830309155/f590f/3VDLv78jE58.jpg[/icon]

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-05-11 23:51:07)

+1

13

Эллана была не первой, кто задавал ему такой вопрос. Всех почти всегда интересует, откуда родом их собеседник, если его происхождение не получается с лёгкостью прочитать по акценту или привычкам. Быть может, сохранись ещё кто-то подобный ему и будь он в рядах Инквизиции, история мага-отступника не была бы такой загадочной. Загадок в ней стало бы во сто раз больше, а самой главной было бы то, почему столь старый эльф - элвен - вдруг решил помочь в борьбе с Корифеем и что будет делать дальше, когда эта борьба закончится.
Но ему повезло: под знамёнами Инквизиции он был единственным, чей возраст в хроники внесли бы даже не тремя, а четырьмя знаками. Хотя он и сам не помнил уже точной цифры и начинал считать лишь от того момента, когда на его лице появился валласлин. И всё равно получалось ужасающе много, по меркам современного мира.
Поэтому для таких случаев у него в запасе было множество историй, которые он рассказывал бесчисленное количество раз. Пытался ли скрасить вечер у костра в долийском клане, или у походного огня, когда Инквизиции срочно требовался экспер по Тени в любом из углов Ферелдена. К счастью, его истории о прошлом - эльфов или его собственном - редко просили повторить, когда удостоверивались уже после первого раза, что всё это слишком обычно и просто. Без случайных поворотов судьбы, привносящих хоть каких-то ярких красок.
- Ту деревню, где я родился и правда нельзя назвать городом, - усмехнулся он, понимая, что в одной фразе вывернул своё прошлое наоборот. Город, большой город, представший перед ним во всём своём великолепии. Сияющий в лучах солнца и окутанный магией, будто невесомой тканью еле заметной для взгляда. - Красивое место, полное своих секретов. Для ребёнка их было много, но когда я подрос и проснулся мой талант к магии, большую их часть я постиг уже за год. Наверное, после такого я и не мог больше оставаться дома. А путешествия оказались самым лучшим способом открывать для себя новые места, не тронутые никем и учиться.
Он любил бродить по Элвенану, забираясь в самые отдалённые его участки, где его облик казался элвен чудаковатым. Облачённый в шкуры и укутанный во множество тряпок - от благородства, о котором Она постоянно рассказывала ему и которое пыталась привить его манерам и внешнему виду, не оставалось ни следа. Да и зачем оно в диких регионах, где оно только отдалило бы его от простых элвен.
- А кулон... Всего лишь небольшое напоминание о старом обещании, которое у меня не получилось сдержать, - потемневшая от времени кость не рассыпалась в прах только чудом и при помощи магии, удобно легла к нему в руку. Напоминание не только о древней как мир клятве, но и о том, кем его считали и считают вокруг. Чтобы не было причин останавливаться и думать о том, что он делает что-то не так.

+1

14

- Но это же обугленная волчья челюсть, - заключила Лавеллан после краткого осмотра кулона. Ей даже не требовалось брать его в руки для установления... диагноза. Охотничьи навыки давали о себе знать. Хотя - признаться - замечала она эту странную вещицу на его шее всего пару раз до этого. А она кажется никогда с ней не расставался.
Эллана прикусила язык, осознав это. Выходит, не такая уж она и наблюдательная, как подобает бы. Или, выходит, её внимание падало на совершенно иные вещи, а не разменивалось на мелочи.
- Какое обещание?
Ответа не последовало.
Кроткий ветер по-прежнему гладил её волосы, а до слуха доносились тихие, едва различимые звуки. Под ногами больше не было травы, а город погас.
Лавеллан закрыла и открыла глаза. Несколько раз, прежде чем поняла: она видит перед собой стол, а не очертания таинственного города вдалеке. Трава сменилась спальным мешком.
Эллана села, несмело подтащив к себе неслушающиеся колени. В её маленькой укромной каморке было темно, пусто и одиноко. За окном - вернее, дырой в стене - стрекотала шёпотами неспящих в саду ночь.
А стол был её. И по виду, и наощупь - тоже. Холодный, старый, весь в облезшем лаке и стружке стол. На столе - незаконченный гребень, который она строгала из куска берёзы, и догоревшая до основания свеча, залившая воском отведённый ей угол. Всё так, как она оставила, когда уходила.
Уходила куда? Спать.
И только ударившись о ножку стола, зашипев от неожиданности и боли в мизинце, прыгая на одной ноге и громко цокая языком, Эллана наконец осознала: она проснулась.
Одна и - что главное - в своей комнате. Ругается. Пляшет на одной ноге, пытаясь найти штаны и не запутаться пальцами в причудливой пряжке ремня на них. Эллана даже забыла зашнуровать как следует свою рубашку, прежде чем выскочила, громко хлопнув дверью.
Скайхолд никогда не спит. Даже когда приходит ночь. Во дворике по-прежнему собираются люди. Такие же неспящие, как и она сегодня. Или такие же ранние пташки. Так тоже будет правильно сказать, если не лучше.
Лавеллан добавила немного оживления в эту предрассветную сонливую деятельность, пробежав через всю территорию так, будто за ней гналась кучка венатори.
Она не спала сейчас, но не знала, будет ли правильным вот так вот вламываться и нарушать сон других. В прочем, она надеялась, что её друг засиделся за фолиантами и расшифровками до поздней ночи. Хоть и не знала, какой сейчас час, и в крепости ли он вообще. Даже не могла вспомнить, был ли он здесь вчера.
Или позавчера. И отчаянно копалась в воспоминаниях, но натыкалась лишь на то, что Солас умел быть незаметным, если захочет того. А она, видимо, не всегда умеет быть достаточно наблюдательной.
А ещё хотелось хлопнуть дверью. Влететь фурией, бойко затараторить нечто нераздельное, быстрое. Выпалить всё как на духу. Слишком уж хорошо ей в голову впечатался сегодняшний сон. И сказать некоторые вещи хотелось просто до боли. 
Но вошла Эллана предельно тихо, придерживая старую дверь и аккуратно ступая по каменному полу босыми - она забыла надеть сапоги - ногами.
Если он спал, у неё не хватило бы оправданий на то, зачем она нарушает его покой.
- Солас! Ты здесь?

+1

15

Он испугался, когда Эллана проснулась. Нервно вздрогнул, почувствовав, что сон её становился более зыбким, неровным.  Что очертания города-за-озером начали растворяться, а звёзды на небе гаснуть одна за одной. Всякий раз, когда её сны завершались, он чувствовал себя неуютно, а в этот раз, позволив себе лишнего, и правда ощутил лёгкий холод страха, прошедший по спине. Даже уверенность в том, что она ничего не вспомнит, мало помогала успокоиться.
Дело ведь было даже не в том, что Эллана может вспомнить. Дело было в том, что ради неё он и правда был готов забыть о старом обещании и древней мести, успокоиться наконец-то и найти своё настоящее место в этом мире, а не идти за старой целью. И это было почти настоящее решение, а не навеянная Тенью иллюзия. Он знал, что ему хорошо с Элланой, как давно ни с кем не было. Можно ли было пожелать отказаться от такого, от осознания собственной нужности в этом мире не для чего-то нематериального, а для такого же существа с живым сердцем?
Ему следовало обдумать всё это на трезвую голову. Заварить немного трав и...
- Эллана? - снова вздрогнул он, чуть не пролив на стол бодрящий отвар. На сегодня достаточно Тени и снов, но появление Лавеллан в ротонде после такого сна было для него чем-то выбивающимся из общего ряда. - Что ты здесь делаешь?
Она в ночи, босая и растрёпанная была скорее похожа на призрака, чем на саму себя. Неужели вопреки всему запомнила сон, который он пожелал бы стереть у неё из памяти, чтобы меньше свидетельств его слабости осталось в этом мире и в Запределье. И жаль, что проверить эту мысль, кроме как прямым вопросом, не было никакой возможности.
- Я думал, ты обычно спишь в это время, - произнёс он, пряча на мгновение лицо за пиалой и морщась за тем от того, какими горькими были травы. Жаль, под рукой не было хоть каких-то фруктов с кухни или мёда, чтобы хотя бы небольшой сладостью сбить этот отвратительный вкус. Так горячо любимые Серой пчёлы могли быть полезны хоть раз и для него тоже.
- Что-то случилось? Люди Корифея напали на крепость? Или разведчики нашли какие-то загадочные руны и расшифровать их требуется немедленно? - попытался пошутить он, поднимаясь из кресла и встревоженно глядя на Эллану. Совсем не потому что случилось что-то в крепости - это он мог бы пережить - а потому что что-то случилось с Лавеллан.

+1

16

- Я... - начала было Лавеллан, но тут же замолкла, так и замерев с поднятым вверх указательным пальцем. Она не помнила, о чём хотела сказать всего какую-то минуту назад.
В голове мелькали образы тёмного нечто, пугающего её своей пустотой и бесконечностью, но этим же и завораживающее. И что-то далёкое, грустное и незнакомое мерещилось ей в этом нечто. И она будто бы помнила об этом, а вроде бы и нет. Цеплялась за остатки сонного наваждения всеми силами, но оно ловко и быстро ускользало, будто утренняя дымка над озером под лучами свежего солнца.
Лавеллан совершенно забыла, зачем пришла. Но она умела сочинять на ходу не хуже Морена, когда это требовалось.
- Мне... Не спалось сегодня.
Эллана переступила с ноги на ногу, наконец заметив, что совершенно забыла об обуви. Пол в ротонде был холодный, а она всё-таки не привыкла ходить босиком, как предпочитает подавляющее количество членов её клана. Но... Терпимо холодный, чтобы потерпеть и хотя бы попытаться объяснить свой поздний визит.
- Извини, что потревожила тебя так поздно. Мне следовало подумать, что ты тоже хочешь отдыхать в такое время. Хотя... Если честно, - мямлила она, зарываясь пятернёй в волосы, - даже не знаю, который сейчас час. Но люди в саду уже были. Значит, должно быть... Скоро рассвет? Хотя мне порой кажется, что они там даже ночуют. Поэтому может быть даже середина ночи.
Ну конечно же волосы спутались. И растрепались. И Эллане бы следовало извиниться не только за вторжение, но и за внешний вид. Должно быть, насколько помятой и всклоченной она сейчас выглядит...
Эльфийка поёжилась, откидывая волосы назад и поправляя рубаху. Не следовало светить голым плечом в свежих синяках. Да и царапиной на щеке - пожалуй, тоже.
- Даже если бы Корифей поднял Скайхолд в воздух и хорошенько потряс, будто он - мешок муки, я бы не проснулась. Тяжёлый вчера выдался вечерок, если честно.
Она попыталась выдавить улыбку. На какую из двух шуток - трудно было сказать, но попытку засчитала сама себе. Она хотя бы пыталась. Как бы неловко это ни выглядело сейчас.
С последнего визита, в прочем, ротонда ни капли не изменилась, и Эллана прекрасно помнила, где можно присесть, спрятав ноги от неприятного камня, поджав их под себя.
- Я подумала, может, у тебя есть какие-нибудь настои или травы, которые помогут уснуть. Если бы ещё и настойка, чтобы сны не снились - так вообще было бы здорово, - усмехнулась она. - Если мешаю - ты только скажи. Я всё пойму. Ещё слишком рано для приёма гостей.

+1

17

- Увы, моя настойка совершенно от другого и тебе вряд ли поможет, - тут же ответил он, вычленив из всей болтовни Элланы немного важного. Остальное звучало так, будто ей было неловко находиться рядом и он эту неловкость понимал, оставаясь на месте и держа себя в руках, чтобы не спугнуть долийку. Пусть даже немного успокоился, когда понял, что она ничего не помнит. Это облегчало жизнь. Не нужно было объяснять собственные поступки во сне или притворяться, что это был не он, а её собственное разыгравшееся воображение. Слишком жестоким казался последний вариант, но выбор у него был слишком мал. Более жестоким по отношению к Эллане было бы только прямо признаться, что он видел её сон.
И что сон ему понравился.
- Всё хорошо, я не против твоей компании в любое время, - поспешил ответить он, отставляя в сторону свой собственный отвар, но оставаясь на месте, будто подойти к Эллане ближе было бы преступлением. - Думаю, ротонда всегда была местом слишком открытым, чтобы я мог рассчитывать хоть на какое-то уединение здесь. Три двери и никакого потолка на головой - думаешь, ты потревожишь меня сильнее, чем карканье наверху?
Он усмехнулся, окидывая долийку взглядом. Запримеченная раньше царапина на щеке не давала покоя. И правда, когда у разведчиков могут быть лёгкие дни, чтобы можно было вернуться целыми и невредимыми в крепость? Тут уж, наоборот, надо было радоваться, что дело обошлось только царапиной, а не чем-то более тяжёлым.
- Позволишь посмотреть? - не удержался он, осторожно подходя ближе к дивану и присаживаясь рядом. Его поднятая рука почти коснулась волос Элланы, еле отводя их от щеки с царапиной.
И что за лекари были в крепости, что не могли вылечить даже такой простой порез?
- У меня нет настоек, чтобы не видеть снов, но я мог бы помочь тебе с царапиной и синяками, если хочешь. Мои целительские умения почти так же хороши, как умение рассказывать истории о видениях из Тени, - он снова улыбнулся, замерев в неудобной позе и еле касаясь щеки Элланы тёплыми пальцами. Глупо, но он, кажется, снова попался в ту же ловушку, в которую угодил во сне. Только теперь всё было слишком реальным и не было никакой возможности притвориться, что всего этого не было.

+1

18

И всё-таки её не покидало странное чувство, будто где-то она все это уже видела.  Если даже не переживала. Но сознание упорно отказывалось дать хоть малейшую подсказку. Оно скорее издевалось, чем помогало. И Лавеллан перестала тыкать его палкой, попыталась расслабиться и забыть о внезапном наваждении.  Конфет из него все равно не выпадет.  Как ни старайся. 
- Значит, можно будет переехать к тебе, если мой маленький схрон заберут под склад старой мебели. Уверена, ты даже меня не заметишь. Я ведь не каркаю, -  сказала она предельно серьёзным тоном.  Но тут же фыркнула, как иногда делала вместо нормального смеха, и подняла руки, будто сдалась.  - Шучу.
Но все шутки разом выскочили из головы, когда он оказался слишком близко.  Зачем было нужно разрешение, если все равно коснулся. 
Зачем было вообще спрашивать, если она никогда не была против.  Только не говорила об этом.  Хотя иногда Лавеллан думала, будто ей и не надо говорить.  Будто он и без того прекрасно знает, о чем она думает.  Поэтому думала она всегда больше, чем озвучивала. 
Например сейчас она думала о том, прикоснулся ли он потому что знает, что она подумала "Можно". Но подумала "Можно" она позже, чем он прикоснулся.  Или он всегда видел в её мыслях, что она не против. 
И сейчас он точно будет знать, от чего Лавеллан сделала такое лицо, будто переводила тексты с антиванского на кунлат.
Но потом она расслабилась. И лицом, и телом.  Спустила ноги на пол, придвинулась ближе к нему. Прижала к своей щеке его ладонь.  Слегка потерлась даже.  Будто кошка, подставившаяся под ласку.  Даже закрыла глаза на момент.  Разве что не мурлыкала. Не умела. 
И подумала о том, как же сильно она по нему скучала за эти дни.  И что если он все же читает её мысли, то пусть моргнет дважды; она все равно ведь его раскусила.
- Все равно утром хотела зайти к Адану. Отнести эльфийский корень, попросить пустых склянок для зелий. Я уже обрабатывала раны. И поверь, сейчас стало намного лучше, чем было вечером. Но... Если немного поможешь - буду очень признательна.  Адану наверное скоро придётся повесить табличку "Лавеллан вход строго воспрещен" на своей палатке.  Но я ведь не виновата.  Тот склон на меня упал, а не наоборот. 
Плечо всё - таки ныло. А ведь после морозного бальзама и припарки вкупе со сном практически удалось об этом забыть. 
Шрамов Эллана не боялась никогда. Не хотелось рассказывать истории их получения - только и всего. 
- Жаль, мы все же утратили способности к самоисцелению. И я ведь даже не знала, что ты умеешь лечить. Может, скоро и тебе такую табличку вешать придётся.

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-05-13 00:12:20)

+1

19

Уловка или нет, но на пальцах его и правда затеплилась магия, пока Эллана силилась своей болтовнёй разбить те паузы, что он допускал в беседе. Не потому что ему нечего было сказать, наоборот, потому что сказать хотелось слишком многое, но останавливало лишь чувство того, что он уже проживал сегодня такую беседу. Или похожую на неё, разве что Эллана тогда была целее и не такой растрёпанной.
Было что-то противоречащее словам эванурис в его умении лечить. Он, обманщик и разрушитель, умел не только приводить всё вокруг к хаосу, но и наводить порядок. Казалось бы, бессмертным элвен такое умение не нужно, но правда была немного иной. Знатным элвен не нужно было думать о том, как исцелиться, потому что им вовсе ничего не угрожало. Он же никогда не причислял себя к знати, как бы громко не шептали остальные, будто Защитница была к нему благосклонна. И на собственном теле ощутил весь гнев Охотницы, чьи стрелы мало когда не попадали по добыче.
Лечить те раны было особенным испытанием.
- Я верю в талант Адана и его готовность помочь каждому, но на всех в крепости его не хватит, а припарки с зельями не всегда срабатывают сразу и могут закончиться или не оказаться под рукой в нужный момент. Маг-целитель - тоже, но ты знаешь, где искать меня в Скайхолде, - возразил он, проведя пальцами по заживающей царапине. Как странно они поменялись ролями: в Тени это он тянулся к ней за каждым ласковым движением, а тут всё было совершенно наоборот. Будто это не он чувствовал себя самым одиноким во всём Тедасе.
- Не придётся, - коротко пообещал он, в очередной раз улыбнувшись Эллане. Он и сам не понимал, почему раз за разом умудрялся давать обещания, которые выполнить ему будет сложно. Почему до сих пор не прервал эту беседу, а всё так же сидит и любуется Лавеллан, оправдывая себя тем, что хочет помочь ей и вылечить царапину на щеке или синяки на плече.
А стоило ли корить себя за это сейчас? Всё равно уже начал и почти доделал, не потому что надеялся на благодарность, а просто потому что хотелось немного задержать её в ротонде, не дать так же спешно сбежать, как до этого Эллана ворвалась, нарушая его мнимое уединение.
Ладонь его оказалась на талии Лавеллан быстрее, чем он сам успел осознать, что собирался сделать.
- Попалась, - вторя за Элланой из сна, еле слышно произнёс он, лукаво улыбнувшись и чуть наклоняясь к ней, чтобы поцеловать.

+1

20

Попалась.
Как ей хотелось ответить так же. И уточнить: попалась она, видимо, уже очень давно. Раз грезила что наяву, что во сне, как однажды придёт сюда, в эту проходную ротонду - и уже никуда не захочет уходить. И даже не заметит, как рисунками постепенно покрылись стены, и что пахнет до сих пор краской едва уловимо. И как то ли щиплет, то ли горит щека под действием лечебного заклинания, и как ноет, отдавая даже в кисть, исправляемая ошибка с ушибленным плечом.
Эллана подалась вперёд, когда расстояние, оставшееся между ними, показалось ей смешным и ничтожным. И даже удивилась: всё ещё помнит, как это делается, хотя уже давно забыла те ощущения разбегающихся по телу импульсов, и каково это, когда больно скручивает живот. Но хочется ещё. Благородная боль, она бы сказала. И про живот, и про отношения в целом, пожалуй. И про то, что чувства знакомые.
И про то, что они - лучше, чем в фантазиях.
Она не распробовала. Слишком быстро кончился воздух, слишком быстро потребовалась свобода, которой ей не хотелось. И...
- ... я не знаю свой родной язык, Солас. Но как хочу сказать, что хочу принадлежать тебе. Прости, прости меня. Никудышный из меня эльф. Всегда был и всегда будет.
Лавеллан боялась открывать глаза. Ей казалось, она увидит осуждение, как видела его уже не раз до сегодняшнего дня. Даже здесь, в Инквизиции, когда начали появляться другие эльфы с валласлином - не проскоухие - знающие, умеющие так говорить, они глядели именно так.
Долиец. Охотница. Умеет собрать капкан из пружины и вилки. Не умеет говорить на родном языке больше двух цельных фраз.
Позор.
Эллана всегда думала: лишь этот едва заметный знак Митал на её скулах мешает причислению к плоскоухим. Она - лучшая с луком, но говорит как человек. Не знает истории, не верит в Богов. Никакой долиец. Она только родилась там. На этом и всё.
Но если бы в его глазах сейчас она увидела жалость - это было бы хуже, куда острее осуждения.
К осуждению Эллана привыкла. А жалость она ненавидела.

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-05-13 13:47:25)

+1

21

Осуждения в нём не было. Жалости - тоже. Лишь радость во взгляде от того, что правду больше не нужно скрывать. И что придуманное в Тени наконец-то нашло своё отражение в мире реальном, вернув всё на свои места. Крепости, наверное, понравится это воспоминание,  гораздо более счастливое, чем множество прочих, оставленных в этом месте. Когда ещё её хозяин был в таком восторге? Скайхолду и правда этого не вспомнить.
Ни в эльфийском, ни в торговом не было тех слов, которыми он мог бы выразить все свои ощущения сейчас. Всё то смешение чувств, охватившее его и снова сделавшее живым, а не отголоском самого себя, той лучшей его части времён Элвенана. И всё только лишь из-за Элланы. Как мало, порой, нужно было для счастья.
- Не будь к себе столь строга, vhenan, - улыбнулся он. Эллана считала себя плохим эльфом, он с тем же успехом мог бы считать себя плохим элвен, если бы вообще сейчас разменивался на такие мысли. - Я тоже не могу подобрать правильных слов. Пожалуй, впервые в жизни.
Уж он-то, знавший язык богатый на метафоры, должен был вспомнить хотя бы одно слово, которым мог бы описать своё состояние, но все верные фразы вылетели из головы, будто испугались опошлить своим звучанием происходящее в ротонде.
- А нужно ли? - спросил он с усмешкой, понимая, что ответ на вопрос понятен сам собой. Нет, не нужно. Слова тут и правда лишние.
Зато и без слов было ясно, что он ни за что бы не погнал Лавеллан из ротонды, а любого, кто попытался бы помешать им - да. Словами или заклинанием - неизвестно, но хрупкость момента и лёгкость воспоминания ему хотелось бы сохранить без вмешательства посторонних.
И хорошо, что судьба была благосклонна к ним, будто бы специально уводя в сторону всех любителей сновать по ротонде в библиотеку или в воронятню, будто не было совершенно других лестниц и дверей, кроме как дороги через его жилище.
- Vhenan, не бойся, открой глаза, - с лёгким смешком попросил он, губами коснувшись виска Элланы в поцелуе более целомудренном, чем был до этого.

+2

22

Иногда, перед чем-то неописуемо важным, Эллана проговаривала детскую долийскую считалочку про Ужасного Волка. Иногда она делала так, когда ей становилось по-настоящему страшно.
Всегда срывалась раньше, чем того требовала от читающего считалочка. Но считала. Проговаривала про себя эти бестолково звучащие слова.
Сейчас Эллана была готова дать палец на отсечение, что ей практически так же страшно, как когда она осознала, что дорога в собственный клан для неё теперь навсегда закрыта.
Но глаза она открыла.
А он не глядел на неё так, как она боялась. Не осуждал и не жалел. Он делал правильно: молчал об этом. Не желал разбирать так, как желала этого она.
И Эллана поступила точно так же.
- Значит, не нужно слов.
Слишком хрупок был этот момент, чтобы разбить его одним не подходящим словом. Кто она такая, если позволит себе совершить подобное кощунство.
Пусть он запомнится именно таким. Тихим, полным эмоций, проникающих глубоко в сердце. Эмоций, от которых становится нестерпимо больно, жарко и колется в груди, но вместе с тем - приходит и лёгкость, а голова больше не кружится от тяжести. И глаза вовсе не щиплет от собственных ядовитых слёз.
Эллана больше не обнимала его, цепляясь за шею как за спасательный прут, должный вытащить её тело из плотной трясины. Она прижималась нежно, аккуратно гладила плечи и спину. Не как с хрупкой статуэткой, которую боишься сломать, но как с кем-то достаточно ценным, и дорогим не меньше, нежели драгоценность.
И губами к шее его прикладывалась уже не столь отчаянно и голодно, а осторожно. Каждый прикосновением говоря то, чего не могла сказать вслух: Ma'arlath. Ma'arlath - прямо у сонной артерии. Ma'arlath - щёки. Ma'arlath - и тоже висок.
Теперь она была свободна от оков, которые сама на себе вырастила. И вместе с люблю хотела сказать ещё и спасибо.
- Хороший диван, - прошептала Лавеллан. - И если кто-нибудь неожиданно зайдёт - отсюда будет удобно кинуть в него чем-нибудь. Молнией, например.
Настанет момент, когда нужно - необходимо - будет произнести вслух всё то, что пыталась она сказать прикосновениями.
Но сегодня - можно и так.

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-05-13 22:52:48)

+2


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Basorexia [3 Стража, 9:42 ВД]