НОВОСТИ

21.05. начинаем готовить праздничные пожелания!
07.05. сюжетные события на новый игровой месяц
06.05. 5 месяцев игры - готовятся обновления сюжета, чистка персонажей!

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть первая. Осколки могущества » Разведка боем [10 Облачника, 9:45 ВД]


Разведка боем [10 Облачника, 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Разведка боем [10 Облачника, 9:45 ВД]

Время суток и погода: полдень, холодный сильный ветер при жарком солнечном дне, вздымаются облака пыли и песка
Место: Андерфелс
Участники: Тесса Форсиция, Мариус
Аннотация: вести с Андерфелса весь месяц были еще более путанными, чем то можно было ожидать, посылая в негостеприимную страну одного разведчика за другим. Агенты Инквизиции в этих краях не в чести. Агенты Инквизиции в этих краях стали умирать. И потому, последняя записка, дошедшая до Скайхолда, от середины Дракониса, вынудила командующих отправить кого-нибудь толкового в страну Серых Стражей и песка. Ближе всех к границе оказались убийцы магов. С их-то опытом, бывшие наёмники должны выжить в земле, где рыщет некий Колдун, а орден Серых Стражей вот-вот разорвется на части.

0

2

Песок ослепляет, забивается в глаза, оглушает, усеивая ушные раковины, проникает в ноздри, неся удушье – не вдохнуть, пробирается под одежду и колет, свербит, будто вдалбливаясь в кожу, в самые её закрома. Тело будто выпотрошено жаждой и набито песком. Но что ещё ужаснее – песчинки снова ёрзают в штанах. Не выбить никакими силами, не стряхнуть. Даже если бы кони помчались галопом. Ещё чуть-чуть, и он не выдержит, и произнесёт это вслух. Тесса вот не жаловалась на песок в её штанах. Поэтому и он, нахмурившись, молчит. Может, это ему так не везёт? Кажется, Свистящие пустоши в сравнение с Андерфелсом были просто сказкой, рассказанной Тессой на ночь. Мариуса удивляло, почему эту страну так назвали, потому что единственная фраза, сумевшая бы её описать, прозвучала из уст Тессы сразу же, как только равнины Орлея растрескались, а почва обратилась в камень. 

«Задница Андрасте, да мы здесь просто умрём!». И он был с ней согласен. Хотя, честно говоря, он не совсем понимал, как задница Андрасте связана с такой мучительной вещью, как смерть. У всех статуй невесты Создателя, которые ему довелось видеть, это место было вполне себе ничего. То есть… не то, чтобы он специально туда смотрел, просто на глаза попадалось. И не то, чтобы ничего, то есть, по идее, оно вроде, как и должно было выпирать. Хм. 

Мариус, ненадолго размотав длинный лоскут ткани, в который было завёрнуто лицо, чтобы спастись от песка, запрокинув голову, выплеснул содержимое фляги в рот. Последние, тёплые и оттого неприятные капли воды из плоской кожаной бутыли упали на потрескавшиеся губы и пересохший язык, только сильнее распалив жажду. Закрутив бутыль и утерев рукавом сухой рот, он, чуть повернувшись вбок, вытащил из сумки, ещё одну бутыль, потряс – что-то ещё бултыхалось на дне. Припасы заканчивались. Пот лился градом, пропитывая ткань насквозь, и оттого, порывы холодного ветра проникали под одежду, по телу бороздила зябь, голову при этом невозможно пекло. Сплюнув забившийся в рот песок и потуже замотав тканью лицо, он обернулся и бросил кожаную флягу в руки Тессе, переглянувшись с ней – он ещё может терпеть. Тыльной стороной руки задел рукоять меча – не иначе демон гнева на него подышал.

Измождённые зноем, лошади фыркали и еле волочились, противясь натиску песчаной бури, едва перебирали копытами, не желая ускорить шаг. Кажется, этим измождённым Морами пустошам не было края и конца, раскалённый песок стелился бы за горизонт, будь им видно дальше своего носа хотя бы несколько футов вперёд. Неудивительно, что в этих землях один за другим пропадали агенты Инквизиции, посланные найти некого мага, разбирающегося в разрывах – Мариус почти облегчённо выдохнул. Насколько он понял, этого мага им не нужно было убивать. Вообще-то, они и сами могут сгинуть, если в ближайшее время не найдут место, в котором смогут обождать. До поры до времени, с картой сверялась Тесса, пока пустоши не забушевали, застилая небо и без умолку (прямо как его бессменная спутница) палившее солнце сплошным песком. Медленно обогнув острые каньоны, на которые не взобраться, прищуренными глазами они упёрлись в тёмное пятно. Шаг за шагом пятно преображалось в судя по всему, полузаброшенный заброшенный форпост, врезанный прямиком в скалу. Мариус оглянулся и вопросительно взглянул на Тессу – особого выбора у них нет. Ни проронив ни слова, спрыгнул с гнедой лошади, упёршейся на выдолбленных в камне высоких ступенях, взяв за поводья, с силой утягивая за собой, ступень за ступенью повёл вперёд, на всякий случай ухватившись по крепче за рукоять меча. Ожидай неожиданного. Так было всегда.
[icon]https://i.imgur.com/8Iz4OEX.png[/icon]

Отредактировано Мариус (2018-05-02 21:46:23)

+3

3

Было нечто удивительное в том, как легко и непринужденно люди приспосабливаются даже к самым непригодным для жизни условиям. Забираются в укутанные слепящими глаза снегами горы, продираются с боем через влажные заросли болотистых лесов, разбивают лагеря на пустынных равнинах без единого намека на надежное укрытие, или вот, бродят по колючим пескам под злыми порывами ветра. В очередной раз вытряхивая из сапога забившийся туда песок, Тесса думала, что уж она-то точно не человек, если подходить к размышлениям с этой точки зрения, потому что к этому дерьму Маферата она приспосабливаться не собиралась. С другой стороны, еще удивительнее было то, что один Создатель знает, какие ушибленные на всю голову демоны вообще заставляют людей проворачивать эти удивительно неразумные и бессмысленные вещи. Если бы Тесса была таинственным колдуном, она непременно обосновалась бы в каких-нибудь уютных развалинах времен первого Мора и безмятежно потягивала бы что-то вроде Антиванского буль-буля под поэтичное завывание ветра в разбитых окнах. Так ведь нет, надо забраться в задницу Тедаса и заставить бедных разведчиков сдохнуть по дороге. Когда дело касалось магов, ничему не стоило удивляться, но этот конкретный идиот пока что бил все рекорды непредсказуемости. Ожидай неожиданного - так любил говорить Мариус, когда вообще снисходил до того, чтобы открыть рот не за тем, чтобы поесть. Впрочем, если в планы не входило нажраться песка, рот здесь открывать в принципе не стоило, так что даже Тесса помалкивала - только бросала раздраженные взгляды на не менявшийся вот уже энный час пейзаж. Где-то в начале пути она пыталась развлечь себя традиционной дорожной игрой (в которую, конечно же, как и всегда, играла в гордом одиночестве), но минут через пятнадцать поняла, что ее словарного запаса недостаточно, чтобы продолжать описывать окружающий со всех сторон песок - воображение закончилось уже после "я вижу что-то желтое, как Драконья моча". Мариус, кажется, решил, что Тесса имела в виду настоящую драконью мочу, и состроил такую непередаваемую рожу, к которой ни одно из описаний серьезности не подходило. Брезгливо-серьезная? Серьезная до отвращения? "Меня-щас-вырвет-серьезностью"? Тесса вздохнула и тут же закашлялась, поспешив натянуть на нос лоскут запыленной ткани. Надо было все же купить тот смешной тюрбан у торгаша на границе. Сейчас, когда песок из-под хвоста архидемона забивался прямо в горло, а солнце нещадно палило в макушку, тюрбан уже не казался таким забавным.

Солнце готовилось перевалить на другую половину неба - и продолжать путь уже было не просто неуютно, но опасно. Тесса взвесила на ладони перекинутую Мариусом флягу и недовольно поморщилась - пить теплую и затхлую воду совершенно не хотелось, но губы уже трескались, а в горле застрял сухой ком.
- Радонис лопнет от ярости, если мы с тобой скопытимся тут.
Кое-как проглотив попахивающую уже воду, Тесса пристроила флягу в одном из вещевых мешков, привязанных к седлу, и поправила сбившийся от ветра плащ. Ее неизменная привычка одеваться в темную одежду сейчас играла злую шутку, только притягивая беспощадные лучи солнца. Идти дальше не хотели даже лошади. Они увязали усталыми ногами в песчаных барханах и шли все медленнее. Если вскоре им не попадется на пути хотя бы намек на укрытие, придется разбивать лагерь под ближайшим холмиком, который и станет их братской могилой. Будто отзываясь на ее мысли, впереди выплыло отличавшееся от тошнотворной желтизны пятно. Постепенно пятно выросло в пятнище, а потом в пятнищище и как-то незаметно приобрело очертания чего-то напоминающего спасение. Мариус, конечно, тоже заметил замаячивший впереди оазис - нет, не оазис, конечно, не было там никаких пальм и блестящего прудика с освежающей водицей - и, не дожидаясь ответа на свой вопросительный взгляд, уже взял на себя роль отважного первопроходца, взбирающегося на вершину мира. Тесса снова вздохнула: какая в сущности разница, лежать ее косточкам в песках или камнях? Зато с верным другом. Все не так одиноко.

Злобные порывы ветра норовили то прибить к острым камням отвесной скалы, то сбросить в горячие объятия песка. Тесса, разумеется, ничего не имела против горячих объятий, она всегда была очень даже за, но ей точно не нравились крошки в постели, а пустыня - вообще одна сплошная крошка и никакой тебе постели. Кое-как переставляя ноги - а следом за ней так же уныло переступали копыта - она упорно поднималась следом за напарником. Если из вот той, такой уже близкой, расщелины в скале сейчас выпрыгнет злобная тварь, то первым съедят Мариуса. Печально будет. Зато хоть кто-то сегодня поест.

Отредактировано Тесса Форсиция (2018-05-02 04:36:26)

+3

4

Ни в Хоссберге, ни в Гельтберге, ни в Касселье, ни в Сандарине, ни в Талло и ни в Лейше, ни в Нордботтене, не говоря уже о Вейсхаупте — судя по имевшимся у Инквизиции данным, их цели не было ни в одном из известных в Андерфелсе поселений. Всё равно что иглу искать в стоге сена, только вот стог давно выжгло полуденным солнцем, а остатки — сдуло ветром, задувавшим песок, который сдирал кожу с лица точно точильный камень. А иголка, будто сквозь песок провалилась, и чем дальше они пытались напасть хоть на какой-либо след, тем больше Мариус начинал верить, что всё это действительно слухи — о неком колдуне, разбирающемся в магии разрывов. Он многое помнил из того, что творилось в особняке Эрастенеса, какую магию его бывший хозяин творил в своих экспериментах на пару с магистром Анодатом, о каких древних письменах еле бормотал вслух, подобно одержимому, без конца. Против подобной магии не натаскивал его и Ненелай, готовивший его убивать не просто магов. Магистров. Для других магистров. Перрепатэ, даже будучи рабами, были излюбленной игрушкой в их междоусобных  войнушках. Хотя после всей этой истории со спутником Инквизитора, оказавшимся древним эльфийским богом, будь Мариус хоть на йоту способным внешне выражать хоть что-то, волосы наверняка бы встали дыбом, будь он даже трижды лысым. Вместо этого, волосы вставали у Тессы. Иначе почему бы она подвязала свою косу ещё одной лентой. Потуже. Мариус заметил.
Не было и никаких следов пропавших агентов. По пути к этому полуразрушенному форпосту им встречались разве что путники, давно почившие из этого мира, белыми костьми вросшие в красную землю. При виде них Тесса всякий раз косилась то на останки, то на него престранным взглядом, но помалкивала, видимо, чтобы песок не забился в рот, вместо того, чтобы отягощать штаны. Честно говоря, Мариус даже не знал, что из этого хуже. Возможно, они начинали подумывать об одном и том же. Невыносимо жаркими днями бороздя безжизненные пески бескрайней пустыни, чередовавшейся в полоску из узких ущелий, рискуя оказаться на месте этих усохших усопших, со сваренной в зное головой, мысль о том, чтобы поболтать с ними, становилась всё менее странной. Разумеется, ещё будучи рабом он слышал о морталитаси родом из Неварры, многие магистры даже пытались овладеть подобной магией, на взгляд Мариуса — стоявшей наравне с магией крови. Омерзительная. Противоестественная. Если магию вообще можно было расценивать в качестве естества. Но у него не было привычки лезть в душу к кому бы то ни было с разговорами по душам. Как и вообще лезть. Как и вообще разговаривать. Тесса сама без лишних просьб, которых от него и с «пожалуйста» не дождёшься, рассказывала то, что ему следовало знать, то, что считала нужным. 
Вереница из вырезанных прямо в камне ступеней казалась бесконечной, а обессиленные лошади только замедляли. По крайней мере, драконьей мочой здесь вроде, как не воняло. Это хорошо. Только драконов им не хватало. По правде говоря, после слов Тессы мысль о драконе доставляла ему неудобства. Говорят, что в Неварре в своё время было много драконов, так кому, как не ей с её неваррийскими корнями, чуять беду. Но Тесса, кажется, нисколько не волновалась. Волновалась об архонте, не о драконах.
— Не сегодня, — слова того, кто соизволил ответить через битые часы спустя брошенной ему фразы, прозвучали как гром среди ясного неба, посреди шарканья шагов о просевшие взъёмы под тяжестью некогда ходивших по камню выжженного Андерфелса. Мариус размотал ткань вокруг лица, опалил глотку, вдохнув жаркий воздух. Но если Тесса говорила об этом, даже не смотря на то, что она вообще много о чём говорила, это её и впрямь беспокоило, — Тесса, — он останавливается и оборачивается, взирая на неё с самым что ни на есть серьёзным на лице выражением, — Если Радонис лопнет, то точно не сегодня. Здесь мы не скопытимся. Даю слово.
После он замолчал, и продолжил путь, коснувшись морды коня в попытке подарить тому грубую и неуклюжую ласку, да покрепче ухватить поводья. Без лошадей они здесь точно сгинут. Полуразрушенные башни с узкими бойницами на проверку оказались выше, чем казалось, врат под ними уже давно не было, но судя по габаритам прохода, некогда они были внушительны и массивны. Внутренний двор был пуст, если не считать обрушенного камня, завалившего большую его часть, но оставшиеся стены хотя бы укрывали это место от песчаной бури. Мариус остановился и прислушался. На первый взгляд на ладан дышавшая крепость не подавала признаков жизни. Смерти — стоило проверить. Только он вознамерился вверить поводья Тессе, а сам проведать, как сзади раздалось ржание — лошадь Тессы рухнула на колени и завалилась чуть на бок.
— Нужно напоить. Попробуем найти бочку, — с этими словами, он достал из кожаной сумки крохотный деревянный ящик. В нём был осколок морозника, камня, при малейшем повреждении взрывавшегося глыбой льда, что уже не раз спасало им жизнь. Не такой большой, какие были запечатаны в бочках, которые Тесса скидывала с повозки, пока он отвлекал на себя ораву демонов, вырвавшихся из бреши, когда они вывозили ферелденских фермеров пару-тройку лет назад. Кажется, тогда он на полном серьёзе готов был отдать за это жизнь. И спустя столько лет, его намерения не изменились. Возможно, ему даже хотелось поблагодарить Тессу, за то, что она всё это время была рядом. Но сейчас было точно не время. Да и получилось бы у него как обычно – молча.
Мариус протянул драгоценный груз Тессе — её идея запастись морозником оказалась весьма полезной, даром, что за него обычно приходись вполовину опустошать кошель, вываливая в руки торговцев добрые горсти золотников, нажитых честным выполнением своей работы, да и то, если повезёт найти. Но то была одновременно и рискованная затея — в штанах засвербеть тогда бы мог не только песок, но и снег и, скорее всего, посмертно. Хотя, вне всяких сомнений, ни одна лошадь бы не увезла с собой столько воды, сколько льда, а значит и талой пресной воды, мог дать небольшой кусок камня.
Краем глаза он зацепил едва заметную дверь в углублении сплошной неразрушенной стены, оставив Тессу позади, привязывать истощённых жаждой коней, он двинулся вперёд, аккуратными шагами огибая обрушенные фрагменты некогда неприступной твердыни. Возможно, Серых Стражей. Кого же ещё. Дверь была деревянной. Мариус легко толкнул её, та со скрипом отворилась и оттуда повеял невообразимый смрад — сталь меча со свистом рассекла воздух, выпорхнув из ножен. На всякий случай. Говорят, в Андерфелсе настолько отсутствует жизнь, что здесь не водится ни растений, ни червей. Трупы здесь не разлагаются, подвергаются естественному ссыханию, палящим солнцем выжигаются до костей. Он аккуратно заглянул внутрь, прикрывая нос рукавом. Посреди безжизненного камня валялись два безжизненных тела. В неестественной, изломанной позе. Одетые в зелёного цвета форму. Знакомую. Цвета солдат Инквизиции. Мариус обернулся, и бросил на Тессу быстрый тревожный взгляд, кивнув головой, подал сигнал. Возможно, они умерли от жажды. Но ожидать неожиданного следовало всегда.

+2

5

Откровенно говоря, Тесса уже много лет назад привыкла к тому, что Мариус отвечал невпопад. Нет, разумеется, в какой-никакой, но попад, однако это могло произойти через пару минут, часов или даже дней. Трудно было представить, что происходило в его темной головушке - возможно, он целыми часами и днями размышлял о неосторожно брошенном слове, прежде чем созреть раскрыть рот и выдать одну реплику в ответ на ее монолог, произнесенный пару лет назад. Раньше она даже могла замереть в ступоре, пытаясь понять, к чему относилось сказанное, но теперь соображала куда быстрее. Слово он дает. Как будто от него зависит что-то вообще в этой Создателем забытой заднице Тедаса. Тесса тем временем в красках представил, как друг, иссушенный жестокими лучами солнца предлагает ей выпить его кровушки, чтобы не помереть от недостатках воды. Брр. Жуть какая. Она нервно передернула плечами и излишне сильно потянула лошадь за поводья, и та завалилась набок, едва не утащив за собой - Тесса покачнулась и поспешила ухватиться за локоть Мариуса, предупредительно оказавшегося поблизости. Чем дальше они углублялись в пустоши негостеприимного Андерфелса, тем больше казалось, что вся эта затея была проделкой врагов Инквизиции, может, даже самого Фен-кактамего-Хурмела. Сидел там себе в своем эльфьячем подполье и потирала мохнатые лапищи - ух, думал он, щас как лишу Инквизицию самых талантливых ее разведчиков, а потом сразу же примусь гоняться за своим хвостом. Ну или чем там занимаются гигантские мифические волки.

Тесса согласно кивнула в ответ на предложение найти бочку и аккуратно приняла протянутый ящичек - не хватало еще долбануть неуклюже морозник, вот где-то исследователям будущего пришлось бы поломать головы, как два дебила замерзли насмерть посреди жарких песков пустыни Андерфелса. С другой стороны, их трупы прекрасно сохранились бы. В случае такой непредвиденной ситуации непременно надо было бы принять какую-нибудь смешную позу, чтобы хотя бы какое-то веселье ожидало потеющих на раскопках ученых. Тесса почесала кончик носа и принялась оглядываться в поисках той самой бочки, да только вокруг были одни обломки да остовы, наполовину занесенные песком. Ящичек отправился подмышку, пока она была занята привязыванием лошадей к покосившемуся деревянному столбу, а Мариус тем временем двинулся дальше. Нет, вот честное убийцемаговское, чего ему не сидится на месте? Песок в штанах свербит что ли? Самой Тессе хотелось только растянуться кривоватой звездочкой на прохладном песочке - прохладным он был только относительно дымящихся раскаленных едва ли не до красна камней башен и подернутого миражным маревом воздуха - и не делать ни-че-го.

- Если ты не нашел там брошенный в спешке винный склад, я ничего не хочу слышать, - мрачно бросила Тесса в ответ на тревожный взгляд напарника и показательно отвернулась к прикрепленным к седлу сумкам. - Я слишком устала. Никаких таинственных колдунов, никаких неожиданных засад, никаких трагических смертей... - с каждым словом она приближалась к широкой спине застывшего на пороге Мариуса, на ходу вытаскивая на белый свет пару кинжалов, ловко провернула их меж пальцев и заглянула через плечо друга, вытянув шею. - . . . Во имя святых сисек Андрасте! Ну я же просила! Надеюсь, ты не собираешься прямо сейчас их хоронить? Хотя тут вроде принято сжигать. Я не выдержу еще и костра, мне уже достаточно напекло в голову. Тебе, кстати, тоже. Может, как раз из-за этого нам сейчас и мерещатся трупы разведчиков? Ну пожа-а-алуйста. Нет?

Мариус молчал. Ничего удивительного. Тесса тяжело вздохнула и тенью юркнула вперед напарника под свод пропитанного гнилостной вонью форпоста. Здесь было... влажно? В отличии от выжигающей сухости пустыни снаружи. Проведя семнадцать лет в окружении мертвецов - а в Неварре куда ни пойди, везде были тошнотворно пышные склепы - она не испытывала никакого трепета и благоговения перед трупами, даже полуразложившимися, потому легко перешагнула расплывшуюся между почившими разведчиками лужицу и неслышно двинулась вглубь густой темноты. Все это было по меньшей мере необычно. Здесь было прохладно, а удушающая вонь, кажется, забиралась в поры кожи гадкой влажной моросью. Что удерживало жгучую жару за порогом? Даже трупы, должные уже превратиться в мумии самым естественным путем, просто разлагались и гнили. Тесса ловко перепрыгнула через груду склизких камней, едва не вляпавшись меж делом и какой-то зеленоватый гриб - выглядел он преотвратнейше - и осторожно заглянула за угол. Там был так же темно и неуютно, но тянувшийся откуда-то снизу сквозняк приятно холодил опаленные солнцем щеки. Лишь короткий жест рукой, предлагавший Мариусу двинуться следом. По позвоночнику пробежали мурашки предчувствия - слишком спокойно было, но отчего-то же померли болезные агенты Инквизиции? То-то и оно. Тесса завернула за угол и потянула на себя покосившуюся дверь, не спеша заглядывать внутрь.

+2

6

[indent]Старая крепость похоронила в своих стенах многих. Это место помнило еще Первый Мор, а на дне ого внутренних колодцев, скрытых в донжоне и западной башне, едва бились ручейки воды, омывая так давно побелевшие кости, что никакого трупного яда внизу.
[indent]Трупный яд мог быть только вверху.
[indent]Агентов Инквизиции, до недавнего времени, в Андерфелсе было немного. Стране фанатиков не были нужны представители Церкви, когда они сами себе - вооруженные представители церкви, но... но когда разрывы Завесы достигли и Андерфелса, когда рыжие да красные пески этих мест потемнели от крови жителей, а после, от крови демонов, пришли и агенты инквизиции. Но их опередили. Опередил.
[indent]Ашани спала на втором этаже (этаже вниз, под землю) - здесь не смердело. Она, в гневе заколовшая двух конвоиров, сама проиграла - кандалы на ногах было не снять. Ключ, ключ должен был быть у одного из этих людей, но, видимо, остался в сумках на лошадях. Она поспешила. Слишком поспешила. Сглупила. Лошади убежали, или их увели. Это было давно - больше трех суток тому назад: Ашани бросалась идти по пустыне, но возвращалась обратно. Она звала лошадей, но те не отзывались. Оставалось ждать, пока опа отощает настолько, что можно будет вытянуть ступню из стального захвата или развалить цепь, разомкнуть звенья. Ашани пыталась. Она сломала свой кинжал и оружие агентов, но ничего не получилось.
[indent]Вчера вечером у нее закончилась еда. И рана на голени правой ноги стала гноиться. Это было плохо. Была только вода - старый колодец и старое ведро, но механизм еще работал. Этот форт использовали караванщики, чтобы пережидать беду, никто в Андерфелсе не уничтожает места с колодцами.
[indent]Сейчас Ашани жалела, что не заготовила из агентов мясо. Что поспешила. Что не дождалась, пока лошадей тоже заведут в помещения или привяжут. Но шанс был лишь один...

[indent]Наверху кто-то был. Эльфийка услышала это, застонала, открыв глаза - спина затекла спать на твердом. Кто бы это ни был, уже не важно - без помощи она сгниет, как сгнили ее обидчики.
[indent]- Помогите! - И крик ее разнесся по нижнему залу, ухнул эхом в колодец и понесся, приглушенный вверх, к комнате с трупами.

+2

7

Эхом бившиеся о выветренный временем камень руин, слова Тессы приглушали каждый её шаг по шершавому песку. Мариус всё также настороженно молчал, но не потому что Тесса по её же заявлению не захотела бы ничего больше слышать — это был не винный склад. Он молчал, потому, что знал: тишина может рассказать о многом. Если уметь слушать её. Кстати о вине. Насколько Мариус ещё помнил, хотя очень старался не вспоминать, в огромные винные погреба не менее огромных Минратосовских поместий не должны были проникать посторонние запахи — убрав от носа рукав, попутно оглядывая пространство цепким взглядом, он сквозь зубы начал цедить прелый спёртый воздух, навзничь пропитанный запахом совершённой смерти. При таком климате, как здесь, пробки от бутылей попросту бы высохли и превратились в труху, а вкус вина в бочках стал бы порченным настолько, что под кнут могла пойти вся обслуга. Судя по всему, несмотря на относительную прохладу здесь, при такой жаре эти трупы тоже бы иссохли, только если их не умертвили от силы пару-тройку дней назад, плюс-минус два. Он не мог пообещать Тессе никаких неожиданных засад или трагических смертей, хотя скорее всё вместе, но судя по тому, как умерли эти двое, точнее, убиты — вряд ли здесь водились таинственные колдуны, ведь магия, как и любое другое оружие, всегда оставляет след. След смерти этих же агентов, насколько можно было разглядеть в темноте, освещаемой красноватым светом из полуоткрытого проёма, являл собой растёкшуюся по камню и высохшую ржавого цвета кровь. Тесса, приблизившись, ещё до того, как привстать на цыпочки и осторожно заглянуть через его плечо, перед этим поворчав, успела вооружиться, после чего обогнула его и хрупкой тенью скользнула внутрь. Ожидай неожиданного. Грязная часть их работы заставила её раз и навсегда выучить этот урок. 
Разумеется, Мариус вообще-то собирался, но не собирался прямо сейчас хоронить их, здесь было не безопасно, а небезопасность необходимо устранить. Если сгинуть лошади — вряд ли они вообще отсюда выберутся. А если выберутся, нужно хотя бы доставить весточки о гибели агентов их родным. Но устами Тессы даже святая грудь Андрасте превращалась в грозную уловку, в противовес тишине. Не то, чтобы Мариус, одним рассекающим ударом готовый сейчас без лишних слов и сантиментов прикрыть напарницу от возможного врага, использовал её в качестве приманки, но подобное всегда срабатывало безотказно. Кто бы ни был здесь, теперь, рано или поздно, он выдаст себя, и даже если будет сидеть в засаде, навыки скрытности Тессы могут дать им немного форы, и чаще всего этого бывает достаточно, поэтому он, двинувшись следом, ждёт от неё, юркнувшей за угол, сигнал. Аккуратно прокрадываясь вслед за ней мимо тел бедолаг, он попытался внимательнее изучить их — глаза после слепящего песками солнца с трудом привыкли к полутемноте и непривычной, в чём-то даже странной сырости и прохладе. Позы падения с высоты собственного роста. Рядовое облачение разведчиков Инквизиции, металла на одежде почти нет — под таким солнцем кольчуга или латы могли бы раскалиться до бела. Судя по всему, им нанесли колотые ранения. Крови было много, и следов ранений, судя по расплывшимся и спёкшимся пятнам на одеждах — по несколько у обоих. Кто бы ни был убийцей — он не был профессионалом. Смерть их не наступила мгновенно. Они ещё были живы какое-то время. Разбойники? Местные варвары? О них ходило множество слухов, да и цепочка контрабанды красного лириума пролегала прямиком по пескам этой выжженной страны. Запёкшиеся лужи крови покрыли мелкий щебень и песок, на которых застыл неявный узор почти отсутствовавшей борьбы. Непохоже, что они оказывали серьёзное сопротивление. А если так, то либо они были застигнуты врасплох, либо убийца был им знаком. В голове отчего-то замаячила мысль об особой разновидности магии, называемая «энтропией». В Тевинтере нередки были слухи, просачивавшиеся из-за закрытых дверей о том, что порой магистры на потеху публике накладывали подобный дурман на своих рабов, и те сражались друг с другом, пока не падали замертво. Эрастенеса мало интересовала собственная репутация в Магистрериуме, «показная» её часть, в его поместье было не так много рабов, и если его и интересовала магия крови, то исключительно на древних свитках, в качестве реликтов былого. До поры, до времени? Кажется, до него дошли слухи, что он уже мёртв. Ему было всё равно, он не желал иметь дело с Тевинтером даже на уровне слухов, когда они занесены в чёрный список самого Архонта — тем более. Но кое-что всё же тревожило его. Если верить информации Инкцизиции, Кальперния спустя какое-то время после их встречи, примкнула к Корифею, ведя за собой армию Венатори. Сложно сказать, верил ли во что-то Мариус, но Тесса всегда молилась подштанникам Создателя, заднице Андрасте или яйцам Меферата. Да. Чаще всего им. Неважно, хвала этим подштанникам, заднице, яйцам или всем вместе, Кальперния одумалась и вовремя покинула ряды Корифея. Он… не желал ей смерти. Ни тогда, ни сейчас. Даже если она маг и даже если была на стороне Корифея. Но то, как далеко она могла зайти, всё же вызывало у него своего рода беспокойство.
Шаги Тессы были почти бесшумны, разведав путь дальше, она подала рукой знак, поманив за собой. Его поступь была тяжелее, шаг уперся в тихий лязг, Мариус замер, так и не опустив ногу: под ней забренчал и отлетел в сторону длинный обломок металла. Обломок клинка. Под руками Тессы скрипнула покосившаяся дверь, сквозняк перестал свистеть. Прежде, чем покинуть комнату, Мариус оглянулся. Трупы были безоружны.
Тесса едва проделала пару шагов внутрь, Мариус, крепко держа наготове меч — следом за ней. Здесь было ещё темнее, но сквозняк забивался в ноздри запахом не столь резким, какой стоял до этого смрад. Часть помещения была завалена развалинами и песком.
«Помогите!» — Мариус едва заметно заозирался, пытаясь уловить, откуда разносится далёкий женский крик о помощи, раздавшийся неожиданно, эхом перекатившийся по коридорам, откуда-то спереди, откуда-то из глуби. За секунду в голове перемешался комок из сомнения и побуждения стремглав броситься помочь. Но он слишком хорошо усёк для себя, высек шрамами на теле и ожогами: мухлюют не только маги. Мухлевать может каждый, просто у магов для этого больше врождённого преимущества. Маг прикрывается демоном. Демон скрывается за демоном. Убийца прячется среди своих жертв.
— Будь наготове, — никак не изменившись в лице, только чаще задышав и коснувшись плеча Тессы, Мариус отодвинул её чуть в сторону и, заслонив собой, сам выдвинулся вперёд, скорым шагом и взором, намётанным на любое движение, пробираясь сквозь песок и останки стен, заглядывая в малочисленные комнаты. Они были заброшены, набиты ломаным мусором и пусты, но вереница сквозняка в коротком холле вела вперёд, вправо, к завалу, вниз. К лестнице с одним единственным направлением. Каждая ступень отчеканивалась под рёбрами и гудела у горла, но дух его был почти спокоен, а разум чист. С каждой ступенью дышать становилось легче. Смрад остался наверху. Сквозняк гулял и завывал. Лестница привела их в зал. Такой же тёмный, как и всё здесь. Погибельное солнце не добралось до этих мест, только пробивалось откуда-то из почти засыпанного песком проёма на верхнем этаже. Мариус покинул пределы лестницы первым, поудобнее перехватив меч, о тут же замер: у дальней стены напротив, на полу лежала фигура. Судя по голосу, то была женщина, её ноги были скованны, от малейшего движения едва слышно звякала цепь. Узник? Раб? Он не торопился опускать клинок. Возможно, здесь был кто-то ещё. Возможно, она, как и они, забрела сюда в поисках укрытия от смертельной бури, недавно. Возможно — нет. Тогда почему она не была убита, как те двое наверху. Или это и был убийца. Не ослабляя бдительности, Мариус нахмурился. Пусть сама говорит.

+2

8

Приглушенный камнями и песчаными насыпями крик глухо ударился о стены. Тесса неуютно повела плечами и только удобнее перехватила рукояти клинков. Если чему-то ее и научили годы неблагодарной работы наемником, так тому, что не каждый кричащий о помощи в ней нуждается. Слишком часто по неопытности она натыкалась совершенно не на то, на что рассчитывала, бросаясь спасать каждого страждущего. Откровенно говоря, Тесса никогда не смотрела на мир широко раскрытыми наивными глазами, но последний десяток лет только добавил в ее взгляд здорового и не слишком цинизма и едкого скептицизма. Мариус, судя по тому, как несколько нервно заходили желваки под кожей, тоже не был настроен оптимистично и героически. Она, конечно, не раз наблюдала, как тот с мечом наперевес влетает ураганом в самую гущу сражения во имя спасения человечества, гномичества, эльфячества и даже пару раз кунарства - так вообще можно говорить? - но обстановочка не располагала к поспешным выводам. В конце концов, те два попахивающих трупа явно умерли не от скуки. Только если не решили от этой самой скуки потыкать друг в друга кинжалами потехи ради.

Тесса готова была уже шагнуть на заваленную камнями лестницу, как Мариус кратко и весомо - он вообще все делал довольно кратко и весомо, даже целовался, судя по тому, что ей пришлось как-то случайно увидеть, и эта картина знатно пошатнула мироздание в ее головушке (да ну правда, он ртом не только есть умел?) - обозначил свои сомнения и решительно (тоже, кстати, яркая его черта, он всегда так решительно молчал!) отодвинул ее назад, ступая на пыльный и одновременно чуть влажный камень первым. "Ах, мой таинственный и суровый рыцарь прямоугольного стола!" Тесса послушной тенью скользнула следом. Не то чтобы Мариус действительно нуждался в прикрытии спины, по крайней мере не в этой ситуации, потому что позади оставались совершенно мертвые трупы, но другого выбора все равно не было. Спуск не занял много времени под пространные мысленные рассуждения о степени безжизненности трупов, которые так или иначе когда-либо встречались на их пути. Бывает так, что лежит себе мертвец, никого не трогает, разлагается под деловитое шуршание червячков, а потом мимо проходит какой-нибудь не шибко разборчивый в материалах некромант, и вот, скачет уже труп под чужую дудку, только ошметки мяска с костей шмякаются на землю. Шмяк-шмяк. Тесса запрокинула голову, рассматривая низкий потолок. На плечо с этим самым "шмяк" красноречиво плюхнулось что-то склизкое и зеленое. Только невероятная выдержка и непоколебимая смелость не позволили ей с визгом запрыгнуть на спину Мариуса и завопить, чтобы он снял эту мерзкую штуку с ее драгоценного тела. Да. Только это. Она и бровью не повела, поддевая кончиком кинжала расплывающуюся веселеньким пятном шляпку глубинного гриба, и решительно - почти как напарник в своей упертости не ездить в Тевинтер - откинула его в стену. Гриб откинула, не напарника. Тем временем Мариус остановился как вкопанный, и Тесса едва не протаранила его крепкое мужское плечо своим изящным женским лбом. Она грациозно совершила удивительный маневр - прокрутилась на низком каблуке сапога и отступила в сторону, все еще оставаясь чуть позади.

Освещение здесь было ни к черту, но разглядеть груду тряпья, должную быть человеком или чем-то вроде того, это не помешало. Тесса скептически вскинула бровь. Потом закинула руку на плечо Мариуса - сделать это было не так уж просто из-за разницы в росте, но жест требовал того. Затем подкинула в ладони один из кинжалов. В общем, всем своим видом показывала, насколько она выше всего вот этого вот.
- Дерьмово выглядишь, - слетело с ее губ весьма меткое и невероятно уместное замечание. - Тут случайно таинственный маг не пробегал? Нет, ну а что, - Тесса бросила взгляд на недовольно покосившегося на нее Мариуса, - спросить-то стоит!
Девчонка и правда выглядела неважно - хотелось ее накормить, напоить и приголубить, да только кто гарантировал, что она не всадит под ребра что-нибудь острое вместо ответных обнимашек? Если она все еще была жива, то вряд ли сидела тут больше недели. Меньше недели разлагались и трупы болезных товарищей по Инквизиции. Совпадение? Тесса так не думала.

Отредактировано Тесса Форсиция (2018-05-18 02:47:18)

+2

9

[indent]Их было двое. Тех, кто спустились вниз. Тех, кто лежали наверху, тоже было двое. Они ей снились. Снились в кошмарах и вина остро впивалась под ребра, куда там старым камням, на которых таким плохим был сон.
[indent]Ашани передвинулась, упираясь ладонями в пол, подтянулась на руках, приближаясь к подошедшим на десяток дюймов.
[indent]- Помогите мне, пожалуйста. Я умру, если вы мне не поможете... я... я не ела. Рана. Моя рана. - Она знала, что её ждет. Знала, потому что Андерфелс не жалеет даже детей и смерть здесь видят чаще, чем цветы.

[indent]- Здесь никто не пробегал. Это старая крепость. Сюда приходят за водой. Вы тоже пришли напиться воды. Напоить лошадей, наверное. Помогите мне. Возьмите меня с собой. Я буду служить вам. - Голос эльфийки был слаб, но она вкладывала всю силу в свою мольбу. Ей не хотелось умирать. Здесь и так. Не хотелось умирать от боли голода и гниения.

[indent]- Пожалуйста, помогите мне. Я... я сделаю всё, что вы скажете, я умею служить. Помогите мне, не бросайте меня, пожалуйста! - Ашани выдохнула и немигающе уставилась на людей. мысль о том, что эти двое могли быть тоже псами Церкви, пугала. Но пугала не так сильно, как медленная смерть. Пускай выволокут и тащат на судилище. пускай. Пускай отправят на каменоломни, пускай. Но не так. Не в подвале. Не от голода помирать.
[indent]Не от боли.
[indent]Ашани вздрогнула, вспомнив, о ком спрашивала женщина.
[indent]- Помогите мне... и я скажу, что знаю о Колдуне.

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть первая. Осколки могущества » Разведка боем [10 Облачника, 9:45 ВД]