НОВОСТИ

14.07. временная проблема с репутацией профилей
06.07. Близится переход к игровому лету. 7 месяцев игры - цитаты прилагаются

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть первая. Осколки могущества » Опасная работа [13 Облачника, 9:45 ВД]


Опасная работа [13 Облачника, 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Опасная работа [13 Облачника, 9:45 ВД]

Время суток и погода: поздний вечер, ночь. На улице тепло и безветренно
Место: Минратос, особняк семьи Семпрониус и прилегающая территория
Участники: Каллиан Табрис, Регул Семпрониус, Клара Морген
Аннотация:
если ваша матушка - практикующий маг крови, то у нее может найтись древний эльфийский кинжал. Но даже если тайник защищён магией, это не значит, что он в безопасности.

Обстановка для Табрис:
Старинный особняк с огромным садом и каменной изгородью расположен в одном из самых дорогих районов Минратоса. Прилегающие улицы патрулирует стража, неблагонадежных и неблагополучных граждан там нет. После того, как там в начале Драккониса прогремел взрыв, патрулирование усилили.
Проникнуть на территорию владений нетрудно - в саду нет магических ловушек и барьеров. И сам дом как дом - хозяйка, Альба Семпрониус, ещё не приняла тот факт, что в Тевинтере альтусу может угрожать кто-то помимо его политического соперника. Однако, само хранилище, расположенное за тайной дверью, скрытой за стеллажами книг в огромной библиотеке дома, защищено сильной магией. Помимо искомого артефакта, в нем достаточно и других ценностей.
Некоторые слуги в доме не ложатся спать допоздна, потому что хозяйка имеет привычку засиживаться над книгами. Поэтому в некоторых окнах все ещё горит свет, слышно голоса, но дом достаточно большой, там есть, где постелсить.

Отредактировано Клара Морген (2018-04-22 00:43:15)

+1

2

Кто суется в дом к тевинтерским магистрам?
Кто суется в дом к тевинтерским магистрам в Минратосе?
Кто суется в дом к тевинтерским магистрам в Минратосе, не будучи магом и не имея при себе карманного мага?
Правильный ответ - псих!
Ну или Каллиан Табрис.

Фенек, до сих пор уязвленная тем, как нескладно и не ладно она обстряпала дело в Старкхэвене, почти напросилась на новое задание. Это было новым чувством, доселе не испытуемым так остро - азарт и желание показать, что есть безумие, а что - отвага. В конце концов, сны дарили спокойствие и свободу, а что есть смерть, как не еще один сон. Погибать - не так уж страшно. Страшнее было попасться магистрам, так что Табрис подготовилась ко всему. В том числе - выпила медленного яду - не успеет за сутки обернуться и дотянуться до прихваченного противоядия, сдохнет, но не станет рабыней. Или что там тевинтерцы поганые с эльфами делают.
Героично - анфас и профиль хоть чекань на фресках.

Когда твоя жизнь - сборище несуразных событий, рано или поздно, бросается с горки с ветерком.

Табрис, бликуя во тьме волчье-рыжими глазами, как кошка вскочила-взобралась по высокой ограде и перемахнула в сад - соглядатай был прав: густая ухоженная растительность - это самое невинное, что может ждать здесь. Дело, планировавшееся больше недели, развертывалось шаг за шагом. И пересечь, таясь в своих темно-серых да черных тряпках, замазав сажей лицо и уши, чтобы последнее светлое пятно - белки глаз, оставалось на виду, сад, подбираясь к окнам, было самой легкой задачей.
В Минратосе было тепло, а потому, если долго красться вдоль стены, можно и открытое окно найти - проветриваемое помещение, комната, в темноте, не поражающая своим убранством, вряд ли гостевая, скорее - спальня кого-то из уважаемых слуг, если магистры умели уважать своих слуг.
Забраться по стене и дотянуться до подоконника, выглядывая, но прежде - прислушиваясь, было легко - не дрожало дыхание, не было шороха шагов - тихо, только собственное сердце Табрис звучало громко.

Эльфийка аккуратно раздвинула створки приоткрытого окна и проникла в комнату. Пригнувшись, замерла, уходя от окна - ночь была не слишком ясная - молодая луна только набирала бока, но стоило постеречься.
Табрис прокралась к двери в коридор и по памяти восстановила для себя планировку здания. В левом крыле в коридор выходили двери с двух сторон. Еще не слишком поздно. Лучше затаиться, а не рисковать шмыгать по комнатам.
Фенек принюхалась, на всякий случай и обошла чью-то спальню еще раз - ни псиной, ни кошкой, ни даже нагом не воняло - присела, потянулась рукой под постель и провела пальцами в перчатках по полу... Слугам дома следовало отдать должное - чисто. Без пыли. Потому воровка забралась туда, таясь, ожидая, когда в коридоре свет, льющийся сквозь низ дверного проема, станет менее яркий. И реже станут звучать шаги.
Вот. Еще одни - приближаются.

Отредактировано Каллиан Табрис (2018-05-02 00:45:03)

+2

3

[indent]В отличие от самостоятельного сычика, освоившего места охоты  в Минратосе и его предместья, ривейнская птица, купленная вчера на рынке, была сильнее привязана к людям. Ей словно нравилось их внимание: она умела танцевать и мило ласкаться, тыкаясь в ладонь массивным клювом, а ещё знала немало слов. Только о масштабах ее словарного запаса Клара даже не догадывалась. После того, как Селина, - именно так Клара назвала свою новую питомицу, - расправила белоснежные крылья и распушила гребень, а потом воскликнула на всю гостиную: «Вишанте каффас!», вся присутствующая при этом челядь побелела, как полотно, и Айлия, запинаясь от неловкости, объяснила своей будущей молодой хозяйке, что пожилая хозяйка на дух не переносит брань. Идти на конфликт с тетушкой Альбой было бы глупо, оттого Клара, скрепя сердце, решила переселить Селину в гостевую комнату, в которой не ночевала уже со дня столкновения с фанатиками. А дальше у неё будет в распоряжении еще пара дней до возвращения хозяйки, чтобы придумать, как отучить Селину от сквернословия.
[indent]Когда, мягко толкнув дверь, Клара вошла в тёмную комнату, на стенах загорелась пара магических ламп. Аккуратно почесав голову сидевшей на её руке птице и невольно залюбовавшись голубоватыми переливами на её оперении, которые отбрасывали небольшие вкраплении обработанного лириума в плафонах светильников, женщина не сразу заметила приоткрытое окно. Эта череда свалившихся на их с Регулом головы неприятностей заставляла её испытывать немотивированный страх, когда в поле зрение попадали подобные детали, выискивать взглядом следы чужого присутствия. Но рациональное мышление заставляло подавлять в себе эти чувства. Что с того, что створка окна открыта на дюйм сильнее, - если это вообще не примерещилось? Это мог быть всего лишь ночной сквозняк. Дом охраняют защитные заклинания – стоит лишь магу коснуться сознанием Тени, как это почувствуют некоторые его обитатели.
[indent]- И кто же тебя научил всему этому? – тяжело вздохнув, произнесла Клара, обращаясь к птице. При этом её голос был заметно теплее, чем тогда, когда она говорила с большей частью двуногих и бескрылых детей Создателя. – Но не волнуйся, я тебя никому не отдам, даже если ты покроешь отборной руганью самого архонта.
[indent]Посадив Селину в просторную клетку, Клара убедилась, что у птицы есть корм и вода в поилке. В этот момент за дверью раздались легкие шаги.
[indent]- Ванна готова, госпожа, - произнесла Айлия, смуглая низкорослая и хрупкая эльфийка. 
[indent]- Отлично, - ответила Клара и велела Айлии подойти. – Разумеется, заботиться о своих птицах мне в радость, но, допустим, может случиться, что я окажусь в отъезде или нам с господином Семпрониусом придется где-то задержаться, когда подойдет время её кормить. Тогда тебе будет нужно всего лишь насыпать ей зерна и семян из этой банки…
[indent]Айлия согласно кивнула. Бросив взгляд на постель, где, сложенные стопкой, лежали несколько её выстиранных платьев, привезенных с собой из Неварры, Клара подумала, что пока будет лучше убрать их, чтобы не пылились. Всё равно для местного климата они не годятся.  Отдав Айлии новое поручение, она вышла из комнаты. Эльфийка же не спешила выполнять хозяйскую волю: поразмыслив пару мгновений, она сорвала веточку тевинтерской герани и, улыбнувшись, просунула между прутьями клетки, дразня птицу.


кубы

+2

4

Броски кубов такие суровые


Могла быть и хуже: в конце концов, в комнате оказались птица, а после две женщины: сначала хозяйка птицы, а после в комнату постучалась и служанка. Удивительным было то, что обе разговаривали на торговом. Видимо, они были проездом в этом доме, иначе обьяснить всё не получалось возможным - Каллиан не слишком верила в имперцев, которым интересно разговаривать на чужом языке в сердце своей империи. Вскоре обладательница маленьких стоп удалилась, в комнате осталась лишь девица с куда более грубыми ногами в простых сандалиях на тевинтерский манер.
Каллиан следила за ногами служанки. Та, видимо, чистила клетку с птице или нечто подобное, потому что тварь в клетке чирикала и верещала. Не то, чтобы это было самыми приятными звуками, под которые приходилось пережидать, пока можно скрыться из укрытия, но выбирать не приходилось.
И всё было бы хорошо, если бы не...

Видимо, попугай выхватил из рук девушки веточку и швырнул ту на пол. Или девица швырнула прутик вниз - не важно. Ойкнув, служанка склонилась и сделала самую неприятную вещь, которую она могла сделать в отношении вора, сидящего под кроватью: заглянула туда.

Эльфийка-служанка вскрикнула, кажется, от неожиданности, но Табрис была ученая и на своей шкуре не раз испытала, что лучший вор - не пойманный, а всё остальное - проза жизни: рыжая в рывке вытянула вперед руку и с силой дернула кисть девицы на себя, заставляя ту потерять равновесие и упасть. А дальше был уже совершенно тривиальный удар затылком о пол - смуглокожая рабыня этого дома закатила глаза и затихла.

"Хорошо. Плохо. Волк меня задери!"
Птица в клетке противно пищала и это значило, что, возможно, недалеко ушедшая хозяйка комнаты вернется. Оглушать еще и ее? А если она будет не одна? а если она маг?
Ругнувшись про себя еще раз, Табрис вылезла из под кровати, огляделась и быстро накинула покрывало на клетку с птицей. А после скользнула к двери в коридор. В этой комнате оставаться было опасно. Нужно срочно найти где спрятаться. Она открыла дверь и, присев, выглянула - не было заметно никого, а в трех метрах левее была ниша со статуей. Туда. В тень.

Отредактировано Каллиан Табрис (2018-05-21 17:23:26)

+2

5

[indent]Табрис спряталась в нишу исключительно вовремя – в конце коридора послышались нестройные шаги двух пар ног.
[indent]Пернатая императрица, взволнованная шумом и движением в комнате какое-то время ещё беспокойно прыгала по клетке и хлопала крыльями. Когда две молодые рабыни – светлокожая блондинка, чьи предки, по-видимому, были родом из Андерфелса, и яркая пухлогубая ривейни с подносом, тускло мерцавшим в свете ламп из стекла с примесью лириума, - появились из-за арки длинного коридора, попугаиха, кажется, перевернула поилку и, неразборчиво бросив какую-то фразу, затихла.
[indent]- Ты слышала это, Луция? – вздрогнув, спросила светловолосая, обратившись к ривейни по имени на тевинтерский манер, и, легонько подпрыгнув на месте, перехватила бельевую корзину, которую несла в руках. – Эта дурная птица меня с ума сведёт…
[indent]- Меня её хозяйка с ума сведёт, - насупившись, ответила та. – Только госпожа за порог – так она пришла на кухню и велела ей желе сварить, и чтоб каждый день ей что-то сладкое к завтраку обязательно подавали – у неё, видите ли, голова без сахара не варит!
[indent]На миг остановившись возле двери комнаты, где осталась попугаиха и потерявшая сознание эльфийка, белокурая служанка, кажется, задумалась над тем, не заглянуть ли ей внутрь, но, похоже, что тяжелая корзина с бельём в руках и накопленная за день усталость заставили её передумать.
[indent]- А может быть, - широко и по-доброму улыбнувшись так, что на бледных щеках появились милые ямочки, произнесла она, нагоняя опередившую её на несколько шагов подругу, - молодая госпожа в положении? Вот и капризничает.
[indent]- Пока ещё не госпожа, - поправила её ривейни. – Она здесь никто, на птичьих правах…
[indent]- Ох, Создатель… Да ты ревнуешь, подруженька! – поддела её белокурая, показав язык.
[indent]- Если бы у меня руки не были заняты, я бы тебе твои белёсые волосёнки проредила, - буркнула ривейни - по её повседневному тону было понятно, что такие «шпильки» у них двоих в ходу и ничего обидного в словах блондинки она не услышала, либо и впрямь слова попали в точку. – Да надо поднос до библиотеки донести.
[indent]- И то верно, - сонно зевнув, согласилась белокурая примирительным тоном, - если господин зачитался или заигрался в «королевы», то он и про обед забудет, и про ужин.
[indent]В конце коридора она свернула куда-то вниз, по лестнице, туда, где собиралась грязная одежда и белье со всего дома. А её смуглая подруга продолжила свой путь к библиотеке, оставляя за собой по коридорам и лестницам явный аромат нежного чая с соцветиями жасмина.
[indent]Старинные гобелены, изображавшие величайшие деяния архонтов, черных жрецов и магистров прошлого, сюжеты которых так отличались от  привычных андрастианских, каменные вазы с раскидистыми зелеными цветами, давали возможность двигаться незаметно. Огромный городской дом постепенно отходил ко сну, и, кроме того, в этой его части, убранство которой отличалось строгой имперской роскошью, слуги не появлялись без приказа или необходимости. Если бы у Табрис был способ видеть или чувствовать заклинания, то она бы заметила, что на некоторые двери и арки наложены охранные чары, но ривейни с тяжелым бронзовым чайником на подносе, сама о том не подозревая, указывала безопасный путь.


Кубы любят дерзких (:

+2

6

Вечного везения не существует:

Шаги такого толка не могли принадлежать страже - так и получилось: по коридору шла парочка служанок, разговаривающих на торговом с таким акцентом, что даже не знай Каллиан, что она в Тевинтере, всё равно поняла бы, что ривейни и светловолосая девица точно Ферелден да Вольную Марку в глаза не видели.

Нервишки эти девицы, всё же, пощекотали воровке, которая, прищурившись, прикидывала, что будет тише и проще - убить, если сунутся в ту комнату, откуда она вышла, или затаиться и драпать, при первой же возможности... но обошлось: перемыть косточки хозяевам, в том числе, прибывшей родственнице или кому-то там новому. Новый человек в доме - это было хорошо. Возможно, если все пройдет очень тихо, вся вина будет свалена на ту самую госпожу-не-госпожу-сладкоежку.

Напрягаясь, услышав о библиотеке, Табрис поняла, что это сказала смуглокожая девица с востока, значит, за ней и стоило пойти. На удалении, осторожненько, несказанно радуясь своему везению, ведь, если только ривейни не носит какой-то амулет, всё сводилось к тому, что путь по этим коридорам чист и ведет к библиотеке.
Каллиан ступала легко, быстро перебегала от тени к тени, стараясь не слишком прижиматься к стенам, а идти по той же тропе, овеянной ароматом чая, что и служанка. Практически след в след.
Но когда покрытие полов сменилось, Табрис не успела перестроиться ровно на один шаг и ривейни услышала какой-то шорох позади. И оглянулась быстрее, чем воровка успела спрятаться в тени широкой арки двери.
- Кто здесь? Гери? Ты? Хватит дурить! - Ривейни покачала головой и выжидательно уставилась в темноту. - Выходи.

Выходить к этой девице с подносом Табрис не собиралась, её руки уже спешно шарили по двери, которая так просто не поддавалась.
До служанки одиннадцать шагов.
И ривейни очень смелая - идет обратно, возмущенно сверкая глазами.
А Табрис очень не хочет умирать и замок поддается!*

Эльфийка заскакивает в комнату и закрывает дверь на замок с этой строны.
Быстро оглядывается в полумраке - свет только от окон, прикрытых тонкими светлыми занавесями.

Ривейни, подбегая к двери, дергает ручку и озадаченно моргает.
- Эй! Кто там? Я вас видела! Кто здесь!

"Тьфу, кошка драная" - Табрис кривится. Сейчас самое время сбежать, потому что, если служанка не успокоится. Рано или поздно в крыле будет охрана и маги. А маги - это очень плохо. Каллиан быстро идет в глубь помещения и к окнам, открывает дальнее и критически осматривает всё.
Повезло в одном - окна библиотеки начнутся ровно через одну комнату за углом. Значит, стоит рискнуть - эльфийка вылезает в окно и, держась руками, цепляясь носками обуви за откосы и вычурную кладку, пробирается по стене, пригнувшись. Главное - успеть за угол.


* - А, иногда, даже эльфу везет

+1

7

[indent]В сердцах ударив по двери кулаками, Луция, бросившая поднос на ближайшем столике, подхватила подол юбки и кинулась в библиотеку. Ей было по-настоящему страшно: ведь с тех пор, как в жизни господина Регула появилась эта профурсетка из Неварры, с которой он носится, как бриллиантом гномьей огранки, всякие неприятные происшествия начали случаться в этом доме с незавидным постоянством. И, что немаловажно, даже госпожа Семпрониус придерживалась того же мнения. Только, к сожалению, негодяй, проникший в дом, - а в том, что это кто-то посторонний, Луция не уже сомневалась, потому что никто из здешних, воспитанных госпожой Альбой, не стал бы отмалчиваться, - выбрал время, когда та была в отъезде.
[indent]- Господин, в дом проник посторонний! – распахнув дверь библиотеки, с порога огорошила Регула ривейни. – Там, на втором этаже… А может, уже и не там… - девушка с трудом перевела дыхание, прислонившись к гладкому дверному косяку плечом. – И ещё… ваша невеста…
[indent]Серьезные обвинения комом застряли в горле – Луция осеклась, глядя на господина и понимая, что он – влюблённый осёл и её не послушает, и что она, скорее всего, после этих слов впадет в немилость и уже не чай будет в библиотеку носить, а пол натирать вонючей мастикой. Но порой долг оказывается сильнее страха наказания и любовного влечения – живо представив себе лицо госпожи Альбы, когда та узнает об этих подозрениях, и о том, как она промолчала, Луция поняла, что не сможет их утаить.
[indent]- Будьте осторожнее с вашей невестой, - сказала она, на удивление для самой себя спокойно и сухо. – Кто бы ни проник в дом, это она могла рассказать ему об отъезде госпожи Альбы.

[indent]Тем временем, Клара, ничего не подозревая о том, что творится в доме, спокойно нежилась в теплой воде. Тевинтерские дома нравились ей большими ванными комнатами, располагавшимися на нижнем этаже. В них были удобные ступенчатые бассейны, - небольшие, максимум, на троих человек. Вода в них подогревалась рунами – за такое магическое чудо в Некрополе Клара бы отвалила целое состояние. А тевинтерское мыло, пахнущее цветами, травами и цитрусами, было настоящим произведением искусства, с которым не сравнится ни один сорт с орлейских мыловарен. И все эти душистые лосьоны тетушки Альбы, которыми она великодушно разрешила пользоваться, заставляли Клару прочувствовать всю дикость родного Юга.
[indent]Исподнее Андрасте! Было бы всё это в Неварре – морталитаси бы благоухали лавандой и камелиями, а не хозяйственным мылом!

+2

8

Частые головные боли преследовали Регула с того самого момента, как он пришел в себя в медицинской каюте имперского боевого корабля и узнал о поражении тевинтерской армии.
Обычно они приходили ночами, не давая ни уснуть, ни подняться с кровати, полностью вытесняя кошмарные сны и навязчивые воспоминания о прошлом. Реже – поутру, делая любую попытку открыть глаза невыносимо болезненной. Или во время дождя - тогда вокруг головы словно сжимался стальной обруч. Или, как сейчас, от долгого чтения.
Медленно выдохнув, Регул отодвинул от себя книгу и откинулся на спинку высокого кресла, прикрыв глаза. Нить повествования он давно потерял, а теперь ещё и буквы расплывались невнятным чернильным месивом. Если так дальше пойдет, то свежую часть «Трудной жизни в Верхнем городе», изданную под названием «Перед бурей», он закончит не раньше Волноцвета. Но что проку практиковаться в скорочтении, когда затылок наливается расплавленным свинцом,  кровь стучит в ушах, как после быстрого бега, и в тяжелой голове - лишь звенящая пустота? В книгах мастера Тетраса важна была каждая деталь. Регул же сейчас не мог сконцентрироваться и с трудом понимал прочитанное.
И слова ворвавшейся в библиотеку ривейни, прозвучавшие будто из-за толщи воды, он тоже осмыслил не сразу. Но уже через несколько мгновений они яркой вспышкой пронзили сознание, заставив подорваться с кресла. Если с Кларой что-то случилось, то…
- Благодарю за предупреждение, - нахмурившись - больше от головокружения, чем недовольства, - отозвался Регул, уже успевший вообразить себе худший сценарий. Но оказалось, что рабыня медлила озвучить не новость о посягательстве незнакомцев на жизнь Клары, а свои ничем не подкрепленные подозрения. Вот безмозглая. - Но я обойдусь без чужих советов. Лучше предупреди охрану.
Он не повысил голоса и сдержал порыв отпихнуть ривейни в сторону, понимая, что его возлюбленную та очернила не от большого ума. Все-таки, матушка оказывала слишком сильное давление на своих рабов. Они беспрекословно её слушались, но шагу ступить не могли без её слова. И говорили только то, что ей хотелось бы слышать. Регул отчетливо видел, что Клара - не слишком желанная гостья в доме его матери. Вот и её рабыня, словно ищейка, взявшая несуществующий след только потому, что хозяин ждет от неё именно этого, набросилась с обвинениями, не додумавшись однако до самого простого - позвать стражу, которой в особняке было, что мраморных колонн.
Когда смуглая девушка выбежала в коридор, Регул вышел следом. Не то, чтобы он не доверял охране… впрочем, да - после того, как они пустили постороннего в дом, не доверял. И хотел лично убедиться, что с Кларой всё в порядке.
Сквозняк из неосмотрительно брошенного открытым окна перелистнул страницы книги на столе. В библиотеке не было никого - только бесчисленные стеллажи, поднимавшиеся до самого потолка, молчаливо хранившие тайны прошлого и запретные знания, запечатленные на страницах потрепанных фолиантов. Казалось, заходи - и бери, что хочешь.
Казалось…

Отредактировано Регул Семпрониус (2018-06-29 21:24:01)

+2

9

Казалось, что воровке везло. Второе окно библиотечного помещения осталось открытым. Именно тогда, когда руки стали затекать от усталости.
Эльфийка, стараясь не сопеть громко и надсадно от усталости, перегнулась через подоконник, перекинула ногу, сначала тронула пол рукой, проверяя, нет ли нажимной плиты, а после мягко опустилась на него.
Открытое окно и пустое помещение, как казалось.
Вдали виднеется свет - здесь кто-то есть, всё-таки, или был.
А потом следовало убраться от окна.
В полумраке огромная комната, наполненная стеллажами, скульптурами и различными вещами на полках и постаментах, казалась спящей, затаившейся.
Табрис обыскала и обворовала достаточно домов, чтобы понимать, что любое спокойствие мнимо, особенно там, где в здании уже появились заметившие тебя.
Так что тени и тьма были подругами, лучшими подругами мастера-вора. И Фенек тихо скользила по помещению.
Она знала, что артефакт находится где-то во внутренних помещениях, в тайнике, но тайник следовало отыскать как можно скорее - даже боги не всеведущи и Ужасный Волк сказал ей всё, что мог вызнать. Дальше дело было в таланте, чутье и везении.

Где в библиотеке спрятать ход в тайник?
В стенах, вестимо. Или в стене. Или на стене - Каллиан видела тайники за картинами в богатых домах, а потому тронула раму одной из них, подсматривая, доставая длинный прут, прежде спрятанный в ткани на предплечье, необходимый для некоторых замков или там, куда свои пальцы совать не хочется; но здесь стена под картиной была ровной - щуп ни разу не "запал", не дрогнул в руке. Чисто.
"Дальше".

Вор тихо продвигалась вдоль стены, попятившись от окон и пятна света в глубину помещения. Логика подсказывала, что схрон можно устроить лишь там, где его строительство не будет заметно снаружи. Между стен, вне коридоров. И, скорее всего, вне несущих стен, вот только архитектура Киркволла отличалась от тевинтерской и тут, во многом, была игра в угадайку.
И если со стеной воровка уже определилась, то найти где в ней будет открывающий ход... на это уйдет время, которого нет.
Кажется, в комнату уже кто-то вошел?
Табрис замерла, закрывая глаза, вслушиваясь, вжимаясь в угол полуколлоны. Щуп отправился за голенище сапога, зато из кармана была вытащена фляга с кислотой.
Против магии этого дома у Каллиан и было только пять маленьких фляг с кислотой да кинжал с руной поглощения магии. Вот только продавший его гном клялся Камнем, что заряда хватит на три удара... учитывая, что гном был наземником, Каллиан рассчитывала только на один случай удачного разрушения колдовства - зачарование, всё же, было не той сферой, в которой воровка разбиралась.

Отредактировано Каллиан Табрис (2018-07-04 22:14:02)

+2

10

Альба Семпрониус любила свой дом и окружавший его сад – потому в особняке нигде не было огненных рун и ловушек, зачарованных этой стихией.
Но более всего прочего она любила своего сына. После расправы, которую один из её детей учинил над другим, она считала своим единственным ребёнком и наследником Регула и меньше всего хотела сделать его несчастным. Потому она и терпела неугодную ей женщину в своём доме. И потому, зная, насколько Клара любопытна и как мастерски умеет находить неприятности и вовлекать в них окружающих, сняла все заклятия, которые смогли бы причинить мгновенную смерть или несовместимые с жизнью увечья.
Впрочем, ум женщины, прожившей бок о бок с покойным магистром Семпрониусом большую часть своей жизни и ставшей в последнее десятилетие его правой рукой, был изобретателен до всего, что касалось магии и интриг…

На первый взгляд библиотека казалась самым обычным хранилищем знаний в богатом доме: дорогая мебель, статуэтки из драконьей кости, светильники из камня с вкраплениями лириума, тяжелые бархатные шторы на больших окнах, декоративное панно на стенах. Табрис как раз оказалась у одной из таких стен – неглубокий горельеф изображал величайшие деяния магистров прошлого. Внимательно оглядев его, можно было заметить углубление в стене – там, где высеченные в камне эльфы-рабы уже несколько столетий молили о пощаде, стоя у огромной чаши для жертвенной крови. Это место было чуть глубже, чем остальные детали горельефа, словно на самом деле предназначено для нескольких капель крови. Рассмотрев поверхность чаши поближе, можно было заметить, что она успела слегка истереться – будто ей отмывали. И не раз, и не два.

+1

11

Показалось. В библиотеке было так же тихо. Перепуганная служанка и хозяин, которому она несла чай, поспешили туда, где Каллиан уже не было. Или затаились слишком хорошо, чтобы это обернулось полюбовным разбреданием для всех.
И потому не было времени на долгие измышления.
Табрис сосредоточилась на работе.
И то, что она наблюдала, ей ничуть не нравилось.
"Проклятые извращенцы..." - Мысленно вздохнув, воровка нажала пальцем на "чашу", надеясь на самый простой из результатов - что механизм запускается от нажатия на пластину: простое и честное механическое чудо гномов.
Но нет. Конечно же нет - глупо было ожидать в доме тевинтерского магистра отсутствия необходимости кровавых жертв.
Только вот Каллиан не хотела рисковать - магия на крови, вещь дурная и капризная, кто знает - сожрет ли эльфийскую кровь, как жрала всегда или нет?
"С другой стороны - магистры что - сами себя режут, когда вокруг полно слуг? Да или нет?"
"Стала бы я хранить важные вещи там, где на двери висит ключ от нее же?"
И воровка, поморщившись, отошла от горельефа.
Пошла дальше вдоль стены, прощупывая книжные полки, ища, где пыли чуть меньше или поверхности чуть более затерты.

+1

12

Когда пальцы Табрис коснулись потёртого корешка «Трактата о Тени как о физическом явлении», вышедшего из-под пера старшего чародея минратосского Круга, неожиданно позвучал щелчок. На нижней полке, строго под ним, книги отодвинулись назад, открывая взгляду небольную нишу в основании стеллажа, в которой лежали стопкой несколько конвертов, перевязанных простой бечёвкой.
Письма. Просто стопка писем от нескольких разных людей – конверты были подписаны разными почерками.
Опасности этот тайник, полностью механический, явно не представлял. Как, скорее всего, и особой ценности для чужеземки.
Возможно, воровке стоило оглядеться получше – присмотреться к доске для игры в «королевы», на которой остался нерешённым этюд, к стоящему у противоположной стены мраморному бюсту архонта Гессариана удивительно тонкой работы, к нише над камином – в ней висел портрет мужчины средних лет со строгим, сосредоточенным взглядом и заметной проседью в чёрных, как смоль, волосах - он немного напоминал чертами хозяина дома, которого мельком видела Табрис. Может быть, искомая цель скрывалась под тяжелым дорогим ковром на полу или тайник открывался путём каких-то манипуляций с источавшими мягкий голубоватый свет светильниками? А может быть, не стоило останавливаться на достигнутом и требовалось и дальше продолжать осматривать полки.
кубы безжалостны


- Айлия! – имя рабыни гулко прокатилось под сводом домашней купальни, отделанной белым мрамором. – Айлия! Ты где? И где чистая одежда?
Клара тяжело вздохнула и, обтеревшись полотенцем из мягкого льна, надела тонкую сорочку и, как следует промакнув волосы, опустилась на бортик небольшого бассейна, чтобы досушить их воздухом, чуть подогретым магией. Ещё недавно она и не думала, что сможет так легко использовать несложную магию в быту и никто не станет осуждать её. А уж если бы кто рассказал Кларе, что у неё будет своя личная прислуга…
А если быть точнее, рабыня. Хотя Айлия была эльфийкой, оттого её положение в любой из стран Белой Церкви едва ли было бы намного лучше. Возможно, где-нибудь в Орлее эльфам и не пускали кровь во имя магии, - Клара заметила рельеф с этим сюжетом в библиотеке, но старалась лишний раз о нём не вспоминать, - но бесправие, голод и нищета были такой же дорогой к смерти, только долгой. Возможно, оттого колдун из Андерфелса и не жалел никого, кроме них…
- Айлия! – без особой надежды быть услышанной, позвала Клара и позвонила в колокольчик. Ох, лучше бы служанка пришла и принесла ей чистое платье, ведь она не собиралась спать ещё где-то с час, и это время хотела провести с Регулом за игрой в «королевы», а не искать остроухую недотёпу по всему дому и отчитывать её за нерасторопность. Клара слишком рано покинула дом и не успела почувствовать, как живут аристократы – те, кому по праву рождения полагалось распоряжаться другими, и всякий раз, пытаясь заявить о своей власти, она испытывала неловкость – словно примеряла тайком чужую одежду не по размеру, словно была самозванкой. Если бы только можно было совсем не касаться таких вопросов – целыми днями читать вместе книги, гулять по берегу моря и по городу, изучать магию на уровне, недоступном для многих магов Юга, и просто любить друг друга! Но какая из неё получится хозяйка, если домашняя челядь не будет её уважать? Тётушка Альба, чьи распоряжения, отданные невозмутимым тоном, порой с загадочной полуулыбкой на тонких губах, беспрекословно исполнялись, в такие моменты вызывала восхищение. И Клара старалась научиться этому у неё – растолковав,  как ухаживать за птицей, велев принести чистую одежду или попросив десерт в необеденное время.
Бросив полотенца у бортика купальни, Клара немного пригладила растрёпанные влажные волосы, что совершенно не спасло ее общий непрезентабельный облик, и решительным шагом вышла в небольшой зал, больше напоминавший оранжерею – столько диковинных цветов там росло. Каково же было её удивление, когда с противоположного входа показался знакомый силуэт, в котором она узнала Регула, когда расстояние между ними немного сократилось.
- Соскучился по мне? – игриво, насколько это слово вообще могло быть применимо к её обычно бесцветным интонациям, поинтересовалась Клара, поднимая на любимого полный нежности взгляд. Да Создатель с ней, с этой Айлией! Ну, прохладно здесь в сорочке, - Клара зябко поёжилась, - но так согреться можно и как-нибудь самим.

+2

13

Тихо щелкнул сработавший механизм и, пускай выдержки хватило не проронить ни звука, мысленно эльфийка помянула всех эльфинажных уродцев и киркволлское дерьмо, до кучи. Сердце билось громче, чем обычно, но ведь воровка впервые пыталась умыкнуть что-то у мага, у тевинтерского мага, посреди его особняка, в сердце малефикарской страны. Тут выдержка многих спасует. Но Фен`Харел верил в свою сподвижницу... или отправил на смерть.
Не хотелось так думать - не похож был древний эванурис на жестокого к тем, кто уже пред ним склонился.

Только когда книги открыли свой секрет, оказалось, что это не тот тайник.
На всякий случай Фенек перебрала быстро письма, но чужое грязное белью и мемуары ее не интересовали, особенно если они будут написаны языком и наречием сложнее марчанского торгового.
Поэтому мастер-вор попыталась вернуть положение полочки вспять, а после огляделась. Было тихо.
Где бы не искали сейчас воровку, заглядывать в библиотеку пока не спешили - возможно, в поместье были хранилища для сокровищ и злата, возможно, жители и слуги решили, что не вор к ним попал, а убийца а потому нужно прятать самых уязвимых жителей, а остальным вооружаться и быть готовыми к нападению - кто знает, что там себе тевинтерцы решили. Каллиан вполне устраивало то, что у нее есть время.

Что же стоило осмотреть?
Доску для игры в "королевы" Табрис проигнорировала сразу же - фантазии воровки не хватило на то, чтобы поверить, что это муляж игрального стола или же он и фигуры на нём сложнее, чем кажутся. Портрет мужчины над камином - видное место, был весьма занятен и, возможно, стоил того, чтобы за ним пошарить, но стоять у источника света воровка не решилась.
Тяжелый ковер на полу мог скрывать тайник, и правда, но, возясь с его сдвиганием, воровка начала бы терять время - сначала самые лёгкие и быстрые тайники. Если артефакт так ценен и силен, его могут использовать как оружие, а оружие, на всякий случай, не прячут так далеко, чтобы не успеть достать в случае опасности.
Так что Табрис отошла от стены с книгами, направившись к статуям у соседней стены.
И правда - они хранили секреты.

Архонт Гессариан, даже такой далекой от андрасианства эльфийке, был знаком, но она совершенно без пиетета ощупала его лицо, за ушами, затылок бюста и все части мраморной фигуры и постамента.
Щелкнуло. Отошла задняя стенка и воровка протянула руку, чтобы брызнуть кислотой на содержимое - артефакт это не повредило бы, а возможные ловушки могло и обнаружить.
Но ловушка была магической.
И ринувшийся мрак, облепивший тело воровки, был тих, ничем не пах, но он уже... захватил сознание проклятой.

Застенки. В углу истекает кровью эльфийка. Отсюда, стоя на коленях, Каллиан видит захватанное до кровопотёков тело. Тонкие синие щиколотки, сломанные ногти на безвольно раскрытой ладони. Её так и бросили, не потрудившись найти даже холстину, чтобы прикрыть порванное платье и разодранное тело. Платье было наилучшим, тело было красивым еще несколько часов тому назад.
Тяжелые шаги по коридору.
Они идут.
Они пришли.
Никто не придет и не спасет.
Клинка нет.
Ноги немеют.
Гортань и челюсти свело судорогой, рот открыт, глаза широко раскрыты, слезы просто катятся с наружных уголков, дышать тяжело, кричать нечем. Раздирают бедра, как голодный обжирающийся кунари разваливает жаренную курочку, жирными лапищами в один хруст выдираемых костей... костей таза... Всё видно, всё чувствуется.
Они идут.
Их много.
Они идут, они держат, они...

Амулет на шее вспыхивает и обжигает. Возвращает в реальность - Каллиан на полу, сжалась, подтянула колени к груди и скулила, наверное, скулила.
Время потеряно.
"Возможно, я кричала... о... Волк, Ужасный Волк, пусть я никогда не почувствую это вновь" - Тошнит от ужаса, но обгоревший амулет воровка уже стряхивает с груди и сует руку в нишу, забирая рукоять клинка.

"К окну и бежать... я... я могу успеть."
В голове все еще обрывки ужасных картин, руки подрагивают, эльфийка, ругнувшись сквозь зубы, сначала на четвереньках, потом, держась за стену, поднимается и отходит туда, откуда пришла.

Отредактировано Каллиан Табрис (Вчера 16:43:21)

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть первая. Осколки могущества » Опасная работа [13 Облачника, 9:45 ВД]