НОВОСТИ

07.05. сюжетные события на новый игровой месяц

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Не стой между драконологом и драконом! [20 Облачника, 9:42 ВД]


Не стой между драконологом и драконом! [20 Облачника, 9:42 ВД]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://sh.uploads.ru/zbmCE.jpg

Не стой между драконологом и драконом! [20 Облачника, 9:42 ВД]

Время суток и погода: сырое утро, нагорный воздух свеж и чист. И, не смотря на то, что в долинах внизу уже весна, здесь лежат снега
Место: Эмприз-дю-Лион, близ древних коллизеев
Участники: Халани, Эвелин Тревельян
Аннотация: о спасении драконологов, дряконят, драконьих яиц и исследовании драконьего безобразия!

+2

2

Рев, полный боли и злости, тревожным громом проникает в беспокойный сон Халани. За ним следует удар, и от него со стены, у которой примостилась эльфийка, ссыплется каменная крошка. Не размыкая глаз, девушка хмурится, когда пыль оседает на ее лицо, но сознание не спешит выбираться из пучин сна. За все то время, что Халани пряталась в кольце Леонтины, она уже привыкла к активности Высшей драконицы. После того, как храмовники отрезали эльфийку от Сарнии, именно близ гнездовья могучего Нагорного Губителя Халани нашла себе приют. Все попытки покинуть Солнечные лужи через ущелье на севере оказались безуспешными, жуткое красное воинство охраняло перевал. А вот во владения драконицы не совались ни странные храмовники, ни демоны. Старинный коллизий местами обрушился, и эльфийка не сразу нашла место, куда бы не могли влезть любопытные и вечно голодные драконлинги, но при этом проникало тепло, генерируемое драконом. Губитель был единственным из могучих ящеров в Лужах, не принадлежащим к draconis frigus infernale, и дышал огнем. Каменные стены защищали от ветров аномально холодного Облачника и сохраняли тепло, тем самым Халани ненужно было поддерживать большой костер, а значит часто выбираться из кольца в поисках растопки. Тем более что подобный поход мог иметь летальные последствия из-за активности демонов и не менее демоновыглядящих рыцарей. Однако довольно скоро рев повторился и с низу подало теплом. Эльфийка шатко села в своей походной постели, тут же накатила волна тошноты. Несколько дней тому назад девушка попыталась поохотиться и на обратном пути попала в окружение тройки зеленоватых призраков. Прежде чем гости из Тени были отправлены обратно восвояси, то успели изрядно потрепать ослабевшую от недоедания девицу. Халани так и не поняла, что за яд использовали призраки или это была какая-то магия Тени. Так плохо себя эльфийка, кажется, не чувствовала никогда. Она не понимала, чем можно нейтрализовать яд, да и, кажется, поблизости не росло ничего кроме Арборского благославения и Феландариса. Первый бесполезен без эльфийского корня, а вторым залечиться можно только насмерть. На второй день стало совсем худо, а сколько времени Халани провела в лихорадочном сне вообще не известно.

Девушка прикоснулась ладонями к лицу, пытаясь унять нахлынувшую слабость. Очередному реву драконицы уже вторил писк мелких драконлингов. Халани слышала, как они торопятся по нижним ярусам к своей матери. «Что-то явно не так, неужели храмовники все-таки осмелились и начали атаку на драконицу?» Любопытство взяло свое, и эльфийка подползла к краю, чтобы рассмотреть, что же происходит внизу. Крылатая металась по ограниченной арене коллизия, извергая яркие всполохи пламени. Улетать драконица не собиралась, она отчаянно защищала свою территорию.
Халани была уверена, что зверь в итоге одержит вверх. А за шанс понаблюдать за атакой Нагорного Губителя многие драконологи готовы убить. Такой шанс нельзя было упускать. Трясущимися руками эльфийка вскинула на плечо лук и колчан, в обмотке которого покоился журнал с набросками, кусочки угля по-прежнему находились в небольшом кошеле, пристегнутом к поясу. Девушка собиралась переместиться на уступ вблизи ее берлоги, оттуда вид открывался более удачный. Но путь к нему перегородила куча обломков. Видимо, активные движения Высшей драконицы обрушили часть стены.
- Каффас, - сквозь зубы процедила Халани. Потерпев неудачу в этом направлении, эльфийка решила спуститься на ярус ниже, и таким образом обойти преграду. Очередной рык, кажется, теперь Губитель плевалась желчью. «Минута на воздухе, и Вушшшш…Взрыв!» - драконолог была почти готова завыть от досады, что пропускает такое зрелище. Теперь даже легкая слабость не была помехой. У нее была цель, вот только борьба внизу вновь пошатнула хрупкие стены старого здания, и в этот раз каменная кладка осыпалась прямо на неудачливую ученую. Сознание опять уплыло в далекие дали.

Когда Халани очнулась вокруг было тихо. Ни писка драконлингов, ни звуков движения. Ничего.
- Она не могла просто бросить свою кладку, как бы велика не была опасность, - пробурчала себе под нос Халани, потирая ушибленную голову. – Нет, не может быть, чтобы…
Чуть шатаясь, эльфийка на самой большой скорости, на которую была способна, начала спускаться на арену. Множество трупиков драконлингов заставляли сердце сжиматься от боли, но такова природа. Дракончики часто гибнут. А вот вид недвижимого тела Высшей драконицы выбил весь дух из Халани. Зверь явно не отдыхал после тяжелой битвы, а был мертв. Из головы совсем вылетело, что убийцы дракона все еще могут быть здесь.

Эльфийка никогда не была так близко к Нагорному Губителю. От чешуи дракона еще исходило тепло. Халани рукой провела по израненной шее поверженного зверя. Они вернулись к ним совершенно недавно, а люди уде начали их истреблять. Люди… Нигде от них не спрятаться. Они придут в твой дом, выдернут тебя из постели, отберут твои жалкие пожитки, украдут даже мысли. А все потому, что не понимают тебя. А драконов даже не пытаются понять. Девушка прикрывает глаза, пытаясь унять гнев.
Из-за туши дракона доносится несколько голосов, напоминая эльфийке, что она здесь не одна.
- Богомерзкие создания, - шипит Халани.
Рука тянется назад к стрелам в колчане, но хватает лишь пустоту. Видимо они все вывалились, когда ее накрыло обломками, а в спешке она забыла проверить колчан. На раздумья времени нет, эльфийка ныряет под тяжелое крыло драконицы, надеясь найти там укрытие.

Отредактировано Халани (2018-04-04 17:54:01)

+2

3

[indent]Эмприз-дю-Лион, в общем и целом, производил гнетущее впечатление - провинция, будто навсегда замерзщая в зиме, была скована не только лишь холодом и тесниной гор - враждой, ненавистью, ужасом, безумием. И потому Инквизиция долгие месяцы сражалась здесь, понемногу вычищая местность, уничтожая красных храмовников, освобождая каторжан-орлейцев, которые попали в рабство в собственной стране. И вот недавно был отстроен мост через ущелье - к древним, еще тевинтерским амфитеатрам и колизеям.
[indent]Если бы можно было любоваться стариной!
[indent]Даже здесь были красные храмовники и разорванная Завеса Тени будто лохмотьями, почти осязаемыми, щекотала ощущения магов - призраки, духи, демоны здесь кишели, а безумным кристаллическим недо-людям в храмовничьих покореженных доспехах было будто не до того - только бы добыть еще больше красного лириума, только бы заразить его "спорами" новых жертв.
[indent]А потом заснеженную тропу пересекла тень дракона, второго - в небе плясали величественные существа, опасные существа, способные уничтожить едва восстановленную деревеньку в долине. Так близко к человеческим селениям драконы были опасны. И их пришлось уничтожать.

[indent]Две битвы вымотали отряды, так что к дальнему амфитеатру, догадываясь, что и там будет ждать, отряды Инквизиции добрались на пятые сутки от перехода через воссозданный мост. А там уже кипела битва внизу: кто знает зачем храмовники кинулись на Высшую драконицу, но шанс терять было нельзя- стрелки и маги ударили с уступов и от входа, прежде перебив всю охрану.
[indent]Красные храмовники полегли раньше драконицы, но прежде от их рук погибли драколинги, а потом уже и обезумевшая от боли самка, кидающаяся от стены к стене, будто не могла взлететь, пала.

[indent]И, впервые за несколько часов, здесь воцарилась тишина.
[indent]- Отправьте кого-то за повозками и рабочими - тела храмовников нужно сжечь, а из драконов снять кожу и прочее. - Почти будничный приказ. Почти год войны лишал сентиментальности: Эвелин начинала считать и думать как интендант. Потому что так было правильно, потому что так было больше шансов сохранить и оградить свои войска, преумножить силу.
[indent]Но смотреть пока на остывающий труп и лужи багрово-черной крови, копоть по древним стенам было сложно -и Тревельян пошла к выходу с амфитеатра, следом потянулись и спутники. Восторгаться битвой они будут позже, в лагере.

[indent]Умывшись чистым снегом, посмотрев на мост в лучах солнца, виднеющийся вдали, на тот край, маг едва улыбнулась - теперь эта местность будет безопасной, пока новые драконы или враги не решат захватить древнюю землю, где так дрожит едва подлатанная ее силами Завеса. Этого не хотелось допускать - новых жертв.
[indent]Завидев повозки и солдат, Тревельян повернула обратно к амфитеатру - проследить за ходом работ. Ей как раз нагнала интендант, рапортуя.
[indent]- Хорошо, спасибо. Передайте нашим людям в форте... - Эвелин осеклась, услышав какой-то шорох. Тревожно посмотрела вверх: не собирается ли многотонная руина осыпаться вниз, как карточный домик. Но нет, то, что только что прошуршало, должно было быть рядом.
[indent]- Монна? - Взволнованно переспросила Интендант.
[indent]- Один момент сэра Нит, Эвелин достала рукоять клинка и махнула рукой, чтобы женщина отошла подальше, сама же принялась обходить драконицу. Тревельян четко запомнила последний крик дракона - это ни с чем не спутать, но кто-то здесь был живой. Дракон ли? бугром вздувшаяся перепонка крыла была ответом.
[indent]- Здесь кто-то живой. Драколинг, наверное, не слишком агрессивный. Прикажите принести силки, сэр! - Эвелин замерла напротив крыла, прикидывая, что делать, если маленькая тварь уже её услышала и ринется прочь сейчас. Драколинги были очень юркими, а дышали огнем и кусались даже, пожалуй, относительно смертельно.

+2

4

«Тебе страшно?» С таким вопросом к Халани часто приставала еще одна рабыня дома Целест. Кьяра завидовала положению эльфийки при мастере Деметрии. Привычным для рабыни было дождаться, когда на поместье опустится ночь, а потом положить на подушку Халани скорпиона или паука. Маленькая эльфийка замирала от страха в собственной постели, боясь шевельнуться и потревожить ядовитое животное. Сердечко билось испуганной птахой. А Кьяра все шептала «Тебе страшно, мелкая дрянь? Страшно»? Сейчас Халани было действительно страшно. Гнев быстро отпустил, стоило только просчитать свою позицию. Ее укрытие едва ли было надежным, у нее не было никакого оружия для защиты, да и разве сможет она устоять против тех, кто одолел могучую высшую драконицу. Арей показывал ей прием, которым противнику можно перерезать шею тетивой, но для этого нужно немереное количество сил, которых у исследовательницы точно не было. Эльфийка закрыла глаза, сжалась в комочек под драконьим крылом, стараясь стать еще меньше, чем она есть. Вот бы открыть глаза и оказаться за много-много миль отсюда, в шумном, бестолковом, незнающем меры ни в чем Вал Руайо. Однако подобные перемещения пока не освоили даже маги.

Кем бы ни были эти люди, повергшие дракона, речь их была вполне членораздельной. А наблюдения за чудовищными храмовниками указывали на то, что среди них нормально разговаривать могли лишь единицы, многие просто мычали. Сейчас эльфийка различала как минимум два голоса. Но что если за драконицей были отправлены более разумные рыцари? «А какой у меня есть выбор? Попытаться поговорить и умереть или просто умереть, - убеждала себя девушка. – На счет три. Раз. Два…»
- Не нужно силков. Я… Я не вооружена, - Халани все еще плохо представляла себе, что стоит говорить в подробной ситуации. – Пожалуйста, не нужно насилия.

Ослабевшие руки с трудом вновь подняли часть крыла, под которым пряталась эльфийка. Скрыть удивление не получается. Это были вовсе не храмовники с красными прожилками на лицах. Новыми посетителями Кольца оказались обычные люди, вот только их форму украшал символ, известный всем в Орлее.
- Инквизиция… Здесь? – восклицает Халани. Эльфийка слегка шлепает себя ладонью по щеке, опасаясь, что все это лишь игры уставшего разума. Сейчас ей как никогда нужна помощь. – Тогда вы… Вестница?

Прежде исследовательница видела леди Тревельян лишь мельком на площади Вал Руайо в день, когда храмовники покинули город. Но что только не говорят об Избранной Андрасте магичке на улочках города! Пьяный лавочник утверждал, что в Вестнице добрых два метра роста, а в бой она идет с сияющим мечом, выкованным гномами в Орзаммаре из костей Архидемона. Легкомысленные юноши, которых знатные родители сплавили в Университет, шептались, что красотой и любовными похождениями Вестница превосходит Верховную Жрицу Розамунду. Башмачник из эльфинажа был готов поклясться на погребальном костре матери, что Вестиница – полу эльф. Чем больше историй слышала  эльфийка, тем все нереальнее становился образ леди Тревельян. Словно она и не человек вовсе, а красивая история, выдуманная Инквизицией, образ, за который люди бы сражались и умирали. Но вот она стоит перед ней, простая женщина с непростой судьбой. И у нее нет причин доверять выскочившей, словно шут из табакерки, эльфийке. Халани поспешила опустить взгляд, благородным господам не нравится, когда на них пялятся эльфы.

- Вы освободили перевал? – не поднимая глаз, спросила исследовательница. – Я уже почти месяц не могу выбраться отсюда. Эти существа с символикой храмовников разрушили мост. Я… Я не с ними, Ваша милость.

+1

5

[indent]На удивление, под крылом дракона оказался... человек?
[indent]Эвелин так озадачилась, что, отступив на шаг, не держала в голове даже боевую связку чар для защиты и удара, наблюдала как медленно тянется в сторону тяжелое полотно перепонки крыла и из под него, едва ли не на четвереньках выбирается тощее остроухое недоразумение.

[indent]"Эльфийка? Здесь?" - Хочется перекривить девушку, но леди Тревельян сражена меткой догадкой, а оскорблять кривляниями почти ребенка, который еще и зовет ее "по-церковному" - это развлечение уровня Морриган, не иначе. Эвелин точно так не может.
[indent]- Да. Всё хорошо. Здесь больше не опасно. - Магичка отчетливо помнит, что никакой остроухой близко к драконице и храмовникам в бою не крутилось, а поди ж ты: не с неба же эта мелочь кудрявая свалилась.

[indent]Оглянувшись на топот, Эвелин отмахнулась от сэры Нит, что спешила с силками.
[indent]- Всё в порядке. Сейчас мы все пройдем к костру и теплым покрывалам. - Скорее говоря для незнакомой эльфийки, чем для своих агентов, теперь тоже удивленно пялящихся на непонятно откуда взявшееся чудо.
[indent]- Меня зовут Эвелин, а ты... пряталась в колизее или около него? Это опасно. И... почему ты решила спрятаться под крыло дракону? Неужели не знаешь, что их всегда разрезают - целые перепонки очень ценны. - Леди Инквизитор нахмурилась. Кажется, ее увещевания и нотации сейчас точно были ни к чему: остроухая едва от сквозняка не падала. Молодая женщина убрала рукоять клинка и шагнула вперед, протягивая руку.
[indent]- Кажется, ты переутомлена и тебе надо поесть. Пойдем.

+1

6

Халани могла буквально чувствовать на себе взгляды Инквизитора и ее подчиненных, тонкой струйкой втекавших в Колизей. Но сама глаза поднять эльфийка не осмелилась. Сжав дрожащие от нервов и слабости пальцы в кулаки, она просто ждала. Как с ней поступят? Не поверят и поведут на допрос? Отмахнуться как от назойливой мухи? Времена сейчас неспокойные. Ожидать можно всего.

«Все в порядке». Ей больше не нужно выживать. Она спасена. Больше не будет демонов и жутких рыцарей. «Сейчас мы все пройдем к костру и теплым покрывалам». Уже одни слова леди Тревельян позволяют расслабленно расправить плечи. А когда Вестница начинает ее отчитывать, на лице эльфийки проступает слабая улыбка. Действительно, глупо. Вот к чему приводит гнев и страх. Сколько раз ее жизнь учила том, что нужно сохранять хладнокровие в любой ситуации. Вот только драконы всегда были ее слабым местом. «Ты этих монстров защищаешь, словно высшая драконица своих детенышей, ненормальная», - подшучивала порой над эльфийкой соседка по комнате, - эльфинажская морозница». Драконолог, наконец, поднимает взгляд на собеседницу. Ну и видок, наверное, сейчас у Халани. Тощая, бледная и вся в пыли. Эвелин смотрит на нее, чуть нахмурившись, словно учитель на опростоволосившегося ученика. Учитель с рукоятью от меча в руках. Лезвия эльфийка не видела. Значит, наврал лавочник.

- Я была в кольце, когда сюда пробрались храмовники. Движения дракона вызвали обвал, под который я и попала. До этого Колизей был единственным местом, где можно было спрятаться от демонов и рыцарей, ваша Милость, - обратиться к Инквизитору по имени Халани не осмелилась. Разве может она просто так вот фамильярничать с женщиной, удерживающей так отчаянно рвущийся к пропасти мир. – Драконлинги не могут подняться на верхние уровни. Меня зовут Халани, я студент университета Орлея. Не так часто столь много драконов собирается в одном месте, вот я и должна была понаблюдать за их взаимодействием. В университете, верно, думают, что я уже мертва. Хотя, скорее, надеются.
Эльфийка пытается шутить, чтобы успокоить саму себя. «Драконы и драколиски, мать ж вашу, я разговариваю с женщиной, остановившей войну между магами и храмовниками».

Волна слабости накатывает внезапно. Халани борется с сильным желанием присесть и опустить голову к земле. Инквизитор словно замечает это порыв и протягивает ей руку. Пару секунд драконолог просто смотрит на протянутую ладонь. Ей стыдно подавать свою обветренную руку с грязью под ногтями Эвелин. Но все же девушка хватается. Инквизитор оказывает поддержку эльфийке, и та, в свою очередь, чувствует необходимость отплатить чем-то. «Если ты хочешь получить что-либо, то должен отдать взамен нечто равноценное». Она уже получила спасение, можно попытаться помочь солдатам инквизиции.

- Миледи, скажите своим людям, чтобы были осторожны. Нагорный Губитель – необычный дракон. Он выплёвывает желчь, которая через некоторое время взрывается при взаимодействии с воздухом. Учитывая разрушения, причиненные драконицей, желчь могла попасть под камни и еще не сдетонировать, - вещает драконолог, пока Инквизитор ведет ее по узкой тропке из кольца Леонтины.- На западной стене, вдолбленной в скалу, есть признаки залежей си…

Халани обрывается на полуслове, когда в голову приходит мысль, зачем чудовищные храмовники могли начать атаку на дракона. Кровь еще невылупившегося дракончика будет наичистейшей, а значит таить в себе огромную мощь. Зелья из нее будут сильнее, а об потенциале использования в магии и говорить не стоит. Эльфийка тянет спутницу за руку, вынуждая остановиться.
- Эвелин, когда вы пришли сюда, дракон еще был жив? Храмовники что-то выносили? – распереживавшись, драконолог утратила контроль и обратилась к Вестнице по имени.

Отредактировано Халани (2018-03-15 00:42:32)

+1

7

[indent]"А вот студентов Университета еще спасать не приходилось" - даже мысленно получается озадаченный тон и Эвелин едва улыбается. Далеко же от Вал-Руайо занесло остроухую и женщине приходится очень сдерживаться, чтобы вслух не удивиться, что в Университеле учатся эльфы: науку Эвелин полагала прерогативой детей богатых родителей или людей, нашедших себе покровителей.
[indent]- Вот как? - Эвелин, всё же, хмурится, крепко держа за руку хрупкую и сейчас кажущуюся совершенно обессиленной, эльфийку. Из-за того, что остроухая так спокойно говорит о том, что никто не пожалеет о ее пропаже. - Так вы исследовали драконов? - Доходит почти моментально, стоит только развернуться вместе с эльфийкой, направляясь в сторону выхода из колизея.
[indent]- Я встречала уже нескольких исследователей драконов. Вы удивительные ученые. И очень смелые.

[indent]Услышав об опасности, Тревельян косится на интенданта. Солдат, "греющая уши", шагая рядом, тут же кивает и быстрым шагом обгоняет пару собеседниц.
[indent]- Хорошо, мы выведем людей и подождем несколько часов, если ничего не случится, убирать внизу отправятся только добровольцы. Спасибо, что предупредили... так как вас зовут, монна? - Спохватывается леди Инквизитор, понимая, что не спросила пока у остроухой главного. В конце концов, следует послать весть в Орлей, чтобы в Университеле, всё же, обеспокоились пропажей своих студентов.

[indent]Они не успевают пройти даже тропу, как эта самая худющая, со впалыми щеками, эльфийка тянет Эвелин за руку так, что молодая женщина удивленно останавливается.
[indent]- Когда мы приблизились, был разгар боя, но храмовники были заняты боем, а не добычей чего-либо... полагаете, Инквизиция что-то упустила? Монна? - Дело, и правда, было удивительным. Вот только казалось, что остроухая точно сейчас упадет. - Один момент, я применю на вас чары временного ободрения: вы почувствуете себя лучше, но ненадолго. Вы еле на ногах держитесь. - Эвелин сжала пальцы в щепоть, а потом резко раскрыла ладонь, прочертив невидимо в воздухе руну ободрения.

+1

8

Привыкнув в частым мозговым штурмам с коллегами, Халани приучилась говорить много, быстро, выбрасывая мысль за мыслью. Эльфы в Вал Руайо не читают лекции, оттого у нее не было нужды ставить свою речь. Ей было комфортно со своей тысячью гипотез в секунду, но вот беседы с людьми порой выходили сумбурными.

- Халани будет достаточно, ваша Милость. Я не профессор, так что никаких дополнительных титулов, - эльфийка повторяет свое имя, которое, видимо, потонуло где-то в ее объяснениях ранее. И против небольшого магического доппинга она не возражала. - Спасибо, действительно, будет удобнее, если мы разберемся со всем сразу, отдохнуть я еще успею. А это очень важно.

Подобная поддерживающая магия не была для Халани чем-то новым. Хозяин часто использовал на ней подобные руны, когда они только начинали путешествовать, и ей было еще непривычно проходить большие расстояния пешком. Эльфийка не страшится и даже не напрягается, когда магия оживляющей энергией проникает в ее тело. Хотя правильнее будет сказать обманывает ее тело, через некоторое время вернутся и усталость, и голод, и головокружение. Но сейчас эльфийка чувствует себя бодрой. Маги… Им столько дано возможностей помогать людям, но столько же и соблазнов использовать силу против них. “В магии смирение и гордыня - две стороны одной монеты. Когда рождается маг, Создатель бросает монетку, и все мы должны молиться, чтобы она упала именно светлой стороной к небу”, - говорила сестра Валенсия, служившая  в церкви при университете. Халани не очень нравилось беседовать с ней, но все же церковница была права в одном, есть маги, для которых цель оправдывает любые средства. Халани надеялась, что как только она расскажет о кладке Инквизитору, та не пойдет извлекать драконью кровь, чтобы  использовать ее на благо своей священной войны. Эвелин назвала ученую братию Халани удивительными и смелыми, возможно взгляды леди Тревельян куда шире, чем “драконы опасные твари, которых нужно истребить”. Но бывает, что война определяет наши поступки, мы становимся пленниками ее воли, несмотря на собственные убеждения. Победа требует жертв.

Как минимум, эльфийка собиралась попросить Вестницу оставить хотя бы несколько яиц целыми, ведь со времен обнаружения в Морозных горах Героем Ферелдена секты, поклоняющейся Драконице, драконологи Тедаса не могли заполучить целые драконьи яйца. Обычно Высшие драконицы гнездятся там, куда людям трудно пройти.

- Вы наверняка заметили, как много здесь было драконлингов. У Высшей драконицы в Кольце кладка, поэтому она не покинула битву с храмовниками и вами. Еще один занятный факт, здесь слишком холодно для высиживания яиц, возможно красные кристаллы не позволили драконице улететь. Или спутали ее ощущения, вы заметили, как красный лириум выделяет тепло? - руна ободрения сделала свое дело, и колесики в мозгу исследовательницы закрутились с новой силой. - Суть в том, что я  полагаю, рыцари могли попытаться вынести яйца. Ваши люди обнаружили гнездо? Я в своих наблюдениях особо приблизиться не могла, но по моим примерным расчетам, там еще должны быть не вылупившиеся экземпляры.

Отредактировано Халани (2018-03-30 16:59:24)

+1

9

[indent]- Важно? - Эвелин оставалось удивленно вскинуть брови, хотя, пожалуй, последние пол-года, так точно, во многом разучили удивляться: мир менялся и случалось множество разных вещей, которые иначе, кроме как невероятными, и не назвать. Так что нечто важнее чем поверженная высшая драконица и спасенная эльфийка посреди руины в краю мира... вполне себе могло и найтись. Никогда не знаешь, где найдешь, а где потеряешь.
[indent]Женщина даже остановилась, выслушивая.
[indent]- Кладка... это же величайшая редкость, если яйца остались целыми. Пожалуй, стоит послать разведчиков обшарить всё, но... - Леди Тревельян заинтересованно покосилась на хрупкую и сейчас выглядящую так жалко из-за многодневного голода и неровного сна, отсутствия каких-либо нормальных условий, молодую учёную.
[indent]- Я не очень сведущая в драконоведческой науке, но мне казалось, что множество ученых сходится в том, что дракона держать в неволе или выращивать и пытаться подвергать дрессировке, особенно без магического влияния - напрасный труд. Вы полагаете иначе?
[indent]Переводя с дипломатического, мысленно, для себя, Эвелин никак не могла решить нужны ли драконьи яйца и маленькие дракончики, с которыми придется возиться кому-то в инквизиции (отдать их Денету и увидеть как старика удар хватит!) или гораздо проще будет просто воспользоваться этим как ресурсом. Продать и получить что-то полезное. Но такие вопросы не решались одной лишь прихотью не сведущей леди, а потому она и спрашивала, продолжая дорогу до лагеря. Вестница была больше по части того как убивать драконов, а не по тому как с ними возиться в мирных условиях, так что без совета было не обойтись.

+1

10

Халани закивала в ответ на вопрос леди Тревельян. Все-таки Инквизитор раздумывала о сохранении маленьких чешуйчатых жизней, и возможно сейчас эльфийке выпал шанс повлиять на ее мнение. И, пожалуй, это будет очень даже непросто, ведь магичка права. Дракон - не то существо, на которое можно надеть ошейник и поставить сторожить дом. Крылатые ящеры веками вселяли страх, вызывали благоговение и желание им поклоняться. Одним своим появлением эти твари порождали культы, а когда-то и являлись опорой самой могущественной империи Тедаса. Но невозможно - не значит невыполнимо. В конце концов, у Халани уже есть точка опоры в Инквизиции. Студентка была уверена, что профессор де Серо с удовольствием поддержит все начинания по попытке вывести дракона без матери. Если им это удастся, то это будет беспрецедентный случай. А у Инквизиции есть все, что нужно: специалист, парочка магов, ресурсы. К тому же, подобные исследования способны привлечь знать, которая щедро пожертвует на развитие организации, имеющей столь обширный кругозор. Например, леди Морриган, наверняка заинтересуется подобной деятельностью, а она как-никак приближенная дама императрицы Селины. Конечно, Халани уже около месяца была в отрыве от цивилизации, но финансы и меценаты - это то, что обычно нужно всем: от магистров до профессоров.

     - Да, вы правы, ваша Милость. Как только дракон дорастает до дрейка или зрелой драконицы, то он начинает бороться за доминирование или искать место для собственного гнезда. И человек ему кажется угрозой, которую нужно ликвидировать.

Эльфийка идет по правую руку от леди Инквизитора, когда они возобновляют движение. Она уже успела немножко успокоиться, если драконицу и красных храмовников добивали уже силы инквизиции, то маловероятно, что рыцари успели выкрасть яйца. Было непривычно вот так открыто проходить мимо горячих источников, не оглядываясь, высматривая вездесущих зеленоватых гостей из-за Завесы.

      - Однако бывали случаи, когда даже высшие драконицы позволяли людям заботиться о молодняке или даже брать у них кровь. Самый последний случай – культисты из эммм… Убежища.

Халани была не уверена, как леди Тревельян отреагирует на упоминание ныне разрушенной колыбели Инквизиции, поэтому неловко замялась. Возможно, ей не стоило упоминать деревню, вполне можно было обойтись без примера. Но хорошие мысли всегда приходят с опозданием.
Неподалеку в воду горячего источника, поскользнувшись на гладких камнях, шумно падает какой-то солдат. От резкого звука эльфийка инстинктивно втягивает голову в плечи, поворачиваясь к источнику звука, словно ожидая удар. Но со стороны воды слышится лишь смех солдат и недовольное бурчание упавшего в воду парня. Халани прикусывает губу, стесняясь своей реакции. Здесь, и правда, стало почти безопасно.

     - Эммм… Отсутствие матери даст шанс вывести дракончиков искусственно. Данные, которые, можно получить окажутся воистину бесценными. Уверена, профессор де Серо поддержит меня. В таком случае, мы не знаем, как поведут себя особи. Будут ли они менее агрессивны или наоборот? Можно ли будет установить ту доверительную связь легче и быстрее или наоборот? Боюсь, конкретных ответов я дать не могу, ваша Милость. Возможно, что-то удастся подчерпнуть из работ брата Дженетиви, он и Церковь вывезли все записи отца Колгрима и его последователей в Денерим после Мора. Какие-то записи нашли свой путь в Вал Руайо. Но точные ответы можно получить лишь опытным путем. Морозные горы хорошо подойдут для экспериментальной площадки. Университет скорее всего заинтересуется таким шансом.

Халани знала свое место в храме знаний Вал Руайо, пожалуй, у нее нет права предлагать что-то подобное леди Тревельян. Ректор Хаулис от наглости остроухой скорее всего хлопнется в обморок, а то и маску свою съест без приправ. Но…Но… А катись оно все сыром по Оствику!
     - Будет ли Инквизиции интересно подобное сотрудничество? Профессор де Серо уже работает с вами, насколько мне известно, а он лучший драконолог юга.

+1

11

[indent]Эльфийка. несмотря на то, что держалась она на ногах только благодаря Руне ободрения, мыслила ясно и четко, выстреливая академическими словечками, встретить которые в этой глуши было равносильно... ну да - равносильно находке живой драконьей кладки, сиречь, не разбитой ещё.
[indent]- Да, я слышала о драконопоклонниках, что жили в шахтах горы и деревеньке. - Эвелин не была фанатиком, да и всякая вера может пошатнуться, после визита в Тень... двукратного. Магичке оставалось лишь пожать плечами, едва улыбнувшись, чтобы потом напрячься - рядом упал солдат, но то было лишь будничным событием, а не из-за стрелы в глазнице: чувство опасности оставалось, гнездилось на закорках, за шиворотом у леди Тревельян, забиралось холодными мурашками под кожу. Страх отупляет. Страх вызывает усталость, когда в этом страхе приходится вариться, как в горячем молоке, пенясь.

[indent] - Как быстро драконы растут? - Смотря в небо, спросила Эвелин, прикидывая ситуацию по-своему: "Как быстро есть риск, что мне придется убивать зверей, на выращивание которых будут потрачены ресурсы и силы, которые могли бы пригодиться в войне с Корифеем куда-более толково?"
[indent]Эвелин, по-сути, не было перед кем отчитываться, но она задумывалась о таких вещах, ощущая себя бесконечно-старой.

[indent]Уже дойдя до лагеря, Вестница указала эльфийке на ящики, накрытые сумкном, неподалеку от костра:
[indent]- Присядем. Сейчас подойдет кто-то, и я прикажу вас накормить и найти спальное место. - Так и случилось. Услужливый тонконогий подросток появился будто из под земли. И хотя взгляд мальчишки норовисто взблеснул, когда парень услышал о том, что обед и спальный мешок ему нужно найти для эльфийки, Пол низко поклонился Инквизитору и скрылся меж палаток. Леди Тревельян устало потерла висок костяшками пальцев левой руки и протянула ладони к огню.
[indent]- Я прикажу людям не трогать кладку, когда они её найдут. А вы отдыхайте пока - изымать яйца будем в вашем присутствии. - Магичка не слишком разбиралась в чужих душах: там, как известно, обычно, потёмки; но она ориентировалась в том, что знала - а все ученые безумны и влюблены в свою науку. Так что лучший способ удержать остроухую от необдуманных решений и риска сунуться к кладке одной, если там где-то бродят еще недобитые драколинги: пообещать не трогать кладку без неё.
[indent]"Да я становлюсь дипломатом - то выбираю как сказать, то - когда, то - кому. И когда всё начало меняться?" - Эвелин в пламени видела драконью тень, и будто слышала драконий рык. И лучше еще десять раз выйти на бой с драконом, чем признаться себе, что скоро лишь это - угроза смерти, и сможет встревожить сердце, закаляемое изо дня в день...

+1

12

- Не очень быстро, в этом они ближе к нам, чем к животным, впрочем, редко какое животное способно прожить более ста лет, - Халани слабо улыбается, отвечая на вопрос леди Тревельян. - У детенышей Нагорного губителя к году проявляется способность дышать пламенем, ранее чем у прочих драконов. К этому времени они начинают покидать гнездо и исследовать местность вокруг, но еще полагаются во всем на защиту матери. Охотится способны только на мелкую живность вроде нага. Драконлингам, с которыми вы сражались в Кольце, было около пяти лет. Они уже не могут претендовать на защиту матери, драконица может с равным успехом как разделить с ними пищу, так и атаковать их. В этом возрасте они начинают представлять опасность. Если их много, конечно, что едва ли будет нашим случаем, ведь контролировать процесс будут специалисты.

Неизвестно сколько яиц осталось целыми, и тем более удастся ли их вывести искусственно. Однако свои опасения эльфийка высказывать не спешила, позволяя Инквизитору обдумать все и сделать свои собственные выводы. Сейчас против идеи возиться с драконами аргументов примерно столько же, сколько и за. Халани несколько опасалась, что своими словами только все испортит. Обладание достаточно большим словарным запасом не дает автоматически умение ловко его использовать.

После долгого нахождения вне людского общества лагерь Инквизиции показался эльфийке ужасно шумным. По нему сновали слуги, было слышно, как где-то неподалеку солдаты ведут тренировочные спарринги на мечах, а еще гавкали собаки и ржали лошади. Войска Инквизиции словно вытянули почти замерзшую Сарнию и ее предместья из объятий холодного и смертоносного сна. Халани проследовала за Эвелин до костра и с благодарностью приняла предложение погреться и принять пищу.

Появление ароматной миски супа полностью перехватило внимание эльфийки, она даже не обратила внимания на кислую мину мальчишки, которому приказали обслужить эльфа. В данный момент драконологу было даже все равно, плюнул ли человеческий засранец в миску. Она так давно не ела нормальную еду. Хотелось немедленно в один присест выхлебать весь суп, но эльфийка сначала вдохнула насыщенный аромат, в котором, благо не угадывалось и намека на ненавистные глубинные грибы.

     - Спасибо, я бы хотела присутствовать. Мне уже доводилось видеть молодых особей Нагорного губителя, но никогда целые яйца, только несколько кусочков скорлупы, - Халани аккуратно зачерпнула ложкой немного супа. Варево оказалось довольно-таки простым, но по вкусу казалось голодной эльфийке чуть ли не пищей королей. Разум подсказывал, что не стоит сразу есть много и быстро, но следовать его призыву было нелегко. Поэтому драконолог заставляет себя после каждой небольшой ложки чуть помешивать суп в миске, давая телу больше времени.

В один из таких тайм-аутов, она поднимает взгляд на леди Тревельян. Взор магички устремлен в пламя, а мысли, кажется, сейчас находятся далеко от Эмприз-дю-Лион. Халани даже не пытается угадать, о чем думает женщина, на чьи плечи Тедас скинул ответственность за свое существование. Эвелин оказалась не такой, какой ее рисуют жители Вал Руайо. И от нее не исходила аура высокомерия, с которой порой держались церковные служительницы, да и к тому же леди Тревельян не скинула эльфийку на чье-либо попечение, стоило им войти в лагерь. Халани бы хотелось чуть больше поговорить с Вестницей, но в то же самое время она не находила слов. Когда они шли и одновременно беседовали, было как-то проще. Сейчас стоило Инквизитору посмотреть на нее, мысли в голове у драконолога путались. Осознав, что она пялится на собеседницу, Халани перевела взгляд чуть правее. И в поле зрения сразу попал мужчина в шлеме, украшенном перьями.

     - Это шевалье? Я думала они заняты, убивая друг друга в бессмысленной Гражданской войне. Похоже, угроза этого Старшего заставила даже их воспользоваться мозгами,- задумчиво протянула эльфийка, слишком поздно осознав, что именно она ляпнула. – Прошу прощения, не мне судить знатных господ.

Пробурчав это извинение, Халани уткнулась в миску. «Я больше никогда не открою рот при ней. Никогда. Не-а».

Отредактировано Халани (2018-06-13 20:45:23)

+1

13

[indent]- О, такие молодые, а уже дышат пламенем? Прелестно... - Эвелин ухмыляется левой стороной лица. Что касается опасных тварей, они, конечно же, все прелестны - Создатель решил пошутить и создал существ, способных убить человека, грациозными, яркими, кажущимися милыми... а потом они открывают пасти, обнажая ряды зубов, или плюются ядом, или огнем, или еще какой-то дрянью.

[indent]Заметив как помощник кашевара смотрит на остроухую, Тревельян испытала лёгкий укол желания провести воспитательную беседу, обьясняя, что в Инквизиции нет тех, на кого можно смотреть сверху вниз, да и те, кто смотрит на всех таким образом, редко заслуживают доброе слово. Но сейчас это было не ко времени, так что Тревельян поймала мальчишку за запястье и попросила метнуться еще раз и принести ей чаю.

[indent]Можно было и не сидеть возле этой молодой и странной ученой, с другой стороны, это была драконолог, а вокруг кишмя кишело драконами. Стоит ли терять полезные связи? По мнению Леди Инквизитора - нет.

[indent]Встрепенувшись, прекращая смотреть в пламя, Эвелин подняла взгляд и отыскала в толпе высокий плюмаж с яркими перьями на шлеме.
[indent]- Не извиняйтесь. Я из Оствика, так что меня не задели ваши слова... и, возможно, если бы знатных господ чаще судили и осуждали вслух, они бы не были так часто заняты, убивая друг друга в бессмысленных кровопролития. - А вот теперь Тревельян улыбнулась. - К тому же, я догадываюсь о ваших чувствах: к эльфам в Орлее относятся очень плохо.

[indent]Могла ли Эвелин изменить такое отношение к остроухим? Могла, отчасти. А еще она могла надеяться, что новая Верховная Жрица сможет пробить стену разобщенности между народами Тедаса. Только вот, надеясь на доброе утро, приходилось проходить все пекло от кровавого заката, до черного волчьего времени.

[indent]Когда мальчишка принес кружку чая, молодая женщина посмотрела ему в глаза и сказала "Спасибо".
[indent]"Если бы я, и правда, была Вестницей Андрасте и сотворяющей чудеса, я бы могла изменить этот мир к лучшему, влиять на людей, но нет." - Мысли получались неуместными и отдающими горечью корня смерти.

* * *
[indent]Прошло около четырех часов, Эвелин успела распрощаться с Халани у выделенной той палатки, сам вздремнула, когда один из разведчиков прибыл с вестью о находке кладки яиц за боковой анфиладой недавно завалившегося до половины прохода. Самое время было отыскать остроухую:
[indent]- Простите, что разбудила вас, но солдаты, всё же, нашли кладку и, кажется, вот-вот откопают завал перед ней. - Эвелин на ходу застегивала куртку и водрузила на голову легкий шлем.

+1

14

Обед в компании леди Инквизитора дал Халани обильную пищу и для раздумий. Эльфийка еще помнила, как церковники на площади Вал Руайо представляли магичку народу чуть ли не как Архидемона. Леди Тревельян была для них подобно красной тряпке для быка, маг во главе организации, что своим присутствием знаменовала некомпетентность Церкви. А сейчас все они, что раньше костерили Инквизицию, смотрят на ее Инквизитора как на мессию. И, казалось бы, у Эвелин было право злиться или припомнить всем вокруг их слова, но она была выше этого. Драконолог приметила в лагере храмовников и магов, печально известных серых стражей и гордых шевалье. Всем, кто доказал свою полезность, нашлось место и работа в организации. Может, и были какие-то разногласия в столь разношерстной армии, но не руками верхушки они творились. Халани запомнилось, как Инквзитор поблагодарила мальчишку слугу за чай, хотя знать обычно предпочитает не замечать прислугу. Люди зовут Эвелин Тревельян вестницей Андрасте из-за метки на ее ладони, способной закрывать эти зеленоватые порталы, что порождают демонов. Но, может быть, дело вовсе не в магии, а в том, что людям нужно напомнить о том, что действительно ценно в этом мире. И если Церковь веками насаждала рознь меж народов Тедаса, то, наверняка, именно организация, что способствовала ее формированию, может ее переделать вновь.

Пусть Халани и не могла сказать, что она «узнала» Инквизитора, но первое впечатление Эвелин оставила. И прежде, чем эльфийка уснула в своей палатке, на задворках сознания где-то мелькнула мысль, что будь у людей и эльфов больше таких лидеров, то они бы все сейчас не сидели на землях, замученных гражданской войной людей и жуткими красными рыцарями.

По ощущениям сон был совсем коротким, но пожилая женщина, пришедшая будить Халани, сообщила, что та проспала около четырех часов. Помимо вестей о том, что леди Тревельян собирается возвращаться к кольцу Леонтины и послала за ней, женщина принесла эльфийке ведёрко с талым снегом, чтобы умыться. Этим драконолог и занялась, а после, наспех переплетя косу покрепче, покинула палатку и почти сразу же нашла Эвелин.
[indent]- Не стоит извиняться, ваша Милость. Я ведь сама хотела взглянуть на гнездо, - однако эльфийка все же не смогла сдержаться и зевнула в ладошку. – А сон никуда не денется.

К счастью им не пришлось снова заходить внутрь кольца и видеть поверженную драконицу, которую у этому времени уже наверняка начали разбирать на материалы. Протиснувшись в расчищенный от камней проход Халани вышла на просторную площадку, там в руинах когда-то величественного здания и устроила свое гнездовье драконица. И похоже, что ранее пешком пробраться сюда можно было только через темные лазы, проделанные драконлингами, а сама мать пользовалась воздушным входом.

Буквально сразу к ним с Эвелин подбежал один из солдат и рапортовал об отсутствии в гнезде драконлингов, но сказал, что они не стали посылать никого в темные лазы, ввиду возможности их обрушения. Мужчина сказал, что поставил парочку людей следить за лазами, пока они будут осматривать гнездо. Вдохновленная предстоящим Халани сразу приметила участок, по которому ранее спускались драконлинги, боковая часть гнезда была с той стороны разодрана их когтями и зубами. Про себя драконолог удивилась, что Нагорный Губитель не заделала прореху перед новой кладкой.

[indent]- Мы можем подняться с этой стороны, - эльфийка рукой указала направление спутнице, а затем начала подъем, даже и не подумав пропустить Инквизитора вперед. В гнезде помимо высохшего драконьего помёта, их ждали осколки скорлупок яиц, на некоторых можно было заметить следы зубок чешуйчатых еще малышей. Но все это не вызывало у драконолога никакого интереса, все это она уже видела и в избытке. Халани сразу прошествовала к шестерке темно фиолетовых, почти что черных яиц. Каждое было эльфийке  примерно по колено. Халани прикоснулась к первым двум. Яйца были холодными как камень, явно перейдя уже в фазу гибернации. Пытаться высидеть такие без дракона, гиблое дело. А вот остальные четыре были вполне жизнеспособны.

[indent]- Эвелин! – драконолог воскликнула, пытаясь на ощупь дотянуться до руки Инквизитора, чтобы положить ее ладонь на теплую поверхность скорлупы. Но вовремя сообразила, что делает, и попытка взять Эвелин за руку была не очень ловко преобразована в жест, - миледи, положите ладонь на скорлупу, можно почувствовать пульсирующее тепло. У нас есть целых четыре жизнеспособных экземпляра!
На лице Халани расцвела широкая улыбка.
[indent]- Вы можете наложить на них чары сохранения? Лучше перестраховаться до того, как мы отнесем их в теплое место. Драконица покинула их давно, вот эти двое уже успели уснуть. От кратковременного нахождения под магией особого вреда не будет.

Отредактировано Халани (2018-06-05 23:14:25)

+1

15

[indent]Многие вещи в своей жизни Эвелин еще не делала, но вот лезть в гнездо дракона - это было что-то новое. Впрочем, мешкать Тревельян не собиралась:
[indent]- Да, конечно, пойдемте. - Слегка удивившись, что безоружная эльфийка полезла первой, Инквизитор пробралась за ней. Пахло серой и желчью, протухшим мясом - драконица явно здесь давно уже обжилась. Смердело изрядно.
[indent]Яйца оказались огромными, похожими на залежи антрацита. Осторожно подойдя, женщина послушалась эльфийку и приложила ладонь к стенке одного из яиц. Под плотной поверхностью будто горело пламя домашнего очага.
[indent]- Удивительно... Живые яйца. - прикоснувшись к верху другого, третьего, проверяя все, Вестница удивленно хмыкала. Наверное, это тепло всё и изменило.

[indent]Когда, ругаясь, в лаз протиснулась пара солдат, Тревельян повернулась к ним.
[indent]- Заберите эти четыре яйца. Остальные не трогайте. - Выражения лиц мужчин были бесценными, но, всё же, яйца были дороже. Особенно в перспективе.
[indent]Тревельян повернулась к остроухой.
[indent]- Всё-таки, если я сейчас наложу руны защиты, это будет значить, что я принимаю такие... м-м-м... ресурсы в оборот Инквизиции. У нас нет достаточного числа специалистов, занимающихся драконами. По-сути, специалисты, хоть как-то связанные с драконами у нас, обычно, занимались их убийством и разделкой. Так что, Халани... вы хотите присоединиться к Инквизиции как специалист по драконам? Иначе, боюсь, эти яйца вряд ли выживут, как и маленькие дракончики. - Обычно как-то так вербовка новых агентов и происходила: спасаешь человека, выясняешь кто он, а потом предоставляешь выбор между каким-то немного заманчивым будущим и тем, что было. Зачастую, и это было даже парадоксально, многие решали  оставить прошлое и броситься к перспективам светлого будущего под крылом Инквизиции. Кажется, эльфийка из Университета могла стать новым агентом.
[indent]Иногда Эвелин сама удивлялась своей уверенности и чувству, что поступает правильно.

+1

16

Пока Эвелин обдумывала ее просьбу и «знакомилась» с  обитателями гнезда, Халани начала общаться с ними по-своему, по драконологически. Развязав узкий пояс с вышитыми на нем на одинаковом расстоянии друг от друга рядами стежков,  эльфийка обернула его вокруг одного из яиц, чтобы измерить его окружность. Под свободно болтающуюся шерстяную тунику тут же прокрался холод, но драконолог давно уже перестала обращать внимание на такие мелкие неудобства. У ряда стежков, где пояс наложился друг на друга, была прицеплена булавка, фиксируя измерения. Когда у Халани появится возможность, она обязательно занесет данные в свой журнал. Еще яйцо нужно бы взвесить и измерить точную температуру. Надо же, живое яйцо Нагорного губителя… Интересно, как там поживает драконица, которую они с леди Морриган переселили?

Свершив эту быструю манипуляцию, эльфийка обратила свое внимание на леди Тревельян. Люди обычно если и видят драконов, то в их взрослой форме, свирепыми и сильными,  и хотя факт, что крылатые ящеры рождаются из яйца, широко известен, многим было сложно принять, что свой путь драконы начинают из такового вот уязвимого состояния. Как и любым другим детенышам, огнеплюйкам нужна защита и забота.

Когда по приказу Инквизитора, солдаты взялись за перемещение драгоценной находки, Халани разволновалась. Что если они поскользнуться на льду или плохо ухватят поклажу?  Хотелось бежать рядом с ними и подстраховывать. Трудно было сконцентрироваться на словах Эвелин… А она… Предложила ей вступить в Инквизицию?! Вот так вот? Взаправду? Или это все галлюцинации? Может, те призраки так сильно жахнули по ней магией, что ей все это привиделось, и нет ни Инквизиции, ни драконьих яиц? Все складывалось слишком хорошо. Даже подозрительно хорошо. Халани бы не удивилась, если бы сейчас из-за наполовину разрушенной стены здания выскочил мерзкий профессор Вульгора и высмеял ее. Но нет, в гнезде были только они с Эвелин. Она в реальности получила шанс заниматься выведением драконов. В Инквизиции.

[indent]- Да, разумеется! Я вас не подведу, леди Инквизитор, - Халани на радостях аж поклонилась собеседнице в пояс. – Эти дракончики… Мы о них позаботимся. Это будет такой вклад в драконологию! Да что там, в историю, если нам удастся установить с ними доверительную связь.

В предвкушении интересной работы, эльфийке даже думать не хотелось, что по-хорошему сначала надо бы спросить разрешения у ректора. Так как, получается, она будет частично представлять Университет Орлея в такой крупной организации. Наверняка, в учебном офисе ей бы дали какие-нибудь ценные указания по поведению и вообще. А то и вовсе нашли бы отговорку, чтобы не пускать эльфа в святую святых. Поэтому лучше будет известить дражайшее руководство, заручившись рекомендацией де Серо, которому обязательно расскажут, что это она лично вместе с самой Эвелин Тревельян нашла кладку. Пусть самая известная колдунья Тедаса и лично пригласила ее, но вот чтобы остаться нужно проявить смекалку. И сделать это так, чтобы ее не выкинули из этого проекта. И при этом, чтоб не вылететь позже из учебного заведения за самоуправство. А еще нужно обязательно написать леди Морриган. Ее задумка внезапно нашла еще одно продолжение. Если уничтожение драконов грозит всем нам последствиями куда более тяжёлыми, чем кажется на первый взгляд, то первый шаг к их сохранению – постараться изучить их не по останкам, а в живой природе. Средь гор и лесов, в рыке дракона и писке фенька для Тедессийцев оставлены подсказки, и если они научатся их читать, то и научатся жить в мире с природой. А там, возможно, когда-нибудь с самими собой.

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Недавнее прошлое » Не стой между драконологом и драконом! [20 Облачника, 9:42 ВД]