НОВОСТИ

04.02. Не забывайте заглядывать в тему объявлений - там всегда есть что почитать.

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть первая. Осколки могущества » За распахнутыми окнами и закрытыми дверьми [14 Дракониса, 9:45 ВД]


За распахнутыми окнами и закрытыми дверьми [14 Дракониса, 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://funkyimg.com/i/2BNEE.gifhttp://funkyimg.com/i/2BNEF.gif

За распахнутыми окнами и закрытыми дверьми [14 Дракониса, 9:45 ВД]

Время суток и погода: ночь с 13 на 14 Дракониса
Место: королевский дворец в Денериме, опочивальня
Участники: Лелиана и Алистер
Аннотация: встреча с бывшими соратниками - антиванским убийцей и тайным канцлером Инквизиции - оставила больше вопросов, чем ответов. Что задумала Лелиана? Возможно, предстоящий разговор между шпионкой и королем - последняя попытка расставить все по своим местам.

Отредактировано Алистер Тейрин (2018-02-01 19:17:05)

+2

2

Лелиана никогда не трепетала перед сильными мира сего. Среди перечня уроков, что ей великодушно преподала в свое время Маржолен, один был наиболее важным: король и бездомный бродяга равны перед ликом смерти. Никакая охрана не спасет от того, кто умеет быть невидимым, оставаясь в то же время на виду. В сети, которые она плела спустя пятнадцать лет после смерти Маржолен, оказывались в равной степени вовлечены короли и солдаты, императрицы и фрейлины, лидеры вольных городов и охотники за древними святынями без гроша в кармане. В Игре были задействованы все, поскольку значение в ней имели не деньги и титулы, а то, что ты знаешь о других, и то, что готова пустить в ход.
Сейчас, дожидаясь своего старого друга, Лелиана впервые ощущала страх - и вовсе не потому, что Алистер напрямую относился к людям, перед которыми принято трепетать.

Она боялась, потому что сняла при нем маску той Лелианы, которую Алистер знал раньше. Лицо под ней тоже не было настоящей Лелианой. Но откуда об этом мог знать Алистер? В одну ночь она поет трогательную песню на денеримских крышах, на следующую - шантажирует антиванского убийцу падением его родной страны под кунарийскими мечами.
В какой-то момент она ощутила липкую, обездвиживающую панику. Что она здесь делает, в сердце королевского замка, дожидаясь человека, который после увиденного у Зеврана представления имел полное право послать ее ко всем архидемонам? Желание бежать нарастало и в какой-то момент охватило ее с такой силой, что Лелиана решительно двинулась к двери, чтобы просочиться в коридор и, минуя охрану под видом служанки, покинуть это место навсегда - пока не услышала то, о чем будет жалеть.
Именно так поступала Маржолен - избавлялась от всего, что могло сделать ее слабой. Кажется, Лелиана провела слишком много времени, принимая решения назло ей. А может, стоило в кои-то веки воздать должное ее урокам?

"Ты бы обязательно пошла против меня, ведь на твоем месте я бы сделала то же самое".
Лелиана вздрогнула и отдернула руку, вернувшись к растопленному и потрескивающему камину на другой стороне комнаты.
"Не сегодня, Маржолен. Не сегодня."

За спиной скрипнула дверь.
- Как прошла охота? - спокойно, как ей самой хотелось бы верить, произнесла Лелиана, помешивая кочергой угли в камине. Она обернулась к Алистеру, и ее лицо с мучительной натугой приняло выражение безмятежности, как будто она и впрямь имела полное право здесь находиться, а не боролась с желанием броситься наутек. В голосе появился предательский надлом. - Я пришла попрощаться.

+3

3

[indent]Охота с Айданом не обещала принести к королевскому столу отменной жирной дичи, коей в диких лесах не сыскать, но зато несколько часов в компании друга принесли Алистеру желаемое облегчение, позволив вздохнуть полной грудью. Он искренне смеялся, вспоминая старые приключения, понимающе молчал, всматриваясь в испещрённое шрамами лицо Хайеверского волка - ныне его генерала, и жадными обрывками, не желая обременять, изливал близкому человеку душу, в которой полнились сомнения о принятых решениях. Сожаление об упущенных возможностях. Страхи за дорогих ему людей, которых Алистер не мог удержать рядом с собой. Когда-то, ещё будучи юным, Алистер был уверен, что без Кусланда, высокой тенью, таившей угрозу для врагов, стоящего за спиной короля, он не справится - и он ошибся. Ныне король, он прожил достаточно, увидел достаточно, чтобы пожинать горькие плоды своих решений. Единственное, что его тяготело, было ему неподвластно. Король шёл в свои покои уставший, голодный, с закопченным от сажи с походного дыма лицом, но хотя бы на чуточку свободный от тяжелых дум, преследовавших его после вчерашней встречи в Создателем забытом домике. Кто-то подумал бы, что ему следовало бы поправить на широких плечах съехавший плащ, замызганный дорожной грязью, идя мимо безмолвной стражи и похожей на тень прислуги, в почтении склоняющей голову перед монархом.

- Я был уверен, что больше тебя не увижу, - "но надеялся, что ты придёшь."
Алистер застыл в дверях, не договорив и скользнув коротким взглядом по скромно одетой под слугу шпионке. Лелиана нашла его в ту ночь, в денеримским лабиринте, демон знает каким способом, и могла отыскать его где угодно - он удивился, видя ее в своих покоях такой безмятежной на первый взгляд, лишь на одно мгновенье. И все же, его признание прозвучало холоднее, чем ему хотелось бы. Отголосок колючей невнятной ревности тупым остриём резанул по нутру, заставив Алистера отвести глаза и остаться глухим к ее последним словам. Мужчина прошел широкими шагами мимо неё, к теплу каминного огня, на ходу расправляясь с крепежами тяжелых дорожных одежд, пропитанных потом и с которых слетала пыль.

- Леди Инквизитор не знает, что ты в Денериме. Уверен, что не знает и о твоих планах, - таким же бесцветным голосом сообщил Алистер, повернувшись к ней спиной - потому что смотреть было тяжело; и невольно вспоминая вчерашнее, вынужденным свидетелем которого стал, - Меня не волнует, что за игру ты ведёшь, скольких людей ты собираешься устранить, для чего ты это делаешь.
Движения, с которыми Алистер расшнуровывал плащ, становились чуть резче, чем то требовалось - дурацкая шнуровка не поддавалась грубым пальцам, и виной тому было хорошо сдерживаемое волнение. Король, в конце концов бросив это дело, длинно вздохнул, опустив голову, но так и не решившись взглянуть на Лелиану. Нет, думал он, не ему осуждать тайного канцлера за ловкое манипулирование другими людьми. Не ему винить ее в том, что он слишком забылся в ту звездную ночь на крыше. 

- Я... беспокоюсь за тебя, Лелиана, - он так и не решился повернуться к ней полностью, но голос его зазвучал уже негромко, сдавшись напору молчаливого отчаяния, - Просто скажи мне снова, что ты уверена в том, что делаешь, и что это... не причинит тебе вреда, - "потому что я больше не знаю, верить в это или нет".

Отредактировано Алистер Тейрин (2018-02-13 19:44:01)

+2

4

Вряд ли Алистер в полной мере понимал, как больно делал ей своим холодным тоном и невниманием. Будь на его месте кто другой - Лелиана заподозрила бы, что ею пытаются манипулировать, но Алистер... нет, сама мысль о том, что он может хитрить и изворачиваться, была смешна. Тогда что все это значило - его опущенный взор и отрывистые движения, словно само присутствие Лелианы заставляло его нервничать? Что заставляло его отводить глаза, как будто один ее вид был чем-то сродни болезненному нарыву, на котором стараешься не задерживать взгляд?
Неприязнь? Безразличие? Страх?

- Я не знаю, - честно сказала Лелиана. - Это может причинить вред многим людям. В том числе и мне. Пятнадцать лет назад мы смирились с тем, что кто-то из нас, возможно, не доживет до победы. Разве что-то изменилось с тех пор? Ты и сам бы пожертвовал собой, если бы верил, что это спасет мир.

Слова и действия Алистера так разительно расходились друг с другом, будто их совершали разные люди: он говорил, что волнуется за нее, но его движения говорили об обратном. Игнорировать это становилось труднее с каждой секундой.
- Я настолько тебе неприятна? - ее голос возвысился так, что зазвенел от подавленной обиды и гнева. Лелиана понимала, что сама виновата в происходящем: слишком далеко пустила в свой мир того, кто был хорошим человеком и потому просто не мог не прийти в ужас от увиденного. С тем же успехом она могла бы пытать кого-нибудь у него на глазах.
Но сдержать разъедающее отчаяние, порожденное бременем ответственности и одиночеством, она уже не могла.

+2

5

[indent]Каждое слово Лелианы, пропитанное отчаянием, било точно в цель, ранило сильнее, чем Алистер мог представить. Он сам с пугающей ясностью ужасался своей сдержанности и холодности, хотя сердце его болезненно сжималось. Он знал, что это попытка оттолкнуть ее заведомо проиграна. Но знала ли Лелиана, как будет трудно ему поднять на неё глаза, увидеть вновь её такой, какой она открылась ему совсем недавно, дав сладкую надежду, что они ещё сохранили в себе остатки веры в лучшее. Знала ли она, как сложно будет её отпускать теперь?
Алистер поднял голову, и красные угли, потрескивающие в камине за спиной Лелианы, заиграли отражением в его глазах. Он смотрел на неё долго, впитывая гневный мокрый блеск в ее взгляде. Мы смирились, сказала она, и эти слова эхом прокатились между висков, заставляя сжать в кулаке грубую ткань. Нет, он не смирился, не смирился со многими вещами до сих пор, и, кажется, в этом была его самая большая ошибка.

- Даже после смерти Дункана я не готов был принимать то, что могу потерять тех, кто мне дорог, - плащ, стащенный с плеч, наконец рухнул на свежую постель, пачкая антиванские простыни. Алистер резко развернулся к Лелиане вновь, когда её голос вздрогнул - он опешил будто бы сначала, будто бы только сейчас осознав, что ей по-настоящему больно здесь находится, а он... Он даже не удосужился облегчить ей прощание. Тихий гнев на самого себя в стиснутой груди уступил сожалению, но не надолго.
- Неприятна? Прошу, не говори так. Никогда не говори таких слов при мне, - что ему стоило произнести эти слова чуть мягче? Алистер едва качнул головой, коря себя за эмоции, которых не мог сдержать, за то, что обида снедает его так явно, когда он этого не хочет. Усталый вздох. Алистер оказывается рядом, бережно беря Лелиану за плечи и глядя в ее большие синие глаза - прямо, пряча за строгостью сожаление.

- Я не вчера родился, Лелиана. Мне известно, что по долгу службы ты играешь в опасные игры и искусна в этом как никто другой. Я просто... Я не знаю, что мне делать. Ты ведь обещала, что будешь осторожна. Ты ведь обещала, - тихо, не сдержав подступившую волну негодования, повторил Алистер, не понимая, как слова могут быть лживыми с уст той, кому он всегда верил, - Неужели это все тоже была игра?

+2


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Часть первая. Осколки могущества » За распахнутыми окнами и закрытыми дверьми [14 Дракониса, 9:45 ВД]